Глава 1. Виртуоз Струн.

  Обычный вечер в шахтерской деревне Каламанда. Рабочие смены мало-помалу подходили к концу, и улицы города начинали заполняться людьми, оживали рынки.
  По одной из улиц деревни шла красивая ионийка. Ее длинные голубые волосы были уложены в два хвоста, а ее сине-голубое платье было потрясающе изящным. Весь ее вид говорил о том, что она не из представителей местного рабочего класса… За ее спиной красовался неестественным образом держащийся древний музыкальный инструмент. Этуаль.
  — Эм… Простите… — обратился некто. Девушка оглянулась и увидела несколько смущенного молодого человека. Чтобы быть уверенной, что обращается именно к ней, озадаченно показала на себя указательным пальцем. Он:
  — Да-да. Простите, пожалуйста, если отвлекаю, — тут же начал извиняться молодой человек, — и если покажусь невежливым… — девушка улыбнулась и мягко махнула рукой, показывая, что все в порядке. — Я по поводу сегодняшнего концерта, — девушка склонила голову, как бы вопрошая: а что с ним? — Организаторы… Мы хотим знать… Вы ведь будете на нем? Совершенно точно? — она призадумалась, после чего с несколько недовольным видом указала в небо. Молодой человек:
  — Конечно же, мы все понимаем. Но если никаких призывов не будет, то Вы у нас ведь выступите? — девушка дважды уверенно кивнула. Это и был именно тот ответ, который нужен был парню. — Благодарю Вас, Госпожа. Извините, что прервал Вас, — девушка снова мягко махнула рукой, улыбнулась, слегка поклонилась в знак прощания и продолжила свой путь…
  — Вот видишь, говорил же тебе, что у нее не так сложно что-то такое спросить, — из-за угла вышел друг парня. Он тоже был одним из помощников организаторов местного концерта.
  — Молчал бы лучше. Сам спрятался, заставив отдуваться меня одного…
  — Ну а что ты хотел? Это же сама Сона. Красавица, скромница, волшебница, талантливейшая исполнительница, да еще и чемпион Лиги Легенд!…
  — …И совершенно не способная разговаривать…
  — А что поделать? Каждый из нас чем-то обделен. Правда… в чем-то я с тобой согласен. Она птица явно не нашего полета, само воплощение идеала красоты и чистоты, обладает популярностью во всем Валоране, при этом сильна настолько, что способна сражаться на Полях Правосудия. И так непонятно, что в голове у того, кто настолько превосходит обычных работяг вроде нас во всем, она же и вовсе немая, что делает барьер в общении и вовсе непроницаемым… Ладно, пойдем уже, надо организаторам передать… — он собрался было уходить, но его друг стоял как вкопанный, продолжая смотреть вслед Соне. — В чем дело? Понравилась, что ли? — попытался подшутить над ним.
  — Да просто интересно… О чем она все-таки думает?…

