Глава 2. Гибельный Клинок.

  …Сражение было тяжелым. Демасийцы атаковали на рассвете, их действия были четкими и слаженными, а стратегия – продуманной. Они получили огромное преимущество, благодаря внезапной атаке, и хотя потери среди ноксианцев были огромны, неожиданное нападение все же удалось остановить, и противник отступил. Вслед за демасийскими солдатами побежала мечница Дю Кото. Красноволосая наемница вмешалась в бой не сразу: после начала боя девушку видели упавшей на колени с совершенно отсутствующим выражением лица и повторяющей одни и те же слова… «Моя вина»… Многие очевидцы произошедшего тогда не могут взять в толк, в чем была ее вина. Позже она взяла себя в руки, ринулась в стан демасийских войск и, как они считают, именно она – Катарина – смогла переломить исход сражения.
  И она бежала и бежала за ними. Каждый, кто пытался ее остановить, тут же падал бездыханным. Ибо в этом особая способность Катарины – она может убивать сильных противников одного за другим, не теряя сосредоточенности и не останавливаясь. Демасийские воины – самые тренированные воины в Рунтерре. И вдохновение после каждого убийства сильного противника позволяет ей атаковать снова и с большей свирепостью. Замахивается один из демасийцев на нее, но она, благодаря технике шунпо, была уже у него за спиной. Взмах – солдат упал, после чего Катарина кидает один из своих клинков в следующего. Еще момент, она уже за его спиной. Удар – мертв. Снова: бросок, шунпо, взмах – очередной демасиец упал бездыханным. Те солдаты, что были поблизости от нее, решили напасать одновременно, но Катарина начала крутиться на месте, метая в каждого из них нож за ножом. Один умер на месте, двух других она убила так же, как прежде: переместившись вплотную.
  Ноксианская наемница продолжала прорываться сквозь ряды демасийцев. И вот уже показался их военный лагерь. Лагерь, в котором она и совершила свою роковую ошибку. Она не выполнила свое задание. Она не убила того мелкого офицеришку. Вместо этого она убила генерала войск. Но именно этот мелкий офицеришка теперь стоит во главе армии. Именно он уверенно ведет свою армию к победе. А значит, что потери войск Ноксуса на совести Катарины… И сейчас она намерена исправить свою ошибку. Но теперь ей не помогут ни засады, ни укрытия. Теперь ей придется драться в открытую, хочет она этого или нет…
  — Остановите ее! — доносилось до Катарины. — Остановите ее! Не дайте ей добраться до командующего! — но, не смотря на все попытки, Катарина продолжала прорываться с огромной скоростью. Она убивала, и убивала, и убивала, не жалея ни сил, ни оружия. Ибо знала: пути назад нет. Если она попытается отступить, то вероятно ее убьют так же, как привыкла убивать сама – в спину.
  — Быстро! Собирайте сюда ВСЕХ! Убейте ее! Убейте ее! — этот приказ прозвучал уже от того самого офицера. Цели Катарины. Еще немного. Еще немного, и она исправит свою чудовищную ошибку. Но именно в этот самый момент Катарина допустила новую. Осознание того, что цель близко, ослабило ее чувство расчетливости. Один из солдат в ее серии убийств выжил, что и отвлекло ее. Она попыталась добить его, но он всеми силами стал уползать прочь, насколько раны позволяли это делать. Демасийские солдаты воспользовались замешательством мечницы и контратаковали. Она отражала атаки, как только могла, но Катарина не была столь же хороша в защите, сколь в атаке. Очередной взмах оружия демасийца… и адская боль на левой стороне лица. «Глаз?! Что с глазом?!… Вроде… видит…» — странно, что у нее вообще нашлось время на мысли. Следующий удар должен был стать смертельным для Катарины, но она все же нашла в себе силы сконцентрироваться, кинула свой клинок в недобитового уползающего солдата, тем самым убив его наконец, и переместилась за спину атакующего демасийца, в результате чего рассекшего лишь воздух.
  — …Танец… клинков… — произнесла Катарина, после чего начала запускать во всех оставшихся окружающих ее солдат остатки своего оружия…
  Слышался шум. Очевидно, что в ближайшее время в это самое место стянутся солдаты со всей округи. Но сейчас поблизости никого. Среди множества тел стояли лишь двое. Измученная мечница, чья левая половина лица была залита кровью, и офицер, что ныне командует демасийской армией.
  — Да что ты вообще такое…? — лишь смог вымолвить он. Но у Катарины не было ни сил, ни желания отвечать. Она молча медленно двинулась к нему. Тот в свою очередь начал пятиться назад, но запнулся и мог лишь отползать. Девушка выдернула меч одного из демасийских солдат из земли, не переставая при этом направляться к офицеру. Мгновение, и она уже стоит над ним замахиваясь.
  — …Кровь… за Ноксус… — вымолвила она, после чего воткнула оружие ему в грудь, целясь в сердце… В конце концов она выполнила свое задание… и поспешила сбежать из лагеря. Она знала, что ее будут искать. Но у нее больше не было сил сражаться. Ей нужен был отдых. Она укрылась в ближайшей пещере, где упала на землю от бессилия. Катарина понимала, что ее могут запросто найти. Но ей было уже все равно. Она закрыла глаза и уснула…

