Глава 3. Изгнанница.

  Невероятно… Вот это Катарина! Молодец! Умница!
  Прежде, чем я осознала, что делала, уже бежала, бросив этуаль, и в буквальном смысле прыгнула на свою напарницу. Она не успела среагировать, и мы обе упали… Катарина:
  — Твою ж! Больно же! Отцепись! — после чего ударила меня да с такой силой, что меня аж откинуло. Какая же она классная!… Но как же больно при этом…
  Я улыбнулась ей, сколько боль в щеке позволяла, поднялась и отправилась за своим этуалем. Катарина тоже поднялась, подошла к телу монаха, закрыла тому глаза и начала вытыкать ножи, вытирая кровь с них об его же штаны, после чего убирала их себе, что-то бормоча себе под нос. Я присела рядом с ней уже со своим этуалем, наиграла мотив, чтобы привлечь внимание.
  — Да проблемка есть одна… — задумчиво произнесла Катарина, не отвлекаясь от своего занятия. — Нужно как-то подтвердить его смерть… Ну то есть… — глянув на меня, Катарина смогла прочесть недоумение у меня на лице, потому стала пояснять: — В общем. Заказчик должен узнать о том, что заказ выполнен. При обычных обстоятельствах это не является проблемой. Труп, как правило, быстро находят. В крайних случаях можно взять что-нибудь личное, например, кулон какой или личное оружие. Обычно, кстати, заказчик сам говорит, что ему нужно для подтверждения. Но сейчас я даже и не знаю, что делать. Мало того, что он живет в глуши, откуда слухи будут ползти ни одну неделю, так еще и дом стоит в дебрях даже по меркам этого захолустья. Тело могут и не найти вообще. Животные или даже войдлинги будут рады приложить к этому лапы. Или еще что, что они там прикладывают…
  Суть поняла. Катарине нужно, чтобы Лига была уверена в том, что заказ выполнен и что он не сбежал, не затаился…
  — И вещей у него никаких нет… — продолжала Катарина. — Голову, что ли, отрезать придется…?
  Нет-нет-нет! Никаких голов! Она ведь и вправду отрежет! Надо что-нибудь срочно придумать! Что нам нужно? Нам нужно как-то дать понять Призывателям о том, что здесь произошло… Может имеет смысл не нести что-то к ним, а, наоборот, привести их сюда…?
  Точно же! Я же могу с ними связаться! По крайней мере, стоит попробовать…
  «Призыватели! Призыватели! Есть кто-нибудь рядом? Ответьте, пожалуйста!»
  «Сона… — послышался ответ: у меня получилось, — не так громко, пожалуйста. Что произошло? Ты в опасности?»
  «Нет, со мной все хорошо. Просто тут Катарина кое-кого убила. И нужно, чтобы кто-либо из Призывателей этого увидел…»
  «Катарина кого-то убила? Кого?»
  Кажется, Призыватель меня не так понял…
  «Эм… это… В общем… Катарина получила заказ от Лиги Легенд. И она его выполнила. Но тут немного необычный для нее случай, и она не знает, как подтвердить смерть заказанного…»
  Призыватель какое-то время молчал.
  «Суть, кажется, понял. Я могу вас найти, но, чтобы я чувствовал, где вы, нужно, чтобы вы использовали магию. Вы можете сейчас поиграть какое-то время, Госпожа Сона?»
  «Да, мне все равно нужно лечить Катарину».
  «Хорошо, тогда я скоро буду. Боюсь солгать насчет времени, да и, думаю, вы сами в состоянии почувствовать, когда буду к вам приближаться».
  «Да, не переживайте насчет этого».
  «Выдвигаюсь. Сообщите, если что изменится».
  «Хорошо», — ответа я уже не ждала. Я привлекла внимание Катарины очередным специфичным мотивом. Я изобразила надевание капюшона, пальцами изобразила ходьбу и указала место, где мы, собственно, находились. Катарина:
  — Некто в капюшоне идет сюда? Призыватель? — я кивнула в ответ. Как же мне нравится с ней общаться! Она меня всегда понимает. Не то что некоторые…
  — Откуда ты знаешь? — резко спросила Катарина. Упс… Не могу же я ей рассказать… Я приложила руку к груди, в надежде, что она просто мне поверит. Катарина цыкнула:
  — Так и быть, подожду немного, — и села в ожидании. Я тоже присела и начала наигрывать мягкие мотивы Арии Стойкости, чтобы помочь Катарине полностью восстановиться, заодно дать ориентир Призывателю.
  Минут пять только музыка этуаля нарушала тишину. Я уже начала ощущать следовавшего к нам Призывателя. А еще через пару минут…
  — Надо же… — произнесла Катарина. — Похоже, и вправду идет…
  Она что, тоже их чувствовать может? А мне казалось, что только практикующие магию на это способны… Или Катарина…? Да не… Вздор.