  Апельсинчики, яблочки, помидорчики, даже медовые плодики! Сколько же разной вкусняшки можно найти на местном рынке! А ведь многие из местных овощей и фруктов являются настоящей экзотикой в Демасии. Как же я рада, что живу сейчас здесь!
  — О! Госпожа Сона! Что Вы хотите купить сегодня? — а меня уже встречают. Так, вот это – указываю. Показываю десять пальцев. Вот это. Тоже 10. А вот это. М… лучше 5.
  Пока продавец собирал фрукты и овощи в пакеты, я достала из рукава свой мешочек с золотом (долгая история, как он там держится и почему не выпадает) и начала уже отсчитывать деньги, чтобы расплатиться, после чего убрала кошелек обратно…
  — Спасибо большое, заходите еще, — улыбнулся торговец, протягивая мне пакеты в обмен на монеты. Я улыбнулась в ответ, слегка поклонилась и отправилась дальше прогуливаться по рынку. Так, я получила свою еду, но куда теперь? Ах, надо бы еще попить чего-нибудь купить. Может соку какого… Посмотрим-с.
  А люди смотрят на меня. Некоторые улыбаются – безусловно, рады меня видеть. Некоторые шепчутся. О предмете перешептываний могу лишь догадываться, но не факт, что от восхищения…
  Я Сона. Сона Бювелль. Хотя фамилию мою мало кто знает. По большому счету это и не моя фамилия вовсе. Так зовут моего опекуна – Лестара Бювелль. Именно она взяла в свое время меня из приюта и научила пользоваться моим этуалем. Если быть точнее, она лишь открыла некую связь между мной и этим инструментом и показала, как можно извлечь из нее пользу. О природе же этой связи и о том, что такое этуаль вообще, у меня совсем нет сведений. Есть лишь ряд предположений, например, что в этом инструменте часть моей души. Это, конечно, объясняет, почему он всегда ко мне возвращается, кто бы ни пытался его себе взять, но откуда этот осколок души в нем взялся? И спросить-то не у кого… Да и возможности-то особой нету, если уж на то пошло.
  Дело в том, что я сирота, полностью лишенная дара речи. Потому у меня вообще не было детства. Я не жалуюсь, в конце концов, могло быть и хуже. Просто воспитатели в приюте знали, что в случае, если кто-то начнет меня обижать, у меня не будет возможности даже поведать об этом. Поэтому меня всегда чрезмерно опекали. И из-за этого, в свою очередь, у меня никогда не было подруг. Так и жила: еда-занятия-еда-занятия-еда-занятия-сон. Проблема немоты была еще в том, что мне никак не сказать было в вежливой форме о том, что мне не нравится. Например, я никогда не любила молоко. А его в приюте заставляли пить и много. Думаю, что в этом кроется причина, почему сейчас приходится таскать два бидона перед собой…
  В приюте заметили, что у меня отличные способности к занятию музыкой. Я вообще полна взаимоисключений: у меня отличный слух, но полностью отсутствует голос, отличная реакция, но нету способностей к физкультуре, я довольно неуклюжая на земле, но уверенно себя чувствую в воздухе… И дополнительные музыкальные занятия стали хоть какой-то отрадой, ибо наблюдать, как дети значительно младше меня покидали приют один за другим – то еще «удовольствие». Правда, я мало-помалу прославлялась как «чудесное дитя с таинственным инструментом». Когда обо мне услышала госпожа Лестара, она без вопросов удочерила меня и даже оставила приюту вознаграждение.
  Я продолжила свое обучение, но уже под ее руководством, и открыла в себе волшебные силы, неведомые ранее. Моя музыка, сыгранная на этуале, способна влиять на окружающих, давать им успокоение, даже исцелять или же, напротив, позволять идущим в бой сражаться усерднее и даже разрушать! Я считала, что моя новая сила должна служить людям настолько, насколько это вообще возможно. Потому я всегда стараюсь выступать на всех предлагаемых мне концертах. Причем предпочтение отдаю благотворительным. Но мне все это казалось малым. Я хотела вносить по-настоящему ценный вклад в развитие Валорана. Долгое время тренируясь в одиночестве, я научилась управлять эффектами этуаля на таком уровне, что оный из его зарядов способен запросто убить. Это и позволило мне сражаться в Лиге Легенд… Нет, я не жажду никого убивать. Больше скажу, я никогда этого и не делала. Ну, сами Поля Правосудия не в счет: все-таки все чемпионы там всегда оживляются, а миньоны же в буквальном смысле созданы магией.
  Лига Легенд, да…? Люди давно уже привыкли к этому названию, но если рассуждать логически, то это как-то… странно, что ли. Какая-то организация, пускай и состоящая из величайших людей Рунтерры, фактически управляет миром, хоть и предпочитает не вмешиваться в дела как государств в целом, так и конкретных людей. Именно Лига отвечает за смягчение политической нестабильности между народами. Из-за войн в свое время весь континент оказался на грани уничтожения. Даже сейчас с учреждением Института Войны, который запретил многие критичные военные противостояния, в первую очередь – конфликт Демасии и Ноксуса, постоянно где-то кто-то с кем-то воюет, где-то кто-то на кого-то нападает, где-то кто-то кого-то грабит… А на пустошах и без того неспокойно ведь: очень много агрессивных и опасных животных водится в наших лесах. Не говоря уже о бандитах и прочих желающих поживиться за чужой счет. Кроме всего этого есть еще нежить на Сумрачных Островах, представители которой также не сидят на своих местах ровно, и параллельное измерение, известное как Бездна, из которого в наш мир прорываются опасные, вечно голодные создания… Не соскучишься в Рунтерре, короче.
  Дабы урегулировать спорные моменты, Институт Войны проводит сражения на Полях Правосудия, основными участниками которых, представляющими стороны в конфликте, являются чемпионы. И я одна из них.
  Если честно, не знаю, чего добилась, вступив в Лигу Легенд. Каждый чемпион заключает с Лигой особый договор, по которому получает ряд преимуществ для себя и своего государства, но мой случай… особенный… Я просто не знала, чего сама хочу, не говоря уже о том, что нужно Демасии или Ионии. Призыватели долгое время разводили руками, но в конце концов предложили кое-что сами. Постоянная связь с ближайшими Призывателями. Видимо, они сильно желали, чтобы я присоединилась к Лиге… Просто способность эта… несколько нечестная. Я, фактически, имею постоянный контакт с Лигой Легенд. Никто даже среди высокопоставленных политиков и правителей не имеет подобной возможности. Мне пришлось пройти ряд ритуалов Призывателей, чтобы обрести эту телепатическую связь. И она не будет работать на очень больших расстояниях. Например, с Сумрачных Островов они меня уже не услышат. С другой стороны, что я там потеряла на этих островах…? Институт Войны взял с меня слово, что я буду держать предмет своего договора в тайне и что буду использовать эту свою способность только в случае необходимости. Но что это за необходимость такая? Просто до сего дня, как я думаю, мне эта связь не требовалась ни разу, и я не знаю, когда ее стоит использовать, а когда нет…