  Проснулась Катарина у себя дома. И она этому не удивилась. Она уже давно привыкла, что сон о событиях того дня снится ей каждый раз, как только предоставляется время на полноценный отдых. А полноценный отдых для нее возможен только дома. Во всех остальных случаях спит Катарина настолько чутко, что снов не видит. Это у нее профессиональное: ассасин не может себе позволить расслабиться. Все-таки покушения на жизнь – обычное дело в Рунтерре. В том числе и на жизни наемных убийц. Даже не так. Особенно на жизни наемных убийц. Подобный род деятельности предполагает наличие большого количества врагов. Потому даже когда спит в своей комнате Катарина всегда держит кинжал под подушкой.
  Девушка встала, немного размяла мышцы после сна, после чего взяла со стола чехол из-под оружия и прикрепила его к ноге, вытащила кинжал из-под подушки, вложила его в чехол и пошла умываться. Катарина всегда носила с собой не менее одного колюще-режущего оружия. Более того, она замечательно обращается с любым типом одноручных клинков, будь то ножи, кинжалы, мечи или более экзотические вариации. Иначе бы ее прозвище – Гибельный Клинок – было бы всего лишь звуком. В бой же помимо огромного количества метательных ножей Катарина обычно берет по 6-8 клинков и управляется со всеми ними практически одновременно…
  Катарина не совсем такая, как другие убийцы. Нет, она также как и многие наемники работает на заказ, хоть и крайне избирательна в этом плане. Дело в том, что она не привыкла останавливаться на достигнутом. Иными словами, ее умения не ограничиваются убийством одной цели и последующим отступлением. Она всегда старается убить всех, кто окажется в радиусе ее взора. Отсутствие привычки отступать и стало ее слабостью: стоит ошибиться в расчете, и Катарина становится легкой целью для контратаки. Потому опытные Призыватели призывают ее нечасто, что очень злило девушку… И она сама понимала, что проблема-то не в Призывателях. Просто Катарина не способна предоставить того, что им необходимо. Может, стоит как-то изменить стиль сражения? Может, стоит научиться чему-то новому? Или перестроить свои умения под требования Призывателей? У нее были зацепки на этот счет, но адекватных решений нет.
  Катарина умылась и посмотрела в зеркало. В нем отразилась девушка с красными волосами и изумрудного цвета глазами. Катарина, бесспорно, была красавицей. Единственное, что портит ее лицо, это шрам, проходящий через левый глаз. Этот самый шрам и стал ей вечным напоминанием о событиях того сражения… Столько ноксианцев полегло. А из-за чего? Из-за глупости одной неразумной дуры. Так рассуждала Катарина. Ведь она ослушалась приказа. Ее целью был офицер низкого чина. Но вместо него она убила генерала. И этот офицер едва было не уничтожил Ноксус. Теперь-то ясно, что задание может и было простым, но это не означает, что оно было маловажным. Напротив, оно было очень важным. А доверили эту работу Катарине не потому, что сомневались в ее умениях, а, наоборот, потому что верили в ее успех. Но она подвела. И не потому, что ей не хватило умений, а из-за гордыни. От этого осознания было еще обиднее. Когда Катарина смотрела на свой шрам, у нее возникали двойственные чувства: с одной стороны, она рада, что ее глаз не пострадал, с другой же – считает, что была недостаточно наказана за свою провинность…
  — Доброе утро, Госпожа, — поздоровалась служанка.
  — Доброе, — ответила Катарина. Семья Дю Кото, членом которой она являлась, очень богата, потому естественно, что у них есть слуги.
  — Завтрак скоро будет готов. Изволите ли поесть в зале или Вам принести в комнату?
  — Кто еще дома? — Катарина была не единственной, кто постоянно путешествует. Фактически, все оставшиеся члены семьи Дю Кото гораздо чаще бывают где угодно, только не дома. Но есть кое-кто, с кем Катарина пересекаться не хотела, потому и спросила.
  — Только Господин Талон.
  — Талон здесь? Тогда в зале. Он ведь присоединится?
  — Присоединюсь, — послышался мужской голос с лестницы на верхний этаж. Катарина оглянулась: к ним спускался Талон. У него были длинные распущенные волосы, а сам он был в одних только штанах.
  — Ты бы хоть что-нибудь накинул на себя… — упрекнула Катарина.
  — Я хочу хотя бы здесь делать то, что вздумается. А то обычно приходится ходить в куче одежек, в каждой из которых спрятан не один десяток клинков, — вот в этом Катарина прекрасно его понимала. — Пойдем уже за стол. Хоть впервые за неделю поем нормально…
  Они прошли в обеденный зал. За столом сели друг напротив друга. Центральное место – главы семейства – не занято. Дело в том, что глава семьи Дю Кото – отец Катарины – пропал. И никто не знает, куда он делся. Талон все свое свободное время посвящает поискам, но пока нет даже зацепок. И хотя формально нынешней главой семьи является Катарина, как старшая дочь, она никогда не позволит себе занять это место. По крайней мере, до тех пор, пока есть хотя бы крохотный шанс, что ее отец жив.
  Служанка принесла еду, и Катарина и Талон приступили к трапезе. На самом деле кровно они не связаны. Дом Дю Кото всегда славился мастерами в обращении с клинками. Но так вышло, что один из этих мастеров вырос не в семье, а на улице. Талон сам себя воспитал, сам научился выживать, сам обучился этим искусствам. Многие гильдии пожелали заполучить его себе и посылали головорезов-посланников, что предлагали ему присоединиться или умереть. Но их каждый раз находили мертвыми. Со временем слава о Талоне достигла Генерала Дю Кото, который смог его найти, смог сразиться с ним и одолеть. Его предложение было таким же: присоединиться или умереть. В Ноксусе почитаема сила во всех ее проявлениях, и Талон не мог не уважать того, кто смог одолеть его в схватке. Он согласился, но с условием, что будет служить лишь ему и никому более. Так и началась служба Талона у Дю Кото. Когда же Генерал пропал, он хотел покинуть дом, но Катарина смогла разубедить его в этом. С тех самых пор Талон ищет любые зацепки об исчезновении Генерала Дю Кото…
  Катарина очень любит Талона. Хоть они и не связаны кровью, она всерьез считает его братом. Она всегда ценила его способности владеть оружием, его преданность отцу и Ноксусу. Впрочем, с некоторыми его привычками Катарина не свыклась до сих пор, что периодически становится даже поводом для ссор, но это лишь дополняет их сходство с настоящими братом и сестрой. Особое уважение у Катарины Талон вызывает тем, что сейчас, когда ее отец пропал и особых причин у него оставаться нет, он продолжает служить дому Дю Кото, продолжает поддерживать их честь и постоянно занимается поисками главы. Что более важно, он никогда не позволяет себе ставить чувства перед долгом. Это осознание вынудило Катарину вздохнуть, ибо она-то провинилась…
  — Что случилось? — спросил Талон.
  — А? — не поняла она.
  — Ты посмотрела на меня и вздохнула.
  — А? — теперь до нее начало доходить. Судя по всему, этот жест Талон воспринял на свой счет. Катарина:
  — Извини. Просто… я скучаю по отцу… — выкрутилась она. Довольно подло было с ее стороны переводить тему на настолько безрадостную, но она не могла поведать об истинной причине своих вздохов. Талон промолчал. Весь его вид говорил: «я тоже». Но он не скажет этого вслух.
  — Пока ничего, — перевел Талон разговор на более рабочие аспекты этого вопроса.
  — Если я чем могу помочь, только скажи…
  — Хорошо… — ответил он. На самом деле Талон редко разделяет свой груз с другими. Он всегда старается все делать сам. И не потому, что не доверяет. Он просто не хочет обременять Катарину, ведь ей и так приходится нелегко в последнее время. И она это понимала.
  — Есть кое-что… — продолжил Талон, — что нужно сделать. Тебе не надо в Институт Войны? Меня вчера вечером попросили письмо им передать. Cроку дали лишь три дня, потому не хотелось бы медлить с этим…
  Катарине было лень тащиться через полконтинента. Но Талон редко о чем-либо просил, потому она не могла ему отказать:
  — Хорошо. Мне все равно надо в Каламанду, узнать как там дела у наших. Просто сделаю это чуть раньше намеченного. Это крюк, конечно, но послезавтра утром буду уже в Институте.
  — Ты меня очень выручишь, — улыбнулся Талон. — Хорошо, если за последнюю неделю у меня наберется хотя бы часов десять сна. Потому хотелось бы сегодня отдохнуть.
  Катарина прекрасно его понимала. Обязанности перед семьей, перед государством, наемная работа и постоянные призывы – все это очень сильно выматывает, потому даже самым стойким чемпионам время от времени нужен отдых. Она быстро доела и, встав из-за стола, сказала:
  — Пойду тогда собираться, — и пошла в свою комнату. Там Катарина сменила домашнюю одежду на боевую форму, после чего отправилась в потайную оружейную…
  Дело в том, что в подвале Дю Кото очень много оружия, так как члены семьи склонны… терять свои клинки. Фактически, оружия здесь хватит на небольшую армию, потому-то арсенал и скрыт. Лишь члены семьи, Талон, так как он доказал свою преданность, и только один из слуг, что отвечает за поставки нового оружия, знают об этой комнате. Больше никто.
  «Обычная курьерская доставка… Не думаю, что мне потребуется много оружия… Хотя… чем Бездна не шутит», — подумала Катарина и начала набирать клинки. На то, чтобы переодеться, у нее едва ли уходит минута – сказывается военная подготовка – но на набор оружия может уходить до пяти и даже более того. Благо, что на Полях Правосудия у торговцев можно бесплатно набрать оружия по типу своего. А то пяти минут Катарине просто не хватало бы на сборы… В этот раз она решила взять 6 клинков – три за спину, три за пояс – и, как обычно, большое количество метательных ножей, крепления для которых у нее были буквально везде на ее одежде. После вышла из оружейной.
  В холле ее уже ждал Талон с письмом:
  — Слушай, я тут вспомнил, что сегодня утром должны отправить какой-то срочный груз в Каламанду. Повезут аж на скоростной машине заунитов. Если поторопишься, то вероятно успеешь навязаться перевозчику, — просветил он, протягивая письмо. Катарина приняла его и убрала к себе в один из внутренних карманов, после чего поблагодарила его:
  — Спасибо. Так хоть до деревни доберусь быстро.
  — Тебе спасибо за возможность отдохнуть, — улыбнулся он. — Хотя думаю, что сейчас наверняка начнутся призывы один за другим.
  — Как обычно и бывает, — улыбнулась Катарина. — Я пошла, — попрощалась она.
  — Удачного пути, — попрощался Талон, и Катарина вышла из дома. Она знала, как ей выйти на упомянутого Талоном перевозчика. Такие вещи вообще не были для кого-либо секретом. Но на то, чтобы найти его все равно нужно какое-то время походить по городу. И пока она шла по улицам, ее начали одолевать безрадостные мысли.
  Сейчас Ноксус фактически стоит на пороге гражданской войны. В город, в котором ценится лишь сила и умение достигать своей цели любым способом, всегда тянулся всякий сброд: головорезы, убийцы, прочие негодяи, которым по душе убивать и наживаться за чужой счет. Раньше это не было проблемой: военная служба обязательна для всех мужчин, и в первый же бой их отправляли в качестве пушечного мяса. Переживали, как правило, немногие, но после этого смотреть на свое положение начинали иначе. Одаренные опытом сражений и новым мировоззрением они становились весьма ценными для ноксианской армии. Такой своего рода естественный отбор. Сейчас же, когда большая часть открытых военных противостояний под запретом, Ноксусу просто не с кем особо воевать и, как результат, упомянутый сброд продолжает копиться. Катарина не была в курсе, что по этому поводу думает Верховное Ноксианское Командование, но ей такое положение не нравилось. И не только ей. Всему дому Дю Кото и их сторонникам. Фактически это первая сторона в противостоянии. Те, кто считают, что править и сражаться должна лишь элита. Аристократия, в чьих руках сосредоточенны деньги, власть и влияние, и элитные воины, способные сражаться с лучшими демасийскими солдатами если не в легкую, то по крайней мере на равных. Катарине неприятно было признавать, но среднестатистический демасиец в бою в прямом смысле стоит десятка ноксианцев. Иными словами, пусть армия Демасии и не многочисленна, но она все равно потрясающе сильна. И Катарина это знала как никто иной. Потому лишь опытные бойцы и ассасины, умелые в получении преимущества любым путем, как она считала, будут действительно эффективны в боях совершенно любого рода. Забавно, но сторонники Дю Кото поддерживается кое-кем даже за пределами Ноксуса. Пускай методы ими применяемые местами и подлые, но нацелены лишь на ослабление военной мощи противника и сводят потери среди мирного населения противостоящих государств к минимуму. А такой результат, безусловно, многими приветствуется.
  Второй стороной в противостоянии является само действующее Верховное Ноксианское Командование. Сейчас у руля Свейн и Дариус. И хотя Катарина многими поддерживается, она все равно не в курсе, что делают и планируют делать эти двое. Но результаты, что она ощущает, ей не нравятся. Вообще говоря, Свейн Катарине не нравился никогда. И у нее есть на то причины. Потому она ищет любую возможность, чтобы скомпрометировать его, и за его счет увеличить собственное влияние. Против Дариуса Катарина не имеет ничего, но проблема в том, что Дариус имеет много чего против Катарины. Даже не так. Дариус ненавидит всех аристократов Ноксуса. Он считает, что упор должен быть на грубую силу, что править везде и всюду должна лишь армия, а не семьи, у которых много денег. Тем более что благосостояние дома Дю Кото, например, нажито наемными убийствами. Даже Катарина убивала ноксианцев и брала заказы у демасийцев. А то, что она, да и многие другие из сторонников Дю Кото, никогда не сделает того, что, как она посчитает, будет хуже для Ноксуса, Дариус не совсем понимает. Те ноксиацы, которых она убила, были предателями, шпионами или просто недостойными этого города. Ну а заказы у демасийцев Катарина берет только на демасийцев…
  Вообще, наемные убийства запрещены в Рунтерре Лигой Легенд. Эвелинн, Талон, Катарина и некоторые другие убийцы получили это эксклюзивное право благодаря договору и сейчас являются одними из тех, кто работает на заказ. Конечно, Лига обязывает их соблюдать ряд крайне строгих правил. Например, запрещено брать заказы, которые потенциально могут изменить баланс между городами-государствами. То есть заказы у ноксианцев на демасийцев, у заунитов на граждан Пилтовера и так далее. Второе, если убийца попадется, то он будет отвечать по действующему законодательству города-государства. А в некоторых за подобное преступление полагается смертная казнь. Лига заранее дала понять, что вмешиваться при подобном стечении обстоятельств не станет. Конечно, тут еще очень много деталей и нюансов, многие из которых базируются на том, что происходит в мире, и на других договорах с чемпионами. Например, убийства во Фрельйорде запрещены чуть ли не полностью, так как многие оттуда пожелали, чтобы Лига не вмешивалась в их дела, покуда идет война обитающих там племен…
  Третьей же стороной в противостоянии является сам сброд. Большинство граждан Ноксуса, кому просто хочется убивать, грабить и обманывать. Они не имеют влияния и не способны мыслить, но проблема в том, что их много. Потому если вдруг появится кто-то очень умелый в манипулировании толпами, они могут стать серьезной проблемой для всех. Естественно, что лидера у них нет, но есть своего рода идол. Дрейвен. Слава и умения Блистательного Палача просто не могут не привлечь внимание большинства ноксианцев. Для Катарины же Дрейвен не больше чем нарцисс-психопат. По слухам, для Дариуса тоже, а ведь он его родной брат.
  Помимо тех фракций, что есть в городе, есть кое-кто кто и вне его. Ривен. Катарина одна из немногих, кто знала о том, кто она такая на самом деле. Но предмет договора Ривен не позволял никому об этом рассказывать. Известная под прозвищем Изгнанница, девушка являлась одним из ноксианских офицеров, принявших участие во вторжении в Ионию. Ривен была очень уважаема в среде ноксианцев, ибо она была умелым воином и разделяла убеждения города о том, что прав тот, кто сильнее. Но то вторжение больше напоминало истребление, нежели сражение. Последней каплей стало то, что когда ее собственный отряд попал в засаду и запросил подкрепление, был обстрелян из биохимических орудий. Ривен удалось спастись, но всех остальных – и ноксианцев, и ионийцев – постигла страшная участь. С тех пор она странствует в поисках того, что поможет ей распространить и укрепить собственные понятия силы. Она уже уверенно набирает знания и влияние, и недалек тот день, когда Изгнанница поднимет в Ноксусе мятеж. И не факт, что они с Катариной окажутся по одну сторону баррикад…
  Гибельный Клинок нашла перевозчика и договорилась с ним о цене, после чего залезла повозку в ожидании, когда тот отправится. А отправиться он должен в течение нескольких минут…