  Прошло еще несколько минут…
  — Госпожа Катарина, Госпожа Сона, доброго вечера…
  Мы оглянулись на голос. К нам подходил некто в мантии и, как обычно, в капюшоне. Я встала, убрала этуаль за спину и поклонилась.
  — Доброго, — поздоровалась Катарина и тоже поднялась. — Странно видеть кого-то подобного в подобном месте в подобное время…
  — Я почувствовал, что здесь сражаются… люди, чьи способности соизмеримы с чемпионами. Вот и решил проверить на всякий случай, — выкрутился Призыватель: как видно, все они в курсе предмета моего договора. — Но… что здесь все-таки произошло?
  — Не в курсе? В этой округе шлялся придурок, что клеветал на Лигу. Потому меня наняли от него избавиться, — ответила Катарина. Призыватель призадумался.
  — Я наслышан об этой проблеме… — произнес он, — но не думал, что Институт Войны так скоро перейдет к столь… радикальным мерам. Верно, вам эта личность тоже доставила неприятностей…
  — Не то чтобы… — Катарина скрестила руки, посмотрев в сторону. — Не больше обычного, скажем так, — не больше обычного?! Для тебя подобное – норма?! Как ты вообще до сегодняшнего дня дожила?
  — Вынуждена, правда, признать, — продолжила наемница, переведя взгляд на собеседника, — что я давно не сражалась с кем-либо настолько сильным за пределами Полей Правосудия… Кстати, вдруг заинтересует: он что-то говорил про недовольных Лигой, что их очень много, что «буря грядет» и прочие бла-бла… — он такое говорил? Серьезно? А я где была в это время? Я очень осторожно похлопала Катарину по плечу, дабы привлечь внимание, и изо всех сил изобразила недоумение.
  — Меньше пирожными набиваться надо было… — проворчала она. Ну а что я могла поделать?… Они и вправду вкусными были…
  — Интересно… — пробормотал Призыватель. — Вы позволите? — указал на труп. Катарина кивнула. Призыватель опустился на колени перед ним, пару раз провел рукой на некотором расстоянии от него. После чего встал, отряхнул мантию:
  — В общем-то… он прав, — начал объяснять Призыватель. — Недовольных политикой Института Войны много. И с каждым днем люди заявляют о своем недовольстве все более… решительно. Это не первый подобный случай…
  — Не первый? — перебила Катарина. — То есть Лига уже кого-то нанимала?
  — До меня доходили лишь слухи, но рискну предположить, что да.
  — Предположить? Разве не все Призыватели в курсе происходящего?
  — Мы в большинстве своем работаем независимо друг от друга – небольшими группами или даже поодиночке, хоть и вносим вклад в общее дело. Часто случается, что оный из нас не в курсе всех событий. Конечно, мы по возможности стараемся подобного не допускать, но в Рунтерре происходит слишком много всего. Особенно в последнее время… — Призыватель задумчиво посмотрел в сторону. По крайней мере, мне так показалось – большая часть лица скрыта капюшоном, потому не могу сказать наверняка.
  — У меня есть основания полагать, — продолжил он, — что люди, подобные ему, будут появляться все чаще. Возможно, даже некоторые из чемпионов начнут открыто заявлять о своем неудовольствии…
  — А разве не стоит держать подобные сведения в секрете? — спросила Катарина.
  — Слухи все равно рано или поздно пойдут. К тому же вы имеете право знать больше о своем заказе…
  — Ну, знаете ли… Обычно я не вмешиваюсь в дела своих клиентов… — проворчала Катарина. Призыватель продолжал:
  — Разумно заключить, что со временем люди, недовольные Лигой, образуют нечто вроде фракции. В противовес им, появятся и те, кто будет открыто поддерживать нас. Конечно, поначалу многие будут просто наблюдать, но чем больше времени пройдет, тем более отчетливо будут видны стороны. Полагаю, что государства, к которым будут принадлежать участники каждой из сторон, будут самыми разнообразными. Иными словами, демасийцы будут сражаться плечом к плечу с ноксианцами против других демасийцев и ноксианцев. Придет день, и вам придется сделать такой выбор. И возможно даже сразиться друг с другом…
  Мы с Катариной переглянулись. Как-то это… неожиданно… И вообще. Что это за «даже»? Мы с Катариной ведь даже не близки… Я родом из Ионии и представляю Демасию, а она из Ноксуса… Не то чтобы я не хотела стать к ней ближе… Наоборот, очень бы хотела… Только не совсем ближе-ближе… То есть не в этом плане… Не, ну она, конечно, привлекательная и все такое, но это все равно как-то не совсем правильно… Наверное…
  — О чем ты думаешь? — спросила Катарина, прищурившись. Я почувствовала, что мое лицо стремительно краснеет, потому закрыла его руками.
  — Если честно, — обратился к наемнице Призыватель, — я немного удивлен видеть Госпожу Сону здесь. Она помогает с заказом?