  Люди в Каламанде… не очень любят чемпионов. Дело в ряде скандалов, что здесь произошли. Нахождение ровно посередине между Демасией и Ноксусом сделало деревню вроде как «общей». Так это притом, что эти государства были не единственными тут. Недовольство от вынужденного соседства росло с каждым днем. Потом произошла пьяная драка в таверне, в ходе которой несколько человек пострадали. Гарен со стороны демасийцев и Катарина со стороны ноксиацев пытались как-то усмирить своих соотечественников, но чем дальше, тем становилось хуже. В то время произошел завал, из-за которого несколько демасийцев оказались в ловушке. Многие города-государства тогда пожелали помочь Демасии откопать их граждан. Даже Ноксус, что было, мягко говоря, странным. Я даже не уверена, что Демасия стала бы идти на подобное ради граждан Ноксуса… В ходе раскопок, которые были успешными, и все демасийцы оказались спасены, был найден мертвый ноксианец. Несчастные случаи хоть и не часто, но все-таки случались, потому особого значения этому никто не придал. Но спустя некоторое время Свейн объявил, что это было убийство и даже нашел виноватого, по его словам, демасийца… В общем, мало-помалу напряжение продолжало расти, а люди Каламанды уже вовсю покидали свои дома. И у них было на то основание: вскоре после объявления Свейна произошло боевое столкновение между Демасией и Ноксусом. Впервые за долгое время после учреждения Института Войны. Лига тогда вмешалась и пресекла битву, но селение окончательно перестало быть пригодным для жилья. Деревню решено было восстановить, а до тех пор один из ее регионов – Кристальный Каньон – сделали Полем Правосудия, который, кстати, был закрыт лишь относительно недавно… Сейчас Лига позволяет каждой фракции держать лишь крайне ограниченное количество своих людей здесь, дабы не допустить повторения истории. Но хоть жизнь в Каламанде и налажена, память о тех инцидентах для местных слишком свежая, потому многие здесь совсем не рады чемпионам. Даже мне. Думаю, это и есть настоящая причина перешептываний…
  Размышляя сейчас об произошедших здесь инцидентах, полагаю, что все было сфабриковано Ноксусом… И полагаю так не потому, что я принципиально на стороне Демасии, нет. Просто все к тому и идет: помощь Ноксуса, после которой был найден их же мертвый гражданин, виноватый демасиец, которого нашел и привел Свейн (подчеркиваю слова «нашел» и «привел»), и который, кстати, потом оказался убит… Ноксусу ничего не стоит убить одного из своих людей ради подобного. Да и последующее убийство демасийца им не сложно было бы организовать: все-таки у них есть очень опытные ассасины, такие как Талон, например. Словом, слишком уж много косвенных доказательств того, что они приложили к этому свою руку. Хотя я стараюсь не делать поспешных умозаключений…
  А тем временем я за своими рассуждениями уже успела закупить себе продуктов на ближайшее время. Пора бы уже направляться в сторону своего дома…
  — Внимание! — раздался голос с неба. — Приготовиться к сражению следующим чемпионам: Кейл, Ирелия, Ренгар, Ривен, Сона, Катарина, Треш, Эзреаль, Седжуани и Джинкс. Поле Правосудия – Ущелье Призывателей. Время на подготовку – пять минут.
  Так и живем. Каждый раз. Внезапно. Голос с неба объявляет о матче, от которого мы отказаться не можем. Пять минут на подготовку. Ни минутой больше. Правда, по слухам, исключения случались, хоть и редко крайне. Но слухи слухами, а тут факт… Мысли обо всем этом заставили меня вздохнуть: никакой личной жизни ведь…
  Сейчас у меня образовалась проблема, ведь я не желаю терять купленные с таким трудом продукты. Резко вытянув свой этуаль из-за спины (благо, что, чтобы его вытянуть, нужно лишь занести правую руку за поясницу и потянуть – он оказывается аккурат передо мной), начинаю тут же наигрывать мотивы Песни Скорости, насколько это одна рука позволяет: вторая занята пакетом с продуктами. Воздух около меня тут же начал вздыматься, а я сама чувствовать легкость, которая становилась все сильнее и… я начинала парить. Мне, честно говоря, всегда нравилось это ощущение. Конечно, я умею парить лишь на небольшом расстоянии от земли и не могу свободно летать, как Синдра или Жанна, но даже этого мне всегда было более чем достаточно, чтобы чувствовать себя уверенно, сражаясь на Полях Правосудия.
  Сейчас нужно как можно быстрее стремиться к дому. Помнится, окно я оставила открытым. Очень неразумно поступила, ведь это простой одноэтажный домик (хоть и технически оборудованный), в который запросто может забраться вор. Но сейчас я своему решению очень рада. Да и воровать у меня из дома нечего: кошелек и этуаль всегда при мне. И даже их потерять не страшно – Лига может снабдить меня средствами к существованию до тех пор, пока не получу гонорар за очередной концерт, а этуаль рано или поздно сам вернется. А те вещи, что в доме, в большинстве своем представляют ценность лишь для меня. Правда, вот за белье свое я все же немного опасаюсь…
  Объявления с неба – история отдельная. Во-первых, объявления о призыве звучат лишь в тех регионах, где находятся призываемые чемпионы. То есть далеко не весь Валоран в курсе о матче. Но, тем не менее, в том регионе, где находится хотя бы один из нас, звучит на всю округу. До меня доходили слухи, что у кого-то из ассасинов призыв случился во время выслеживания заказанного лица, и у этого наемного убийцы случилась истерика. Только при всем моем воображении у меня не получается представить себе истерящую Эвелинн или Талона…
  Это, кстати, уже во-вторых. Сам факт объявления подобным образом может… помешать, скажем так. А что если… кто-то занят чем-то… непотребным? И случится призыв в такое время… От одних только мыслей об этом я начинаю чувствовать, что краснею…