  Катарина прибыла в Каламанду на следующее утро. Она бы, наверное, умерла со скуки в дороге, но повезло: в пути ее несколько раз призвали. Катарина кинула мешочек с золотом перевозчику – ей всегда было лень отсчитывать мелочь – после чего отправилась в лагерь ноксианцев. Она отлично помнила, где он находится, потому нашла быстро. Когда подошла, сразу же натолкнулась на управляющего, который аж опешил от неожиданного визита:
  — Госпожа Дю Кото? Здравия желаю! — он отдал честь. — Вы раньше, чем мы ожидали…
  — Можно без формальностей, я ж не военнослужащая, в конце концов, — Катарина скрестила руки на груди. — Как тут дела идут?
  Управляющий явно не был рад докладывать о ситуации:
  — Не злитесь только, но добыча идет… небыстро. У нас в распоряжении выделили богатейшие залежи. И до нас дошли слухи, что у нас всех. То есть и мы, и демасийцы, и другие – все получили по своей ветке в шахте. Потому вряд ли мы пересечемся… Но только на то, чтобы добыть то видимое с нашим количеством людей, уйдет год, а то и не один. Вот если бы у нас было больше людей…
  — Нет, — сразу отказала Катарина. — Лига строго-настрого запретила любое увеличение числа людей со стороны каждой из сторон. И учитывая, что здесь произошло, могу их понять. Полагаю, что и Командование не станет рисковать. Во всяком случае, поддержку с моей стороны в противном случае не получит. У вас отчет за период готов?
  — Не злитесь только, — снова пытается смягчить безрадостные вести управляющий. — Вы прибыли рано, мы не успели подготовить подробный отчет…
  — Пришлось из-за обстоятельств. Но промежуточные-то у вас есть? Могу я взглянуть?
  — Да, конечно, идемте со мной, — и он направился в одну из палаток. А Катарина за ним. Внутри сидела женщина в очках. Она тут занимается отчетами и прочим бумагомаранием. Завидев Катарину, едва ли не перепугалась:
  — Госпожа Дю Кото? Вы раньше, чем мы ожидали…
  — Меня что, каждый, что ли, теперь будет встречать этой фразой?
  — Извините… — смутилась та.
  — Неважно. Я могу взглянуть на отчеты?
  — Но мы не успели подготовить…
  — Промежуточные, пожалуйста, — перебила Катарина.
  — А… — окончательно растерялась, — да, конечно, сейчас, — начала копаться в своих бумагах. — минуту…
  И Катарина стала терпеливо ждать. Спустя какое-то время женщина собрала-таки нужные листы и преподнесла их девушке. Катарина тут же начала их изучать. Действительно, общий уровень добычи оставлял желать лучшего, но…
  — Справляетесь, в принципе, — изрекла она свой вердикт. Управляющий и женщина удивились. Управляющий:
  — Но нам говорили, что поступления слишком скудные…
  — Это так, — Катарина все продолжала рассматривать лист за листом. — Но с вашим количеством людей вполне неплохо. Так что просто продолжайте в том же духе. Никто не ждет от вас чуда.
  Катарина закончила рассматривать отчеты, передала их женщине. Заметно было, что и она, и управляющий перестали напрягаться. Их что Командование совсем запугало? Тут управляющий вспомнил важную вещь:
  — А что делать с отчетом? — спросил он.
  — М… — озадачилась Катарина. — Не знаю даже. Мне нужно сейчас в Институт Войны. И было бы здорово сюда потом не возвращаться. Давайте так, вы подготовите отчет, но если я решу оттуда отправиться сразу в Ноксус, то поведаю о том, что здесь происходит, в устной форме. Ответственность беру на себя.
  — Командование будет недовольно…
  — Да плевать я хотела на то, будут они довольны или нет. Сомневаюсь, что хотя бы один из них вообще был тут, видел то, что здесь творится. Вам, кстати, ничего в Институте Войны не надо? Может, передать чего?
  Катарина оглядела управляющего и женщину, озадаченных резким переводом темы. Те переглянулись, после чего управляющий ответил:
  — Нет вроде, ничего такого.
  — Хорошо. Тогда, если нет ничего, что еще мне нужно знать, пойду.
  — Как пожелаете. Я провожу…
  — Не стоит, сама справлюсь. Полагаю, что у вас тут и без меня работы хватает, — и Катарина вышла из палатки. Теперь ей надо было в Институт Войны. И добираться ей придется своим ходом: маловероятно, что она легко и быстро найдет хорошего перевозчика в малознакомой деревне, гораздо целесообразнее добраться своими силами. Катарина вздохнула: путь-то не близкий.
  Чтобы выйти на дорогу к Институту, нужно пройти через деревню. Наемница не сильно была этому рада, все-таки многие в Каламанде недолюбливают чемпионов из крупных городов-государств. Но делать нечего. Иначе большой крюк, а удлинять себе дорогу еще больше почем зря Катарина не хотела. Так что она пошла в деревню, лелея надежду, что никто не затаил обиду настолько большую, чтобы попытаться напасть. Покушений на свою жизнь как таковых Катарина не опасалась, ведь она имеет полное право на убийство нападающего. Это называется самооборона. Вот только дело все равно вырастит в скандал, а их-то по возможности и стоит избегать…
  Но Катарина встретила кое-кого, кого также видеть не желала. Перед ней стояла девушка в сине-голубом платье с пакетом продуктов в руке и огромным музыкальным инструментом за спиной. Сона. Она улыбнулась. Катарину всегда раздражала эта ее беззаботность:
  — Чего тебе?
  В ответ Сона слегка склонила голову в недоумении. Катарина расценила этот жест как что-то вроде: «Почему я не могу просто тебе улыбнуться?».
  — Да как ты вообще можешь быть постоянно такой приветливой? Забыла, что было позавчера?
  Сона какое-то время думала, потом своим видом дала понять о том, что вспомнила-таки, и махнула рукой, мол, ничего страшного. Катарина не выдержала:
  — Ты еще и забыла?! — Сона в ответ виновато поклонилась. — А извиняешься ты за что?! — Катарина уткнулась лицом в ладонь. После того, как немного остыла, обратилась к Соне:
  — Неважно. Не таишь на меня обиду, тем лучше. А теперь забудь, что видела меня, — и Катарина прошла мимо нее, но Сона догнала ее и пошла рядом с ней.
  — Чего привязалась? — в ответ Сона просто улыбнулась, слегка склонив голову. — Слушай, — Катарина остановилась. — Ты даже не знаешь, куда я иду. И будешь тащиться за мной? Да еще и с этим? — указала на пакет у Соны в руках. Она показала ладонь, как бы говоря «Подожди», после чего вытянула из-за спины свой этуаль, начала наигрывать Песнь Скорости, на которой быстро улетела и буквально через минуту вернулась. Она мягко приземлилась и убрала этуаль через левое плечо за спину. Катарина:
  — Ты смоталась только для того, чтобы свою еду донести? — Сона кивнула. — Ты ее что, в окно, что ли, закинула? — Сона как-то странно отреагировала, словно ее поймали на чем-то запретном. — Серьезно, что ли…? — Сона отвела взгляд. Катарина снова уперлась лицом в ладонь: да что не так с этой музыканткой? Да и сама тоже хороша: пока Сона летала, Катарина могла абсолютно свободно скрыться от нее.
  — Так, — начала наемница. — У меня есть дела. И делать я эти свои дела буду в одиночку. Нечего увязываться со мной. Так что всего хорошего, — она резко повернулась и хотела было уйти. Сона попыталась ее догнать, но запуталась в подоле собственного платья, запнулась и, падая, схватила Катарину за плечо. У той сработал рефлекс: она начала резко разворачиваться с намерением убить схватившего ее, но к ней вовремя вернулось сознание, и удар она не нанесла. Правда, инерция от резкого поворота никуда не делась, а тут еще и Сона, что в прямом смысле повисла на ней. В результате они упали.
  Лицо Катарины оказалось совсем близко к лицу Соны, так как последняя лежала не на земле, а на своем этуале, что был у нее за спиной, а Катарина на четвереньках над ней. Несколько секунд они были в таком положении, после чего послышались голоса:
  — Что произошло?
  — Смотрите! Катарина напала на Сону!
  — Нет, это… — начала подниматься Катарина. Она понимала, что оправдания будут звучать глупо. Да и вообще, с какой стати она оправдываться должна…?
  — Зовите стражников! — не унимались окружающие.
  — Доложите Призывателям!
  Катарина ловко поднялась, резким четким движением подняла за руку и Сону:
  — Уходим, — сказала ей Катарина, после чего поспешила ретироваться, не разжимая ее руки.
  Они отбежали на значительное расстояние от места происшествия. Катарина:
  — Никогда! Никогда не подходи ко мне со спины! Я могла убить тебя! — Сона в ответ лишь виновато кланялась раз за разом. — Хотя вот убить тебя как раз бы и не помешало… Да как вообще кто-то вроде тебя может быть чемпионом Лиги!?… Слушай, — Катарина решила все раскрыть свою цель – может, хотя бы после этого она отвяжется? — Мне надо в Институт Войны, просто доставить письмо. Ничего особенного. И как ты, вероятно, знаешь, это неблизко. А добираться придется своим ходом. Так что, может, оставишь меня в покое, наконец?
  Сона немного склонила голову, после чего вытянула этуаль из-за спины и изобразила ускоряющуюся игру. Иными словами, при помощи своих умений она хочет помочь добраться быстрее. Катарина уже не знала, как отделаться от нее.
  — …Делай, что хочешь… — сдалась она. Сона начала лучезарно улыбаться и даже немного пританцовывать. Катарина не могла взять в толк, что ее так обрадовало. Она молча пошла в сторону выхода из деревни. А Сона за ней.
  Покидая территорию Каламанды, Катарина ускорила шаг. Еще немного и перешла на бег. Она услышала музыку – Сона не отставала. «Поскорее бы до деревьев добраться…» — подумала Катарина, так как отталкиваясь от них она могла резко ускорить передвижение. Впрочем, она и без того бежала быстро, ибо была постоянно ускорена Песнью Скорости Соны. «Может, позволить ей пойти вместе и не такая уж плохая идея… И доберусь быстрее, и не так скучно в дороге. Лишь бы только кого-либо из нас не призвали в пути…»