  — Типа того, — Катарина наконец перестала пристально смотреть на меня и повернулась к собеседнику. — Долгая история, как так вышло. Призыватели в Институте настояли, чтобы я взяла ее с собой. И вынуждена признать, что ее помощь действительно пришлась кстати. Хотя я и в одиночку бы справилась.
  Да ты и со мной-то чуть не померла… Мне действительно страшно даже представлять, чем она занимается, когда одна.
  — Также, — Катарина почесала голову, — я буду рассчитывать, что день, если можно так выразиться, выбора стороны подождет до того момента, когда я все сегодняшнее переварить смогу и дела свои приделаю… Есть ли еще что-нибудь, что нам нужно знать?
  — Думаю, то, что вам действительно нужно, вы и сами узнаете со временем, — ответил Призыватель. — Не хотелось бы вас отягощать ненужными сведениями.
  — В таком случае можем ли мы отправляться?
  — Да. Когда вы вернетесь в Институт Войны, Лига Легенд будет уже в курсе о произошедшем здесь.
  — Очень удачно… А то я уж и не знала, что брать в качестве доказательства его смерти: то ли голову отрезать, то ли чл… — я успела зажать Катарине рот рукой прежде, чем та ляпнет глупость. Она грубо отбросила мою руку, но продолжать фразу все же не стала.
  — В общем, всего наилучшего, — Катарина развернулась и отправилась в сторону Института Войны. Я поклонилась Призывателю и поспешила ее догнать.

  Мы прибыли в Институт поздней ночью и сразу же пошли отдыхать. Я очень хотела увидеть Катарину с утра, но понеслась… Призывы… Один за другим начиная с ночи. В результате я спала с перерывами до самого вечера. И не отдохнула. Я даже и не знаю теперь, что делать. Может, имеет смысл еще одну ночь в Институте провести… Вот только чем здесь заниматься…? Дома хотя бы поиграть могла бы. Здесь, наверное, тоже Призыватели могли бы обеспечить комфортные условия для тренировки, если бы я попросила, но дома все равно как-то привычнее. Так что я решила заняться чем-нибудь другим.
  В поисках хоть какого-то развлечения я зашла в библиотеку. Сюда имеет право приходить любой чемпион в любое время. Это одна из наших привилегий – любые доступные Лиге знания в нашем распоряжении. Но сейчас меня интересует не полезная информация, а что-нибудь развлекательное. Бродя между стеллажей, увидела кое-кого, кого увидеть не ожидала… Ривен. А она-то тут что забыла?… Хотя я о ней ничего почти и не знаю. Она Изгнанница. И как-то связана с Ноксусом. Но лично у меня эти два факта даже связать не получается: чтобы из Ноксуса кого-то изгоняли… Бред же… Тем более что Ривен поразительно сильная, а таких в этом городе уважают.
  Она стояла, листая какую-то книгу. Ищет какую-то конкретную информацию в ней? Не думаю, что она настолько быстро читает… Я осторожно подошла к ней сзади и выглянула из-за ее плеча в надежде узнать, что за книга, собственно… В таком-то году… то-то случилось… История? Это она себе культпросвет устроила? На интеллектуалку она как бы не сильно тянет…
  Я увлеклась попытками прочитать хоть что-то и, когда Ривен в очередной раз перевернула страницу, непроизвольно дернулась, что не укрылось от ее внимания. Она резко развернулась, выхватывая свой сломанный клинок – все, что ли, чемпионы такие нервные? Я попыталась быстро увеличить дистанцию, но запуталась в подоле своего платья и начала падать. В надежде восстановить равновесие я попыталась ухватиться хоть за что-то, но этим «что-то» оказалась рука Ривен, которая тоже не слишком-то устойчиво стояла из-за резкого поворота. И мы опали обе…
  У меня дежавю… А, ну да… Буквально позавчера была похожая ситуация… Только Катарина хотя бы не наваливалась на меня всем телом… Ривен, слезь с меня, пожалуйста! Ни на что не намекаю, но ты тяжелая…
  Изгнанница начала неуклюже подниматься, что отдавалось болью в разных частях моего тела, на которые она по неосторожности надавливала в процессе. Я смогла заметить, что хоть она и достала свое оружие, книгу из второй руки так и не выпустила. Вероятно, именно по этой причине она сама не за что не смогла ухватиться…
  — Что тут произошло? — послышались голоса Призывателей.
  — Ривен напала на Сону?! — насколько я могла видеть из своего положения, сбежалось их немало…
  — Нет, — Ривен отпустила-таки книгу, поднялась и убрала свой клинок. — Это недоразумение. Правда, — произнесла она, положив руку на грудь. Я поднялась настолько быстро, насколько это было возможно в текущей ситуации и начала быстро кланяться, пытаясь дать понять, что это моя вина и что я сожалею о случившимся. Но дежавю, конечно, сильное… Призыватели переглянулись:
  — Осторожнее тогда. И потише, пожалуйста, — и начали расходиться по своим делам.