  Иными словами, нам всегда нужно быть наготове. Все чемпионы осторожны в отношении алкоголя и всегда сражаются трезвыми. Хотя нет, не все… но почти все. Призывы случаются даже ночью, потому мы обеспечиваем себе условия, чтобы максимально быстро подготавливаться к матчам сразу же, как проснулись. Но первое время многие люди продолжают ходить сонными и часто бьют себя по щекам. Вообще, у каждого свои проблемы в том, что касается ночных призывов. Например, был забавный случай, когда Люкс после объявления, не успев проснуться, выразила свою готовность, пробормотав соответствующие слова во сне, и была перенесена в ночной сорочке в обнимку с подушкой… Она до сих пор краснеет, когда кто-нибудь напоминают ей об этом. Мне вот во время ночных призывов, как правило, приходится сражаться босой – чулки и обувь просто не успеваю надевать, а волосы собираю в свои обычные два хвоста в промежуточном зале. А еще считаются нормой несколько матчей подряд, потому каждый чемпион еще минут 10 после того, как был отозван, ждет следующего призыва…
  Я продолжала нестись с большой скоростью, ловко облетая зевак и прохожих, стараясь максимально часто наигрывать Песнь Скорости. Одной рукой… Мой дом уже виден. Облететь слева… Окно! Я, предварительно резко замахнувшись, швыряю пакет с продуктами в окно, лелея надежду, что после приземления ничего из содержимого не приобретет… некушабельное состояние. «Сона! Готова!» – мысленно заявляю я о своей готовности Призывателям. Сразу же после этого столб света с неба поглотил меня, и уже через несколько секунд я стояла в зале Института Войны. «Ты почти опоздала, Сона», – послышался укор от Призывателя. Ну и чего теперь? Нужно было продукты посреди улицы оставить? Меня не слышно, кстати? Не? «Постараюсь быть осторожнее в следующий раз», – дала я понять о своем сожалении Призывателю. Я оглянулась.
  Слабоосвещенный зал с двумя большими порталами, в который нас призывают в первую очередь, мы называем промежуточным. Здесь чемпионы дожидаются друг друга. И после того, как все в сборе, а в этот раз все ждали именно меня, нам объявляют составы команд, после чего мы перемещаемся на само Поле. Иногда бывает, что мы какое-то время ждем, пока Призыватели подготовятся, но подобное случается редко.
  — Объявляются составы команд, — в зале послышался голос Призывателя-судьи. — Синяя: Кейл, Ривен, Сона, Эзреаль и Седжуани. Красная: Ирелия, Ренгар, Катарина, Треш и Джинкс. Пройдите к своим порталам.
  Один портал телепортирует к базе синей команды, другой – к базе красной команды. Все просто. А порталы еще и находятся в противоположных частях комнаты и помечены выразительно, так что перепутать сложно. Даже спьяну.
  — Йоу, — поздоровался со мной Эзреаль. — Рад, что сегодня мы вместе, — я улыбнулась: я тоже этому рада. Эзреаль (для многих Эз), в Лиге известный под прозвищем Вольный Исследователь – мой хороший друг. Он вступил в Лигу несколько раньше меня, потому стал кем-то вроде наставника в свое время и помог освоиться. Мы с ним часто оказываемся в одной команде и на одной линии, так как хорошо друг друга дополняем. Эзреаль – молодой привлекательный искатель приключений со смазливой мордашкой, потому пользующийся популярностью у девушек. А по слухам, не только у них. Толки о конкретно его… нетрадиционности тоже ходят. Маловероятно, конечно, что он один из них, хотя это многое объяснило бы. Например, почему он никогда не пытался пригласить меня на свидание, ведь я вполне вроде привлекательная… А что если…? О, УЖАС! А что если парням нужны общительные девушки?! Я же замуж никогда не выйду!
  — Сона? Ты в порядке? — забеспокоился Эзреаль. — У тебя вид бледный…
  Я кивнула. Я в по-о-олном по-о-орядке. Я останусь одна до конца своих дней. В остальном все-е-е хо-ро-шо.
  Мы уже стояли на своем портале, еще момент, и каждый из нас был перенаправлен на портал призыва в Ущелье Призывателей, где нас уже ждал старый йордл-торговец.
  Так, надо взять себя в руки! Конечно, печально, если не смогу найти себе спутника жизни – я едва не заплакала на этой мысли – но сейчас матч превыше всего. «Сона, ты поддержка, — послышалась команда Призывателя. — Закупки стандартные». Стандартные? Значит Клинок похитителя магии и бисквитики? Здорово! Они ведь о-о-очень вкусные! Хоть вкусняшками скрашу свое одиночество…
  Каждое Поле Правосудия окружено магическим барьером. Здесь магия подчиняется несколько иным законам. А еще барьер изолирует происходящее здесь от внешнего мира. И причина не в том, что матчи нуждаются в защите… Скорее наоборот. Все-таки в битвах участвуют сильнейшие люди Валорана. И не только Валорана. И не только люди, кстати. Потому мне порою кажется, что даже Рунические войны могут блекнуть по сравнению с тем, что происходит тут. Мы же – чемпионы то бишь – при призыве, и, соответственно, проходе через барьер, теряем часть своих способностей, а также получаем небольшую сумму денег для трат внутри барьера. Свои силы мы восстанавливаем непосредственно в бою, так сказать, снова изучаем изученное, а на деньги покупаем артефакты, усиливающие наши способности. При определенных обстоятельствах чемпион на Поле может стать даже сильнее, чем он есть вне барьера! Но это уже зависит от того, насколько грамотно распорядится Призыватель – все-таки мы обязаны подчиняться им во всем. Ну а свои собственные деньги пытаться здесь применять бесполезно: здешние монеты как-то хитро помечены так, что местные торговцы легко их различают…
  В Ущелье Призывателей действует строгая система позиций. Каждая команда имеет свой нексус – ключевое строение, создающее подмастерьев Призывателей – миньонов, которые сражаются вместе с нами на линиях. То есть та команда, которая первая уничтожит нексус – выигрывает. В Ущелье базы команд связаны тремя дорогами, на которых расположены оборонительные башни. В общем говоря, чтобы пройти к нексусу, нужно уничтожить все сооружения как минимум на одной из линий. И позиции разбиты по этим трем линиям. Северную – Призыватели называют ее топ – обычно занимают разного рода бойцы – в нашем случае это Ривен и Ирелия. Среднюю – мид – маги и ассасины. У нас это Кейл, с вражеской стороны это Катарина. Южную – бот – стрелки. Но стрелки идут не одни, а вместе с чемпионами поддержки. И я именно чемпион поддержки. Так что мы с Эзреалем будем сражаться против Джинкс и Треша. Как-то так…