  Обошлось. В пути призывов не было, и благодаря этому, а также помощи Соны, Катарина очень быстро добралась до Института Войны. К ночи. Но не на следующий день, во всяком случае, как она рассчитывала. Девушки поднялись по лестнице. У входа в здание их встретил один из Призывателей.
  — Здравствуйте, Госпожа Катарина, Госпожа Сона. Чем обязаны в столь поздний час?
  — Меня попросили письмо вам передать, — Катарина протянула письмо Призывателю. Он вскрыл его и начал читать. Спустя какое-то время:
  — Выражаю огромную благодарность, что вы сочли должным лично его доставить, — поклонился Призыватель. — Но оно не столь важное. Можно было отправить курьера…
  — Меня не осведомили о содержании письма. Просто попросили его передать, — ответила Катарина.
  — Но кто…?
  — Талон. И полагаю, что он тоже был не в курсе, так как также собирался принести его лично.
  — Вот как… — призадумался Призыватель. У Катарины были догадки, почему так вышло. Если письмо из верхов, то все встает на свои места. В этом случае получается так: Командование считает, что чем меньше дом Дю Кото знает, тем лучше. Потому таит даже мелочи. Ну а вскрыть письмо ни Катарине, ни Талону профессиональная этика не позволяла – они очень серьезно относились ко всем заказам, даже к курьерским. Девушка закусила кончик большого пальца от злобы – насколько же сильно им не доверяют?
  — Госпожа Катарина, — прервал ход ее мыслей Призыватель, — если позволите, мы хотели бы воспользоваться… вашими услугами.
  — Вы в смысле Лига Легенд?
  — Да. Если позволите, давайте лучше пройдем в помещение. И сразу уж я вызову того, кто расскажет вам больше, нежели я.
  Сона озадачено указала на себя. Призыватель:
  — Конечно, и вы тоже, Госпожа Сона. Не здесь же вы будете ждать посреди ночи…
  И они прошли в здание Института Войны. Призыватель провел их по коридорам, после чего открыл одну из дверей и пригласил войти:
  — Сюда, пожалуйста. Присаживайтесь и подождите немного.
  Девушки прошли. Это было что-то вроде зала переговоров. Продолговатый стол и по несколько стульев с каждой стороны от него. Напротив входа была еще одна дверь. Катарина села на центральный стул со своей стороны. Сона, предварительно сняв этуаль и облокотив его об другой стул, рядом с ней. Через пару минут из противоположной двери вышли двое Призывателей. Для Катарины они все были одинаковыми, так как все в мантиях и в капюшонах. Она едва-едва могла различать их по голосам. Ну и по полу, но Призыватели-девушки встречаются нечасто. Один из них:
  — Здравствуйте, Госпожа Катарина, Госпожа Сона. Мы рады, что вы почтили нас своим присутствием. Верно, вы устали с дороги. Не хотите чего-нибудь? Чаю с печеньем, скажем?
  Сона тут же начала кивать, но Катарина закрыла ее рукой:
  — Сразу к делу, пожалуйста. Призыватель у входа сказал, что у вас есть какая-то работа для меня.
  Наемница заметила краем глаза, что Сона надулась. Один из Призывателей – тот, что заговорил – сел на стул напротив Катарины:
  — Совершенно верно. Видите ли, в чем дело… — он сделал то, что Призыватели себе позволяют редко: снял капюшон – и под ним было совершенно обычное лицо с совершенно обычной прической… «Если они все настолько непримечательны, то им и капюшоны-то не нужны», — подумала Катарина. — Есть одна личность, что настроена к нам… не очень положительно. Первое время мы закрывали на это глаза, но в последнее время его действия становятся все более… раскрепощенными.
  От внимания Катарины не укрылось то, что Призыватель часто делает паузу ради того, чтобы подобрать слово. Видимо, эта так называемая личность им уже порядком надоела.
  — То есть от меня требуется убрать эту личность, — высказала предположение Катарина.
  — Совершенно верно. Заинтересованы?
  Она задумалась. Лига Легенд иногда просит кого-либо чемпионов оказать им услугу. Как правило, просьбы связаны с профессиональной деятельностью конкретного чемпиона. То есть Сону, например, могут попросить провести какой-то концерт. Катарина же наемница, потому и заказ подобный. О том, почему могущественные Призыватели просят чемпиона вместо того, чтобы сделать все самим, она не волновалась. У Лиги свои какие-то суждения на этот счет. Вроде как стараются избегать любых личных вмешательств без причин. К тому же многие люди способны почувствовать ауру Призывателей за версту. Катарина в том числе. Потому-то деликатную работу, вроде выслеживания с последующим убийством, они поручают тому, кто привык этим заниматься… Нет, ее волновало другое. Действительно, убить того, кто мешает – самое простое и логичное решение, такой бы вариант пришел бы в голову Катарине первым. Но…
  — Разве нет других вариантов, кроме как убить его, — спросила она. Призыватель удивился:
  — Меньше всего ожидал услышать подобное от вас…
  — Я что, настолько предсказуема?!… Просто что вы, что Демасия, никогда не рассматриваете самые логичные решения, прикрываясь своими понятиями «гуманности», — Катарина скрестила руки.
  — Прошу меня извинить, — чуть поклонился Призыватель. — Не хотел вас обидеть. Тут вы правы, мы действительно пытались решить эту проблему без лишней крови, но все безрезультатно. Так что мы просто не видим иного выхода… Позвольте еще раз осведомиться: вы заинтересованы?
  Катарине было лень. Ей хотелось как можно скорее вернуться в Ноксус и поскандалить с Верховным Командованием. Но она просто не могла упустить такую возможность: Лига очень хорошо вознаграждает за услуги. И дело даже не в деньгах. На Лигу Легенд гораздо ощутимее влияют те чемпионы, кто часто им помогают…
  — Я согласна. Кого и где мне надо убить?
  Второй Призыватель, что стоял все это время, протянул конверт тому, что сидел напротив Катарины, тот в свою очередь протянул его последней:
  — Вот здесь все подробности. Мы все уже подготовили на случай, если бы нам подвернулся кто-либо из ассасинов. Очень удачно, что вы зашли.
  Катарина приняла конверт:
  — Тогда позвольте откланяться, — сказала она и встала из-за стола.
  — Вы уходите? Сразу?
  — Не вижу смысла тянуть войдлинга за то самое.
  После этих слов Катарины Сона резко вскочила и перекрыла ей дорогу. Причем все еще с надутым выражением лица.
  — Какая же ты доставучая… — прошипела Катарина на нее.
  — Сказать по правде, мы бы тоже предпочли, чтобы вы с Соной отдохнули в Институте. А отправитесь вместе утром.
  «С Соной»? «Вместе»? Пардон?»
  — Простите, кажется, я ослышалась. Вы хотели сказать, что я отправлюсь. Я права?
  Призыватели переглянулись. В этот раз заговорил тот, что еще был в капюшоне:
  — Учитывая обстоятельства, мы полагаем, что помощь Госпожи Соны вам бы пришлась кстати, Госпожа Катарина. И мы предполагали, что вы сейчас путешествуете вместе…
  — Нет! Она просто навязалась мне в Каламанде! Вынуждена признать, что благодаря ей я действительно добралась сюда быстро, но для такой деликатной работы как убийство даже с учетом своего уровня разговорчивости она все равно остается слишком громкой из-за своей арфы-обрубка.
  Сона аж покраснела. И даже не совсем понятно было отчего: то ли от обиды, то ли от злобы. Она кинулась на Катарину с намерением стукнуть, но та просто держала ее на вытянутой руке за лоб, и Сона не могла ее достать. Да и куда ей этой неуклюжей, тем более что Катарина была немного выше. Призыватель продолжил:
  — Тем не менее мы вынуждены настоять на том, чтобы вы все же взяли Госпожу Сону с собой. Если вы сможете разобраться с ситуацией тихо, то тем лучше, но если же произойдет… открытое противостояние, то мы полагаем, что вам может потребоваться поддержка. В конце концов, вы отлично понимаете, на что способна Виртуоз Струн в бою.
  — Даже лучше, чем хотелось бы, — нехотя признала Катарина, все еще держа махающую руками Сону на расстоянии.
  — Дело в том, что в определенном плане своих способностей цель сравнима с чемпионами. Мы, конечно же, не сомневаемся в ваших, но и рисковать вами ни в коем случае не хотим. Ну и если мы обяжем Сону слушаться вас во всем, то, полагаю, у вас не будет причин ей отказать, правильно ведь?
  Сона обратила внимание на слова Призывателя и прекратила-таки свои безрезультатные попытки хоть как-то ударить Катарину. Он:
  — Госпожа Сона, обязуетесь ли вы слушаться Катарину во всем на протяжении этого задания.
  Сона уверенно кивнула в ответ.
  — Видите…? — начал Призыватель.
  — Аргх, ладно! — не выдержала Катарина. — Так и быть возьму ее с собой. Но ответственность за нее нести не собираюсь! Пускай сама себя в случае чего защищает.
  Призыватели посмотрели на Сону. Она снова уверенно кивнула.
  — Да будет так, — согласился снявший капюшон Призыватель. — А теперь, раз этот вопрос решен, то не изволите ли вы пройти в комнаты…
  — Я бы все-таки сейчас отправилась, — перебила Катарина.
  — Вы ведь даже не посмотрели на детали заказа и даже не знаете куда нужно идти… Давайте все же вы отдохнете и поедите тут, а утром отправитесь?
  Катарине хотелось как можно скорее приступить к заказу. Но с другой стороны последний раз нормально ела она дома, вчера утром… Да и поспать лишним не будет, если уж на то пошло. И раз возможность представилась, то лучше отдохнуть в уютной комнате Института Войны и нормально позавтракать, чем обойтись грязной койкой в дешевой таверне с соответствующей едой.
  — Так и быть, — вздохнула Катарина. — Только времени много тратить не будем на это. 4 часа, поняла? — обратилась к Соне. — 4 часа тебе даю на то, чтобы выспаться. Не встанешь — уйду без тебя.
  Сона менее уверенно, нежели раньше, но кивнула.
  — Вот и отлично…
  — У нас есть еще одна просьба к вам, Госпожа Катарина, Госпожа Сона.
  — Ну что еще?… — Катарина начала уставать уже от новых обстоятельств.
  — Не хотите ли принять участие в сражении в Воющей Бездне утром перед тем, как отправится? Это заодно снизит ваши шансы призыва во время… исполнения заказа.
  Катарина задумалась. Действительно, будет некстати, если призыв случится во время выслеживания… Воющая Бездна – Поле Правосудия, на котором Призыватели не выбирают себе чемпионов как обычно. Чемпионы там выбираются жеребьевкой. Или иногда чемпионы сами изъявляют желание сражаться, то их предлагают в качестве кандидатур в Воющую Бездну. Само же поле представляет собой мост, на котором все 10 чемпионов – по 5 с каждой стороны – сходятся в постоянной схватке. Грубо говоря, то же Ущелье Призывателей, только с одной единственной линией. И случайным набором чемпионов.
  Катарина посмотрела на Сону. Та пожала плечами, после чего кивнула. У наемницы было схожее мнение:
  — В принципе мы не против. Только проследите, чтобы нас отправили в разные команды. В противном случае сражение рискует быть коротким и неинтересным.
  У Катарины было основание для такого заявления. Что она, что Сона довольно сильны на этом Поле. Потому если они обе попадут в одну команду, да еще и под управление опытных Призывателей, то, скорее всего, легко одержат победу. И Катарина даже не разомнется. Призыватель в капюшоне:
  — Мы не можем ничего обещать, но учтем вашу рекомендацию. Если у вас больше нет никаких замечаний, то давайте я покажу вам ваши комнаты.
  У девушек замечаний не было, потому они просто отправились за Призывателем.