  — Знаешь, — спокойно обратилась ко мне Ривен, — даже если у тебя ко мне дело, не подходи ко мне сзади. Или хотя бы дай понять, что там стоишь. Все-таки я часто путешествую по разным землям и часто с не очень-то дружелюбными людьми…
  Я поклонилась ей в ответ, показывая, что сожалею.
  — Так что тебе нужно?
  Я показала на лежащую на полу книгу, которую она читала, когда я подошла к ней. Ривен посмотрела на нее, слегка скривила губы, подняла, начала быстро листать, очевидно, с целью найти момент, на котором остановилась…
  — Я могу объяснить, если тебе интересно. И если у тебя есть время. Тебе серьезно досталось на днях, а ведь ты нас защищала. Пусть сражения на Полях Правосудия давно уже для нас норма, я все равно чувствовала себя несколько обязанной… Так это, — Ривен посмотрела на меня и указала на книгу, — то, что ты хочешь узнать?
  Я кивнула.
  — Что ж, пойдем со мной тогда.
  Она повела меня к одному из столов, где мы сели, и Ривен начала объяснять:
  — Я бы вряд ли стала кому-либо рассказывать, но твой случай… особенный. Думаю, ты сможешь сохранить мой секрет, — Ривен чуть улыбнулась. Ну да, у меня хорошо получается хранить секреты. Дар, так сказать, с рождения…
  — Я, если честно, не знаю, как много ты знаешь обо мне, — почти ничего не знаю, — поэтому расскажу все. Видишь ли… я была в составе ноксианских войск вторжения в Ионию…
  …Я непроизвольно закрыла рот руками… Я шокирована… Я знаю про вторжение в Ионию… Мне повезло, что госпожа Лестара забрала меня из приюта в Демасию, и я не увидела этого своими глазами, но я наслышана о тех ужасах, что тогда произошли. Многие мои знакомые не пережили… В ход шло все: биохимия, магия, грубая сила. Не жалели никого: ни стариков, ни женщин, ни детей. Там, где прошли ноксианцы, не осталось ничего, кроме выжженной земли. Неплодородной из-за применявшихся химикатов…
  — Твоя реакция говорит сама за себя… Не удивлюсь, если ты меня возненавидишь. Честно говоря, — Ривен с силой уперлась лбом в свою ладонь, — я сама себя ненавижу… Так много смерти… — она закрыла глаза и стиснула зубы. Через несколько секунд убрала руку и посмотрела на меня:
  — Но мне не нужны ни сочувствие, ни прощение. Я также считаю, что прав лишь тот, кто сильнее в бою. Но то, что произошло, не было сражением. Это было истребление. Причем под обстрелы из биохимических оружий попадали не только ионийцы, но и ноксианцы. Отделившиеся отряды просто использовали как приманки… И я была в одном из таких отрядов…
  Ривен какое-то помолчала. Я все еще прибывала в шоке и не знала, как реагировать.
  — Мне повезло. А вот ионийцам и моим товарищам – нет. Я узнала, что в Ноксусе меня считают погибшей. Но я решила вычеркнуть себя вообще отовсюду. И узнать, что такое Ноксус. Именно поэтому я заключила договор с Лигой Легенд. Так я начала новую жизнь и ищу любую информацию о Ноксусе, о недовольных текущим положением дел. Я останавливаюсь здесь на день-два, нахожу сведения, которые сочту полезными, после чего отправляюсь в путешествия с целью их проверить… Я не знаю, чего добиваюсь, но я точно знаю, чего хочу: чтобы в Ноксусе правила сила, а не жестокость и беззаконие…
  Ривен остановилась. Потом, закрыв глаза, пробормотала:
  — Что было сломано, может быть перековано…
  Еще немного помолчала. После чего резко открыла глаза, словно вспомнив о чем-то. Мне показалось, что она немного смутилась.
  — Ты уж извини, — она, отведя от меня взгляд, пальцем почесала щеку, — что вот так вот все тебе выговариваю. Я редко с кем-либо вообще разговариваю. У меня много врагов, но нет друзей. Да и из-за своего же договора мне нельзя обсуждать с кем-либо эту тему. С тобой тоже не стоило, все-таки Иония – твоя родина. Ты меня, наверное, ненавидишь теперь?
  Я… начала качать головой. Сначала медленно, но с каждой секундой уверенней. Вроде бы должна ненавидеть, но… у меня смешанные чувства, но я точно знаю, что среди них нету ненависти…
  — О чем ты все-таки думаешь…? — внезапно, но негромко спросила Ривен. Как бы я сама хотела поведать… О, придумала. Это же библиотека. Наверняка тут найдутся Призыватели, что могли бы предоставить письменные принадлежности. Я изобразила, что пишу. Ривен:
  — Хочешь написать?