  Помимо позиций на линиях есть еще лес, откуда будут совершать дерзкие набеги лесники. Чемпионы-лесники, я имею в виду. В лесу нету миньонов, зато обитают разные существа, на которых также можно восстановить свои способности. Это пятая и последняя позиция в матчах в Ущелье Призывателей. С нашей стороны эту позицию занимает Седжуани, со стороны оппонентов – Ренгар… и что-то мне не по себе, если честно…
  «Сона, вместе с Эзреалем помоги Седжуани, после чего вместе отправляйтесь на свою линию», — послышалась очередная команда от Призывателя. «В идеальном темпе», — откликнулась я. Чтобы лесникам было проще начинать, чемпионы ближайшей к их старту линии помогают в их первом сражении. Ну, так принято… Правда, Седжуани обычно начинает с восточной части леса, а не южной, но… Так надо, наверное…
  Все эти негласные правила сформировались далеко не сразу, а спустя месяцы и даже годы. Конечно, некоторые Призыватели периодически идут против этих устоев, но вроде как у них там какая-то особая система наказания для тех, кто намерено сливает матчи… которую они грозят друг другу применять с поводом и без. Нет, это все слухи, конечно, но…
  Вообще говоря, нам не до конца известно, кто вообще такие эти Призыватели. Они появились словно из неоткуда и создали Институт Войны. Они всегда скрывают тела мантиями, а лица – капюшонами. И, по слухам, они призывают нас, даже находясь вне здания Института Войны. Причем, ряды Призывателей постоянно пополняются, а некоторые из тех, кто у них уже давно, наоборот, пропадают. Но откуда эти новые Призыватели берутся? И куда уходят старые? Я постоянно об этом голову ломаю…
  На этот счет ходит очень много слухов. Вплоть до самых абсурдных. Например, что большинство Призывателей на самом деле живет вне Валорана и даже вне Рунтерры! Иными словами, в другом мире. И что для многих из них все эти матчи – не более чем игра. Нет, сражения на Полях Правосудия, конечно, стали своего рода кровавым спортом, и многие матчи действительно транслируются при помощи магии и технологии по крупным городам-государствам, но… все-таки здесь также решаются важные политические вопросы. И относится к этому как к развлечению… странно, что ли. Но, тем не менее, такие слухи гуляют среди чемпионов. Что характерно, многие считают их бредом. Действительно, звучит как абсурд, но… лично я думаю, что это звучит даже слишком абсурдно, а потому вполне может оказаться правдой! Ведь если взглянуть с другой стороны… Кто распространяет эти слухи? Зачем? Для чего? Скомпрометировать Призывателей? Подобным бредом? Повестись на подобное может лишь одна только Энни, да и то, в силу возраста. Иными словами, вполне может статься, что какая-то часть из этого – правда. Хотя говорят еще, что у этих «Призывателей вне Рунтерры» также есть высокотехнические и при этом крайне компактные устройства, в чем-то превосходящие нынешние хекстековые наработки, с помощью которых они и управляют матчами, но это уже точно чушь. Ну как вообще может существовать что-то превосходящее хекстековые устройства? Да даже что-то, что идет хотя бы вровень с нынешними хекстек-технологиями, вообразить трудно…
  А мы тем временем уже помогли Седжуани, и даже уже были на своей линии. Как правило, мы приходим к тому моменту, как первые миньоны начинают сражаться, но всякое бывает. Судя по всему, Треш и Джинкс пришли раньше, следовательно, Регнар начал с северной стороны… но это не моя головная боль, а Призывателей. Узнать, кстати, что происходит на других позициях, кроме как через Призывателей, мы тоже не можем. Словом, они являются кем-то вроде наших хранителей… «или мы вроде их пешек. Кому как больше нравится.»
  «Ты думаешь слишком громко, Сона», — дал понять Призыватель. Как неловко-то вышло… «Прошу прощения», — выразила я свое сожаление. Усиленно думая о чем-либо, так легко выйти на телепатическую связь с Призывателями. Что случается особенно часто на Полях Правосудия или когда Призыватель в непосредственной близости от меня. Это, конечно, здорово, что хоть кто-то меня слышать может, но у меня часто возникает ощущение, что мои мысли почитывают втихаря… «Забудь, — не стал обращать внимания Призыватель на мою оплошность. — Сейчас, главное, сосредоточься на своей роли». Да, точно. Моя задача поддерживать Эзреаля и использовать мотив Гимна Доблести для того, чтобы изматывать противников. По крайней мере, это то, что я обычно делаю. Но здесь ситуация… не вдохновляющая. Треш может поймать меня своей цепью, а Джинкс удержать достаточно долго на месте за счет своих гранат – Огненных Кусак. Вся надежда в этом случае на напарника или на Призывателя, но вероятнее всего, что если меня поймают в цепь, то я умру…
  И вот шло сражение. Эзреаль и Джинкс убивали миньонов, не забывая при этом периодически стрелять друг в друга и в нас с Трешом, Треш же искал позицию, чтобы поймать меня своей цепью, пару раз даже уже пробовал, но мне удавалось уклониться, а я сама исполняю Гимн Доблести, стараясь нанести как можно больше вреда оппонентам… В общем, обычные перестрелки на южной линии. «Сона, следующий мощный аккорд… прибереги». Приберечь мощный аккорд? Ну, Призывателю, верно, виднее, зачем… «Как только представится возможность, Крещендо, Гимн и Стаккато в Джинкс», — добавил Призыватель. Так вот что он задумал. Ну попробуем…
  И я начала выжидать момент для атаки. Сейчас многое зависело от меня и моего Призывателя… «Сейчас!» — донеслось от него. Дважды повторять не требовалось, ибо я готова была действовать даже без команды. «Симфония правосудия!» КРЕЩЕНДО! ГИМН! СТАККАТО! Все три заряда успешно поразили Джинкс, следующие несколько выстрелов сделал уже Эзреаль и без труда ее одолел. А ведь все произошло настолько быстро, что она наверняка даже не успела ничего осознать. Треш же успел вернуть себе способность мыслить логично и попытался уйти, но мы продолжили бить его всем, что у нас есть до тех пор, пока не убили и его.
  — Отличная работа, Сона, — похвалил меня Эзреаль, я ему показала большой палец в ответ. — Возвращаемся.
  Мы спрятались в ближайших зарослях и начали готовиться к возвращению на портал призыва, но я почувствовала, что за мной кто-то следит.
  — СОНА! — раздался крик ужаса Эзреаля. И это было последнее, что я помню…