  — И как это произошло? — Катарина действительно не верила в то, что происходит. Они с Соной сидели за небольшим столом и… пили чай с пирожными с тем, кого Катарина должна убить. Ее целью был монах из ионийского монастыря Седзин, которого, правда, выдворили оттуда за спесивость. После этого он пропал на некоторое время, а внимание к себе привлек уже будучи на континенте Валоран, когда распространял неугодные Лиги Легенд слухи… По большому счету, он просто настраивал людей против них. На любые просьбы и требования прекратить не реагировал никак. Потому-то Лига и наняла Катарину, но…
  — Что же ты чай-то не пьешь? — улыбнулся монах-отступник. — Остынет же. Вон, гляди, как твоя подруга уплетает.
  «Уплетает – не то слово», — подумала Катарина. Сона ела сразу два пирожных, держа их в обеих руках и откусывая то от одного, то от другого.
  — Да как ты можешь быть такой беззаботной…? — Катарина аккуратно взяла чашку с чаем, какое-то время смотрела на содержимое, потом аккуратно понюхала…
  — Не беспокойся – не отравлено. Если бы хотел вас убить, давно бы это сделал. Причем без всяких трюков, — улыбка отступника стала шире. Он был лишь в одних штанах. Прямо как Талон вчера позаутром, но, в отличие от последнего, он сильно раздражал Катарину. Правда, судя по всему, действительно не отравлено: девушка неплохо разбиралась в ядах и умела их распознавать. Не в последнюю очередь благодаря своей младшей сестре Кассиопее.
  — Посмотрю, как ты скажешь нечто подобное, когда тебе куда-нибудь клинок воткну, — Катарина отпила немного из чашки. А ведь неплохой чай внезапно.
  — Твоя подруга такая нахалка, — обратился отступник к Соне, и та в ответ начала кивать.
  — А ты не поддакивай! — прикрикнула Катарина на Сону. — Вашу ж… Какого вообще войдлинга происходит?!
  Отступник захихикал. Сона бы, вероятно, тоже, если бы не была немой. Нет, никаких пробелов в памяти у Катарины нет, она отлично все помнила. Но поверить все равно не могла. Не считая двух неудачных призывов: первый был ночью, когда призвали Катарину, из-за чего ей не удалось отдохнуть как следует, второй днем, когда они направлялись в деревню, в окрестностях которой находятся сейчас, когда призвали Сону, из-за чего Катарине пришлось ее ждать – все шло как надо. Они быстро нашли населенный пункт, Катарина без труда узнала, где обосновался данный индивидуум: в доме на самой окраине деревни. Вот то, что произошло дальше, у нее в голове и не укладывается. Наемница приказала Соне наблюдать за домом, в случае чего начинать играть – так Катарина узнала бы о подставе. Она быстро и незаметно добралась до жилища, начала проверять, есть ли кто там, аккуратно смотря в окна, но в этот момент услышала игру своей напарницы. Катарина было подумала, что Сона что-то попутала, но на всякий случай выхватила оружие и начала оглядываться. В этот самый момент она услышала хихиканье монаха сверху. Он все это время сидел на крыше и посмеивался над попытками наемницы узнать, есть ли кто дома. Вот это-то и шокирует Катарину больше всего: как она не почувствовала его присутствия? Тем более настолько явного… И вместо того, чтобы сразиться, отступник просто предложил попить чаю и поговорить. Катарина, естественно, и думать не могла ни о каких чаях, но Соне это предложение пришлось по душе – она подлетела, мягко опустилась на землю, как обычно, когда перестает играть, и начала кивать, заинтересованная предложением. После этого он пригласил их к себе во двор, где стоял небольшой стол, принес чайник, кружки и пирожные… которые Сона и уплетает сейчас за обе щеки. Она ела очень быстро, из-за чего на ее щеке оказалось немного крема.
  — Манеры бы хоть соблюдала… — прокомментировала Катарина, аккуратно сняла рукой крем с ее щеки, понюхала на всякий случай, после чего попробовала. Сона как-то странно на это отреагировала: покраснела, наклонилась в сторону от Катарины и время от времени на нее поглядывала.
  — Ну так вот, — начал отступник. — Как вы, наверно, знаете, я решительно настроен против этой организации под названием «Лига Легенд». И именно об этом я хочу с вами поговорить…
  — И как ты, наверно, знаешь, — перебила Катарина, — Лига наняла нас, чтобы убить тебя.
  — Безусловно, я догадывался, что рано или поздно они кого-нибудь пошлют за мной. Но, если честно, я даже и подумать не мог, что это будет сама госпожа Гибельный Клинок. Да еще и вместе с госпожой Виртуозом Струн. Мне это очень льстит. Хотя, если бы они послали кого-то слабее, я бы просто не задумываясь его убил, — снова эта раздражающая Катарину ухмылка.
  — И чего ты от нас хочешь?
  — Да ничего особенного. Просто хочу уничтожить Лигу Легенд.
  Катарина и уже отошедшая от действия последней Сона переглянулись. Наемница была бы в шоке, если бы ей не довелось в свое время насмотреться на безумцев совершенно разных типов. А Сона просто продолжила уплетать пирожные.
  — Скажи, тебя в монастыре по голове, случаем, не били? — Катарина сделала глоток чая.
  — Неужели великая Гибельный Клинок струсила? — снова захихикал отшельник.
  — Ты бы со своими детскими провокациями пошел бы в школу к малышам. Ты там отлично впишешься со своим уровнем интеллекта, — сделала еще глоток. — Лига Легенд – организация, которая поддерживается большей частью Рунтерры, даже некоторыми в Ноксусе. В их рядах самые могущественные маги, если бы им захотелось, они могли бы уничтожить этот мир. Но они, наоборот, пытаются его сохранить любой ценой. Кроме того, в их распоряжении богатство и множество артефактов, а в их тюрьмах агрессивные и опасные создания. Отсюда возникает несколько вопросов. Во-первых, зачем уничтожать организацию, что пытается сохранить эту землю? В мировом господстве Ноксуса нет смысла, если господствовать будет не над чем. Во-вторых, настроить против себя Лигу Легенд – настроить против себя большую часть Рунтерры. В-третьих, самое главное, что может мелочь вроде тебя против подобной организации? Вот была бы у тебя армия за спиной и хотя бы немного мозгов, то я бы еще подумала.
  — А что если скажу, что таких, как я, много… — у монаха снова улыбка до ушей.
  — Тогда Рунтерра в опасности, — спокойно съязвила Катарина. — Я удивляюсь даже тому, что этот мир в состоянии держать одного такого полоумного.
  — Не переоценивай положение Лиги, — удивительно, но отступник начал говорить с серьезным выражением лица, без своего этого хихиканья. — Недовольных много. Очень много. И все они молчат. Выжидают. Но буря грядет… Я хочу заявить о своем недовольстве. Собрать всех недовольных! Вот вас разве они не раздражают? Возомнили себя богами! Диктуют свои правила! Постоянно призывают ради каких-то распрей, к которым вы, вероятно, даже отношения не имеете! И при этом скрывают свои личности! Ты говоришь, что Лига поддерживается даже некоторыми в Ноксусе, но ведь не всеми! Ты и сама знаешь, что Лига – единственная преграда для твоего города-государства к мировому господству! Так восстань же! Заяви о своем желании сражаться против Лиги! Я уверен, найдутся люди, что тебя поддержат!
  Монах закончил свою тираду. Сона все также уплетала пирожное за пирожным, Катарина же спокойно отхлебнула чаю: «В чем-то этот придурок прав, — думала она. — Но выступать против Лиги даже не авантюра, а чистой воды самоубийство. Во всяком случае, сейчас и вместе с этим умственно неполноценным. Надо бы уже заканчивать этот идиотизм и браться, наконец, за работу». Катарина поставила чашку на стол:
  — Ты, видимо, мессией себя возомнил. Ну так запомни – ничего подобного не будет, — Катарина чуть повернулась, облокотившись на левую руку, которую положила на стол. — Лига просто не хочет вмешиваться без необходимости, но если эта необходимость появится, то она и мокрого места не оставит от тебя и твоих, так сказать, последователей, — Катарина незаметно опустила правую руку, чтобы достать нож, не переставая при этом говорить. — Это во-первых, — достала, — а во-вторых, — и метнула в него, но отступник успел поймать нож, после чего Катарина резко встала, опрокинув стол в его сторону, и метнула в него уже свой клинок, ловко вытащив тот из-за спины. После чего цыкнула: монах успел скрыться, и клинок рассек лишь спинку его стула, пролетел какое-то расстояние и воткнулся в землю. Хоть стол и был уже опрокинут, Сона все еще сидела с очередной парой пирожных – Катарина сбилась со счету, которой — но быстро их доела, затем встала, взяла этуаль и начала разыгрываться, готовясь к бою.