  Я кивнула в ответ. Ривен начала оглядываться, подозвала к себе ближайшего Призывателя, что-то ему негромко сказала, и тот удалился. Через некоторое время вернулся и принес свиток пергамента, перо и чернильницу. Ривен все это передала мне. Я взяла перо, окунула его в чернильницу и быстро, но стараясь не поставить кляксу в спешке, нацарапала свой вопрос: «Как история связана со всем этим?» – и передала пергамент Ривен. Прочитав, удивилась:
  — Это действительно то, что ты хочешь спросить? — а что мне еще спрашивать? Мне показалось, что Изгнанница смогла прочитать недоумение на моем лице, но перевела тему на изначальную:
  — Если отвечать на твой вопрос… — Ривен немного подумала. — Меня интересует информация. Любая. Все, что прямо или косвенно связано с Ноксусом. Иногда можно узнать что-либо полезное о местах и людях, про которых многие уже успели позабыть. Например, есть одна из деревень довольно далеко на северо-северо-западе отсюда. Она была основана ноксианцами, недовольных политикой Верховного Ноксианского Командования. В настоящее время сотрудничают с Лигой, потому до сих пор не уничтожены. Правда, никаких других сведений мне найти не удалось, так что вероятно я скоро туда отправлюсь лично… Но ты прямо удивляешь. Так легко восприняла мой рассказ…
  Я взяла пергамент у Ривен и начала писать, что думаю на этот счет: «Каждый сражается за то, во что он верит. В том числе и в Лиге. Да, я родом из Ионии, но все равно стараюсь не относиться к кому-либо предвзято. Тем более что все допускают ошибки. И иногда довольно жуткие. Но меня интересует, почему Вы так легко со мной поделились своей историей, если хотите сохранить ее в секрете, Госпожа Ривен?»
  Ривен какое-то время читала, усмехнулась в конце.
  — Мудрые вещи пишешь… — произнесла она. — Собственно, это и есть причина, по которой мне показалось, что тебе можно довериться. Талантливая исполнительница, которую фактически можно отнести к аристократии Демасии и у которой есть все: деньги, популярность, влияние и уважение. Почему такая девушка сражается на Полях Правосудия? — я сама не знаю… — Должна же быть какая-то причина, — нет, нету. — Я стараюсь держать себя в курсе о других чемпионах, но о тебе просто нет никаких сведений. У тебя нет ни врагов, ни близких друзей. Ты ни с кем ни о чем не разговариваешь, не делишься. Ты просто сражаешься и помогаешь сражаться другим. Мне показалось, что с такой позицией ты видишь и знаешь гораздо больше, чем другие, — даже лестно как-то. — Потому-то и посчитала, что рассказать именно тебе – не очень плохая идея. Даже если бы ты стала хуже относиться ко мне после этого. Но твой этикет меня забавляет. Давно ко мне никто не относился настолько вежливо, — Ривен улыбнулась. Я взяла пергамент: «Можно я отправлюсь с тобой?» – передала. Она задумалась:
  — Не очень хорошая идея. Я постоянно подвергаюсь опасности и не хочу подвергать опасности еще и тебя…
  — Внимание! — нашу беседу прервал голос, не предвещающий ничего хорошего. — Приготовиться к сражению следующим чемпионам: Дариус, Камилла, Зед, Ари, Сона, Леона, Джин, Тристана, Варвик и Шивана. Поле Правосудия – Ущелье Призывателей. Время на подготовку – пять минут.
  Как! Вашу мелодию! Не вовремя!
  — Иди… — негромко произнесла Ривен. — Я подожду, — чуть улыбнулась. У меня не было причин не прислушаться к ней.
  «Сона! Готова!» — у меня было ощущение, что я вложила в эту мысль очень много злобы…

  Матч закончился, я была отозвана. Вот только Ривен уже не было. Неудивительно! Что Катарина, что она – лишь бы от меня избавиться! Ничего. Сама догоню. Просто не хочу здесь оставаться еще на одну ночь.
  Я осмотрела библиотеку на случай, если Ривен еще тут – мало ли – после чего покинула Институт Войны с целью ее нагнать. Она, кажется, что-то говорила про северо-северо-запад. Туда и отправлюсь. Так, надо сориентироваться. Если Каламанда находится в той стороне от Института Войны, значит мне… примерно туда.
  После того, как рассчитала примерное направление, я разыгралась и направилась в прикинутую сторону. Надо бы на всякий случай запомнить дорогу назад. Надеюсь, она мне не потребуется…
  Я летела довольно долго. Уже успело стемнеть. И я начинаю думать, что мое решение было немного… импульсивным. Уже и волки воют… Музыка этуаля быстро привлечет диких животных или еще кого похуже… Наверное, лучше вернуться… Ну ее, эту Ривен…
  Я развернулась, как я думала, ровно на 180 градусов и полетела в обратном направлении. Лечу… Лечу… Лечу… Вои… Сглатываю… Лечу… ААААА! А… это дерево… Но какой же жуткий все-таки силуэт. Темнота, сразу не разобрать… А я разве пролетала мимо этого дерева раньше? Наверное, да, просто сразу не обратила внимание. Стоп, а куда мне сейчас? В этом направлении, наверное…
  Я полетела дальше. И чем дольше летела, тем больше меня охватывала паника. Я не помню этих мест. Совсем. Сколько я лечу? Куда я лечу? Еще и темень! ААААА! Волки воют… Совсем близко… Я не хочу привлекать больше внимания, потому перестаю играть, плавно опускаясь на землю. Нужно придумать, что делать. А до тех пор вести себя буду тихо.