  Осознала себя уже на портале призыва. Ощущение, как если бы не дали спать больше суток, но после того, как все-таки удалось выкроить время на сон, подняли бы, не дав поспать и пары часов. Оно, конечно, сравнительно быстро проходит, и способность мыслить логически мало-помалу возвращается, но все равно не шибко приятно. В худших случаях приходится мириться с этим с десяток раз за матч и даже более того… По крайней мере, лучше уж так, чем помнить все моменты непосредственно перед смертью…
  Да, я умерла. И, судя по всему, меня убил Ренгар. Даже боюсь представить, что он сделал с моим телом. Б-р-р-р… Ну, в том смысле, что он запросто оторвать голову. Такое уж у него хобби… Ну а Эзреаль, полагаю, смог сбежать.
  Выслушав распоряжения Призывателя на тему того, что мне нужно купить, я сделала закупку, после чего снова отправилась к своему напарнику. Так бои обычно и проходят: то мы убиваем, то нас…

  Матч не был особо долгим. Каждый раз, когда Катарина получала приказ об атаке, она действительно могла делать убийство за убийством… Но в большинстве случаев мешала именно эта девчонка. Сона. Катарина ее очень сильно ненавидела. И проблема даже не в том, что она была сильнее. Как раз таки нет, она не была сильнее. Она просто мешала. Ускоряла, замедляла, ослабляла, усиливала. И всегда останавливала атаку Катарины, направленную непосредственно на убийство. Ибо все знают, стоит Гибельному Клинку начать убивать, и ее уже не остановить…
  Бой шел не в пользу команды Катарины. Благодаря Соне Эзреаль быстро начал набирать преимущество в опыте и золоте, а все попытки убить его оканчивались ничем. В лучшем случае удавалась убить Сону, но и то не всегда. Командные сражения тоже не в их пользу. Да и не могли быть в их пользу: уж больно их команда несбалансированная. Видимо, Призыватели красной команды не сильно опытны в командных боях и привыкли искать легкие пути для себя самих, потому и призвали разного рода ассасинов. Во всяком случае, к такому выводу пришла Катарина и назвать их иначе как слабаками просто не могла.
  Единственная, у кого были шансы начать убивать, это Джинкс. Но члены синей команды тоже это понимали. Потому Джинкс для них всегда была главной целью, а один лишь Треш защитить ее был не в состоянии, в то время как на защиту Эзреаля и Кейл при необходимости слетались все: и Сона, и Седжуани, а иногда и Ривен. Иными словами, с приходом командных боев Катарине просто не предоставлялось возможности напасть…
  В итоге они проиграли. Катарина была зла. Очень сильно. И она даже не совсем понимала, на кого именно… Девушка смотрела на взорвавшийся нексус, коря себя незнамо за что. Единственное, что она понимала совершенно точно, это то, что осознание собственного бессилия ей не нравилось. Катарина цыкнула.
  Девушка обратила внимание, что на нее смотрит Сона. «Чего уставилась?» — подумала Катарина. Вероятно, этот немой вопрос отразился на ее лице, потому что Сона слегка преобразилась в лице, словно размышляла, как ответить, а потом беззаботно улыбнулась. У Катарины аж дар речи пропал. Некоторое время она собиралась с силами, потом отчетливо произнесла:
  — Ты. Раздражаешь, — девушка сказала это не сильно громко, но попыталась вложить в эти слова как можно больше своей злобы. Она отвернулась от Соны и обратилась уже к Призывателю:
  — Катарина. Возвращение, — после чего была отозвана…