  Наемница вытащила пару клинков из-за пояса. Она оглядывалась: если этот отступник владеет теми же техниками, что и Ли Син, то прыгать он будет часто и с разных сторон. На самом деле монахи Седзина – не самые удобные для нее противники. Теперь-то ей понятно, почему Призыватели так настаивали на Соне…
  Катарина услышала беспокойный мотив, но она и так чувствовала, что отступник пытается влететь на нее со спины. Она с ноги подбросила стул, на котором сидела во время чаепития, и резким ударом клинка разнесла его буквально в щепки, что полетели в сторону летящего на нее монаха. Ему пришлось закрыть лицо руками и приземлиться раньше рассчитанного. Катарина метнула в него клинок, но тот ловко отбил его («Долбаные монахи…» — успела подумать наемница). Следующая атака была уже со стороны Соны – мощный зеленый аккорд быстро достиг цели, но его силы было явно недостаточно, чтобы одолеть монаха. Тот добрался до Катарины, ловко уклонился от ее упреждающей атаки и провел серию, окончил которую ударом под дых и ударом ноги с разворота. Наемницу сильно отбросило, но она смогла сгруппироваться, выгнувшись, приземлилась на руки, а после чего встала и на ноги. Катарина утерла губы и выплюнула кровь. Ее изрядно потрепало, хоть Сона и попыталась как-то смягчить урон…
  Дело в том, что зеленый заряд, что она выпустила – диминуэндо – ослабляет силу атак нападающего. Катарина не была сильна в музыке, но вроде бы сам термин «диминуэндо» означает уменьшение силы звука… Как бы там ни было, сейчас ей надо сконцентрироваться на бое.
  Монах снова исчез. Скорее всего, он так и будет нападать налетами. Влетел, нанес серию ударов и сбежал без особого вреда для себя. А силы у девушек не бесконечны. Сона играет, вкладывая в свою музыку все свои силы, что Катарина отлично на себе чувствовала, а потому надолго ее не хватит. Нужно как-то контратаковать…
  — Сона, — скомандовала Катарина, — нужно держать обзор.
  Сона кивнула, подлетела к своей напарнице, не переставая при этом постоянно наигрывать Арию Стойкости, дабы помочь Катарине прийти в себя после налета, и они встали практически спина к спине в надежде не пропустить следующую атаку отступника.
  Какое-то время они оглядывались. Катарина понимала, что он не обязательно будет нападать на нее, может точно также атаковать и Сону. Во всяком случае, она бы так и поступила: на Полях Правосудия часто случается так, что, пока Виртоуз Струн жива, проблематично убить хоть кого-то другого…
  Катарина готова была поклясться, что никого не пропустила, но получила удар со спины. Не сильный, но ее немного контузило, правда, хватило координации обернуться. И там стоял монах и Сона… спиной! «Он оказался между нами?! Как, мать его?!» — теперь Катарина была по-настоящему шокирована. И Сона… наемница опасалась, что она не успеет среагировать. Но очередной мотив Арии защитил ее от первой атаки отступника, а так как она почувствовала неладное, обернулась и очередной сильный удар с ноги заблокировала своим этуалем, выставив его вертикально. Сону далеко отнесло, благо, что она парящая, и это позволило поглотить большую часть отдачи от атаки. Но монах не планировал останавливаться и снова влетел на нее… но попал в Катарину. Гибельный Клинок при помощи шунпо заслонила Сону собой и получила очередной сильный удар. Виртуоз Струн успела прийти в себя и выпустила Крещендо, чтобы задержать отступника, обхватила Катарину и, наигрывая Песнь Скорости одной рукой, унеслась с ней прочь за деревья, благо, что дом стоял на опушке.
  Девушки тяжело дышали. Катарина все отплевывалась кровью, боясь даже представить, сколько органов она успела повредить в этой драке. Да и вообще она не до конца понимала, зачем полезла спасать Сону. Вероятно, сказывается ее постоянное стремление к результату. Пусть Призыватели и сняли с нее ответственность за Виртуоза Струн, она все равно не могла позволить той погибнуть…
  — Попрыгун конченый… — выругалась Катарина. — Ты как?
  Сона посмотрела на напарницу и через силу улыбнулась, как бы говоря, что она в порядке. «Не фига ты не в порядке…» — подумала Катарина. На лице Соны были капли пота, и с каждым наигранным мотивом она дышала все тяжелее, судя по всему, уже выматывалась. Да и Катарина уже не была уверена, что переживет третий влет отступника. Нужно как-то действовать. Как-то по-другому…
  Катарина аккуратно выглянула из-за дерева. Естественно, монаха не увидела. Но приметила два своих воткнутых в землю клинка. Они были на значительном расстоянии друг от друга. Стояли словно ориентиры… Ориентиры…
  Катарина задумалась. Она только вчера утром рассуждала о том, что ей нужно что-то делать со своим стилем ведения боя. Как-то изменить так, чтобы подчеркнуть его сильные стороны, но скрыть слабые. Пожалуй, одной из ее слабостей была техника шунпо. Управлять передвижением на огромной скорости тяжело, потому Катарина всегда перед ее применением примечала себе какой-либо ориентир, как правило, союзника или противника. Влетая на врага, она всегда намеревалась его убить, после чего лишь отступать, если такая необходимость возникнет. Но если сбиться, то можно стать легкой добычей для противника. К тому же не всегда поблизости есть кто-то, кто может стать ориентиром. Потому то и имеет смысл действовать не по принципу свой-чужой, а использовать свою собственную систему ориентиров. И ей вполне может послужить оружие Катарины же…
  Она выпрямилась: до этого ей боль не позволяла, но Сона ее подлатала – и размялась. Конечно, в ее идее еще полно изъянов, в худшем случае она просто глупо погибнет, но Катарина готова была рискнуть. И пойдет на это она в одиночку, ибо Сона уже фальшивить начинала от усталости…
  — Отдохни немного, — спокойно сказала Катарина. — Ты и так уже дважды меня выручила. А сейчас пора уже заканчивать игры и начинать веселье, — она улыбнулась. — Потанцуем! — и спокойно начала выходить, как обычно, держа по клинку в каждой руке. Она знала, что скоро будет атака и что вряд ли сможет полностью ее избежать, но, по крайней мере, рассчитывала нанести бóльший урон, нежели чем получить.
  Она почувствовала, что отступник уже нападает, и тут же переместилась к одному из своих воткнутых оружий. Катарина подкинула клинок, что держала в руке, резко выдернула тот, что торчал в земле, рубанула назад наотмашь… и попала. Видимо, из-за резко увеличенной дистанции, благодаря шунпо, он не смог правильно рассчитать расстояние, вместо этого подставился сам. Но Катарина не собиралась останавливаться на этом. Она побежала в сторону от него, убирая один из своих клинков за пояс, после чего использовала шунпо за спину отступника, где было воткнуто оружие, что она подкинула недавно. Она резко выхватила его и рубанула второй раз. В спину. Явно не ожидавший подобных перемещений, а также испытывающий боль от двух двойных ударов подряд, монах начал пытаться коряво убегать, но направлялся в неудачную для него сторону. В сторону еще одного клинка. Катарина убрав свое оружие в руках за спину, снова переместилась к клинку… и им ударила отступника уже спереди. После чего начала метать в него нож за ножом, которые он уже не в состоянии был отбивать также легко, как и раньше. Они втыкались в его руки, ноги, из-за чего он уже не в состоянии был перемещаться с той же прытью. Последним Катарина кинула тот самый клинок, которым недавно ударила. Он все же смог отмахнуться от него, из-за чего оружие подлетело в воздух, но Катарина переместилась к нему вплотную, выхватывая левой рукой клинок из-за спины…
  — Нет! Нет! — взмолился отступник. — Не надо!
  — Кровь за Ноксус, — произнесла Катарина, поймала свой клинок правой рукой и нанесла очередной двойной удар. И монах упал замертво…