  Теперь, когда моя музыка стихла, стало совсем страшно. Теперь я слышу повсюду разные шорохи. Страшно! Кажется, словно кто-то целенаправленно идет сюда… И кажется, что уже совсем близко! Тут что-то вылезло из зарослей кустарника! Я сжалась, обхватив голову обеими руками: пожалуйста, не ешь меня!
  — Сона? — послышался знакомый голос. Смотрю: Ривен… РИВЕН! Как же я рада! Я прыгаю на нее и обнимаю. Изгнанница пошатнулась, но устояла. Ривен:
  — Тебе не стоило уходить одной в такое время… — да, мамочка, прости меня, пожалуйста! Я впредь буду тебя слушаться!
  — Ты в порядке? — спрашивает она меня. Я утерла слезы и кивнула.
  — Но зачем ты ушла? Я же сказала, что буду тебя ждать… Правда, я отошла… — Ривен слегка смутилась. — Но меня не было от силы пару минут, — ну… я постаралась… — И потом еще ждала… — я отпустила ее, немного отошла и поклонилась в знак извинения. В ответ, как мне показалось, на это она грубо откинула меня в сторону. Но причина была иной. На том месте, где я стояла мгновение назад, был огромный двухголовый волк. Но для Ривен едва ли он оказался проблемой… просто: удар, удар, уклонение назад, рывок с ударом вперед, снова удар, мощный удар по земле, отчего волк аж подлетел в воздух, и последний удар с размаха срубил чуть ли не полтела ему… во всяком случае, одну голову и лапу точно. Она действительно сильна, притом, что при обычных обстоятельствах сражается лишь обломком клинка, пусть и огромного…
  — «Ривен такая же сломанная, как ее меч», — произнесла Ривен. — Так говорят некоторые Призыватели про мои способности. Не совсем понимаю, что это значит, но вроде бы похвала.
  Я не буду это комментировать…
  — Нам нужно уходить. Сейчас у остроклювов и волков брачный период. Они особо опасны в это время…
  Брачный период?! Просто жуть, что мне сейчас представилось!
  — Не думаю, что разумно возвращаться… Но из леса нужно выбираться как можно быстрее. Поможешь с этим?
  Я немного неуверенно, но кивнула…
  — Вот и отлично. За остальное не волнуйся, — и она встала в стойку в ожидании, пока я разыграюсь. Я быстро наиграла нужные мотивы, вспарила, и мы с Ривен начали прорываться…

  «Прорываться» – сказано было сильно. Мы быстро пересекаем лес, а тех, кто попадается из диких зверей, Ривен сносит без труда несколькими ударами. «Сносит», наверное, даже слабоватое слово… «Сдувает»? Как бы то ни было, быстро расправляется, и представители фауны донимают нас все реже. Вероятно, потому, что мы уже близки к выходу из леса, или потому, что преследующие нас получают то, что им необходимо. Еду. В лице тех, кого, собственно, Изгнанница убивает.
  — Сбавь темп, — произнесла Ривен. — Мы почти на месте.
  Я перестала наигрывать мотивы Песни Скорости и просто играла, чтобы поддерживать себя в воздухе. Через некоторое время, когда Ривен перешла на шаг, опустилась и, убрав свою этуаль за спину, следовала за ней уже по земле. Мы какое-то время шли, и, кажется, вышли на опушку…
  — Найдем подходящее место и остановимся, — обратилась ко мне Изгнанница. — Отдохнем немного, потом продолжим путь, — и начала высматривать место. Долго выбирать не пришлось.
  — Присаживайся, — указала она на внушительных размеров корень, — а я пока сделаю костер и какой-нибудь еды найду, — после чего Ривен сбросила вещевой мешок, который, оказывается, все это время был у нее за спиной – как она бежала, да еще и дралась с таким грузом!? – и начала ходить в округе, что-то таская, что-то делая… Я бы очень хотела помочь, но думаю, что от меня будет больше проблем, чем толку: все-таки не предназначено мое платье для выживания в диких местах. Да я вообще избалованная аристократка, если уж на то пошло. Для меня все подобное в диковинку. Хотя частично знакома с этим из книг. Эротического содержания.