  Я еще какое-то время озадачено смотрела в то место, где недавно стояла Катарина. У нее было явно неважное расположение духа… Раздражаю? Но я не сделала ничего особенного за матч. Где-то помогала, где-то лечила, где-то использовала неплохие Крещендо… но ничего очень уж особенного у меня за сражение не получалось. Больше скажу, не в восторге от себя за этот матч. Меня и убивали чаще обычного… Но ладно, думаю, пора возвращаться. Я помахала Эзреалю на прощание, на что он тоже помахал в ответ:
  — А? Да, увидимся, — улыбнулся он. «Сона. Возвращение», — дала я понять о своем намерении Призывателям, и в этот же момент была отозвана.
  И вот я стою рядом со своим домом в Каламанде. Окно открыто, и я уже отсюда вижу, но не все из продуктов… так скажем, сохранились. Сие наблюдение вынудило меня вздохнуть: а ведь такие вкусняшки удалось на рынке в этот раз достать…
  Госпожа Лестара была не очень в восторге от моей идеи вступления в Лигу Легенд. Все-таки это большая ответственность, не говоря уже о том, что я обрекаю себя на постоянные сражения. И я была готова к этому. Но ничего сильно не менялось: хотя мы и сражаемся, решая политические трения, нам не сообщают, какую именно из сторон мы представляем в конфликте… Думаю, что не знают этого и Призыватели. Нам лишь дают понять, что чем лучше мы сражаемся, тем сильнее наше влияние в Лиге. Но лично я даже и не знаю, как это влияние использовать, потому решилась на еще один шаг: путешествия. Я хочу выступать по всему Валорану, даже по всей Рунтерре. Именно поэтому и переехала в Каламанду: очень уж удобное расположение у этой деревни – прямо в центре материка. Этому госпожа Лестара была рада даже еще меньше: меня все детство чрезмерно опекали, из-за чего я выросла… не очень самостоятельной. Например, я не умею готовить. Но я серьезно настроена. Ибо иначе не могу. Я всю свою молодость только и делала, что училась, ела и спала. Но сейчас я хочу приносить действительно ощутимую пользу миру… Правда, пока что наблюдаю примерно такую же картину, что и в детстве. Та же цикличность, хоть и занятия другие. Теперь я сражаюсь, ем, сплю и провожу концер…
  ТВОЮ Ж МЕЛОДИЮ! У меня же на сегодняшний вечер концерт запланирован! Я снова начала нестись на Песни Скорости, но на этот раз в другой район Каламанды. Что ж, буду надеяться, что продукты не успеют за время концерта привлечь местных крыс и насекомых…