  Глава написана на основе патча 6.22.

  Биография чемпиона: Катарина.
  Полное имя: Катарина Дю Кото.
  Прозвище: Гибельный Клинок.
  Возраст: чуть старше, чем выглядит, и если напоминать ей об этом, то может убить.
  Комплекция: чуть выше обычного роста девушки, и фигура соответствующая.
  Мотивация вступления в Лигу: желает убивать, как на Полях Правосудия, так и за их пределами, кроме того представляет Ноксус.

«Гибельный Клинок Ноксуса как черная вдова –
прекрасна, но смертельно опасна.»
(с) Гарен Неизвестно

  Катарина – истинная дочь Ноксуса: своевольная, сильная, наглая, всегда добивается желаемого. Она расчетлива, умеет грамотно распоряжаться возможностями и ресурсами, что особенно хорошо чувствуется в бою. Способна найти решение любой сколь угодно сложной проблемы, но ее методы всегда при этом связаны с насилием или в крайнем случае с шантажом, клеветой или предательством. Крайне лояльна по отношению к своему государству и к своим союзникам. Верна своим словам и никогда не ослушается приказа, но во всем остальном всегда все делает по-своему…

  От призвавшего Катарину Призывателя требуется не меньшая расчетливость, коей обладает она сама. Катарина – воплощение принципа «все или ничего»: при грамотном расчете она способна убивать противников одного за другим, в противном случае – бесславно погибает. Катарина может без труда убить и одиночную цель и даже сбежать после этого, но лучше всего раскрывается в сбалансированных командах как та, что присоединяется к бою одной из последних, подло убивая раненных и измотанных ее союзниками оппонентов.

  Глава 3. Изгнанница.

  К оглавлению

  Сеттинг

Вы можете оставить комментарий.


Оставить комментарий