  Ривен уже успела собрать все необходимое для костра, не забыв при этом обложить его камнями, после чего взяла один из камней, который до того момента лежал чуть поодаль от остальных, положила внутрь костра вроде бы прямо на трут. Если честно, не совсем понимаю, зачем… Но, думаю, сейчас узнаю. Изгнанница достает свой клинок, размахивается и… АЙ! Я поняла, что это был за камень! Кремень! Куча искр, полетевших в разные стороны после удара по нему отлично мне дали об этом понять! Еще не хватало платье сжечь… или волосы подпалить. На уход за ними приходится тратить чуть ли не по два часа в день, между прочим.
  — Ой, прости, — извинилась Ривен. — Обычно со мной никого нет, вот и привыкла не жалеть сил, — указала на мало-помалу разгорающееся пламя. Конечно, здорово, что тебе удалось так легко разжечь костер, но я тебе все равно огниво подарю. Возможно даже разорюсь на хекстековое.
  — Не смотри ты на меня так укоризненно… — Ривен виновато улыбнулась, затем вспомнила:
  — Ах. Ты, наверно, голодная. Потерпи немного, сейчас…
  Кстати, да. Только сейчас я поняла, как сильно хочу есть. Со всеми этими погонями некогда было думать о еде. Интересно, чем Ривен меня накормит?
  Изгнанница из своего вещмешка достала какие-то железные палки и соорудила из них над костром вертел. После этого поковырялась в тени и вышла, держа… крыс?!… ТВОЮ Ж!!!
  — Сона?! — что? — Ты боишься крыс? — я слегка задумалась… не то, чтобы прямо совсем боюсь, но… все-таки освежеванные тушки меня пугают… Я покачала головой.
  — Может, тогда слезешь с дерева…? — осторожно спросила Ривен. Что? Я на дереве?! КАК?! Так. Спокойно. Должно быть, я была немного шокирована… Хорошо, сильно шокирована. И после этого неконтролируемо влезла на дерево. Правда, вопрос «как?» для меня остается открытым…
  Я аккуратно достала этуаль из-за спины, наиграла мотивы, мягко слетела с дерева на насиженный корень, закончила играть и убрала инструмент назад. Ривен уже закрепила крыс на вертеле и начала их обжаривать… Крысы… жуть… Их вообще есть-то хоть можно…?
  — Я понимаю, что это явно не то, к чему ты привыкла, — словно прочитала мои мысли Ривен, — но сейчас выбирать не приходится. В конце концов, это лучше, чем ничего, — полагаю, да. Если, конечно, не позеленею после этого.
  Время тянулось долго… И мне скучно. Я знаю, что приготовление еды отнимает много времени, но что делать в это время? Играть я не могу, дикие звери могут опять сбежаться. Или разбойники. Поговорить мы тоже не можем. По понятным причинам. Просто приходится сидеть с наблюдать за Ривен… Нюх-нюх-нюх… Пахнет довольно неплохо. Ой. Живот заурчал. Лишь бы Ривен не услышала. Но, судя по ее улыбке, все-таки услышала…
  — Еще немного, — сказала она. Определенно услышала…
  «Еще немного» прошло, и Ривен достала из своего вещмешка тарелку, отложила часть тушек в нее, дала ее мне, а себе взяла сам вертел с оставшимися. Но почему вертел? Очевидно, Ривен смогла прочесть мой вопрос во взгляде:
  — Я не ношу с собой больше одной тарелки. Обычно незачем, — пожалуйста, скажи, что ты ее моешь… — Приятного, — пожелала она и вгрызлась в одну из тушек.
  Я посмотрела на тарелку с крысами. Как их есть-то вообще?… Я в принципе не часто ем мясо, а тут еще такое… необычное, скажем так. Ну ладно. Попробуем…
  Я аккуратно беру одну из тушек, откусываю кусочек… Хм… Довольно неплохо на вкус даже. И я начала есть мало-помалу.
  — Я вот переживаю, — заговорила Ривен, — не маловато ли соли, — да не, в самый раз, — а то крысы ведь болезни переносят…
  Я подавилась и закашлялась: а раньше не сказать было?!
  — Ешь осторожнее, не подавись, — да как бы уже! Ривен взяла бутылку, полагаю, с водой и показала ей на меня. Я отложила тарелку и вытянула руки, готовясь ловить. Ривен бросила ее, я поймала, открыла и принялась пить. После этого поставила бутыль рядом и… не знаю теперь, что делать с этим. Так-то съедобно, даже достаточно вкусно, но эта информация про болезни…
  — Не переживай. Ты же лекарь, — вылечить рану не то же самое, что вылечить болезнь, между прочим. Не говоря уже о том, что лечить себя, будучи ослабленной из-за болезни, не очень-то сподручно… Пф, ладно. Надеюсь, обойдется. Я продолжила есть.
  После трапезы:
  — Сона, кинь в меня водой, — попросила Ривен. Ты понимаешь хоть, насколько эта фраза некорректна? Я взяла бутылку, проверила, плотно ли она закрыта, и бросила Изгнаннице. Бросила не очень точно, но Ривен все равно поймала, открыла ее и начала пить… Минутку… Это же… непрямой поцелуй!