  Глава написана на основе патча 6.21.

  Биография чемпиона: Сона.
  Полное имя: Сона Бювелль.
  Прозвище: Виртуоз Струн.
  Возраст: физически – взрослая, психологически – подросток.
  Комплекция: у Соны очень хорошая фигура. Даже слишком.
  Мотивация вступления в Лигу: хочет быть частью чего-то большего, но не знает, чего именно.

«Ее мелодии тревожат душу, ее молчание терзает сердце.»
(с) Джерико Свейн

  Сона – умная, честная, порядочная ионийка, лишенная родителей и дара речи, посему не имевшая нормального детства. Из-за опеки со стороны воспитателей, позже – опекуна, не до конца сформировалась как личность, и остается очень инфантильной, но некоторые находят эту ее черту даже привлекательной. Довольно неуклюжа. Сона самоотверженна, она не станет стоять в стороне, пока другие сражаются, да и вообще никогда не будет стоять в стороне, если будет осознавать, что в состоянии хоть чем-то помочь. А помочь Сона в состоянии почти всегда, ибо музыка этуаля в ее исполнении способна в буквальном смысле на чудеса…

  На Полях Правосудия Сона известна своей агрессией во время стадии на линиях. Она не дает противнику буквально подойти к миньонам, благодаря постоянным атакам вне радиуса его атак. Но в этом же ее слабость: она хороша в изматывании оппонентов, но сама уязвима для прямой атаки или контратаки, чем часто противники и пользуются. Во время командных боев роль Соны несколько меняется: она выступает как поддержка с очень большим количеством разного рода положительных эффектов для своих союзников, за что многими любима не только на ранней, но и на поздней стадии матча.

  Глава 2. Гибельный Клинок.

  К оглавлению

  Сеттинг

Вы можете оставить комментарий.


Оставить комментарий