  — Ты чего? — посмотрела на меня Ривен. Я рефлекторно закрыла лицо руками. Явно покрасневшее. Ривен подняла одну бровь: судя по всему, не поняла, в чем дело.
  — Неважно, — вздохнула она. — Слушай. Я рада твоему желанию мне помочь, но правда не хочу, чтобы ты пострадала из-за меня. Здесь недалеко есть сотрудничающее с Лигой поселение. С нормальными более-менее людьми. Там наверняка найдем кого-нибудь, кто доставит тебя домой…
  Я вздохнула. Ривен права. Этой ночью я больше доставляла неудобств, нежели помогала. Боюсь, что буду лишь обузой для Ривен, если отправлюсь с ней… Наверное, и Катарина не хотела меня брать по этой причине…
  — Не думай, что я не ценю твою помощь. Мы действительно быстро пересекли лес. Но мне кажется, что ты найдешь гораздо более важное применение своим талантам, нежели помогать страннице-изгнаннице искать непонятно что…
Надеюсь, ты это говоришь не из вежливости… Я вот не понимаю, как могу помогать окружающим…
  — Главное, не недооценивай себя. Я уверена, что придет время, и ты сыграешь весомую роль в жизни Рунтерры… Но прийти к этому ты должна сама. Выбери свой собственный путь.
  Мне даже сказать на это нечего. Хотя мне всегда сказать нечего…
  — А где ты, кстати, живешь?
  Я немного опешила от перевода темы, но собралась и начала чертить буквы в воздухе. Ривен, читая вслух:
  — К, а, л, а, м… Каламанда? — я кивнула. — Недалеко отсюда даже. Уверена, мы без труда найдем перевозчика для тебя. А сейчас нам хорошо бы поспать. Путь до поселения недолгий, но все равно идти ночью после такого прорыва через лес не очень разумно.
  Я кивнула. Ривен снова начала ходить туда-сюда. Полностью разобрала вертел, взяла у меня тарелку, что сложила в свой мешок, что-то достала…
  — Сона, — прежде, чем я успела среагировать, в меня уже летел какой-то комок. Я его поймала… лицом. Кое-как распутавшись, руками его развернула. Как оказалось, это было что-то вроде большого, но тонкого одеяла. Судя по всему, Ривен его использовала как спальный мешок, и мне она его дала для того же…
  — За меня не переживай. Ночи сейчас теплые. Не замерзну, — хорошо… Хотя немного неловко себя чувствую. Сначала тарелку одолжила, теперь еще и спальное место…
  — Сказать по правде, я в последнее время задумываюсь, а не выкинуть ли мне его. Я все равно гораздо чаще ночую без него, да и в холодное время не очень-то спасает, — так вот в чем дело…
  Я встала с корня, отошла к месту поровнее, расстелила одеяло, положила этуаль рядом, сняла обувь, легла и укрылась второй половиной одеяла. У головы его немного сложила так, чтобы получилось что-то вроде подушки. Не шибко удобно, но думаю, что все равно буду спать как убитая… Б-р-р-р, не очень подходящая фраза… Я не стала распускать волосы. Я знаю, что это не очень хорошая идея, но боюсь, что собирать их назад мне просто будет некогда…
Ривен устроилась рядом с тем корнем, на котором я сидела.
  — Доброй ночи, — пожелала она. Я кивнула в ответ, устроилась поровнее и закрыла глаза.

  — …ться к сражению следующим чемпионам, — я приподнялась, начала бить себя по щекам, чтобы проснуться, Ривен тоже проснулась, терла глаза, — Джейс, Ривен, Зиггс, Кейтлин, Зак, Олаф, Бард, Ког’Мав, Браум, Картус. Поле Правосудия – Ущелье Призывателей. Время на подготовку – пять минут.
  Мой мозг воспринимал информацию неохотно, но суть я уловила: Ривен призвали, а меня нет…
  — Я пошла… — посмотрела она на меня. Явно еще не успела проснуться, но причин тянуть у нее не было, в общем-то. Я кивнула: удачи тебе.
  — Ривен… — зевнула, — готова… — и была призвана.
  Я оглянулась: светало. Ложиться спать дальше без Ривен опасно, пожалуй. Наверное, стоит поиграть, чтобы скоротать время…
  Я почувствовала присутствие поблизости и начала оглядываться. Со всех сторон ко мне подходили недружелюбно выглядящие люди с обнаженным оружием. Разбойники… Они что, ждали только того, что Ривен меня покинет? Могли ведь и не дождаться… Как бы то ни было вместо тренировочной игры у меня будет тренировочный бой.
  Я откинула часть одеяла, которой укрывалась, быстро надела обувь, взяла этуаль и начала разыгрываться. Очень надеюсь, что смогу справиться… Или, по крайней мере, продержаться достаточно долго, чтобы Ривен успела вернуться…

  Бой длился долго. Разбойники нападали, но девушке каждый раз удавалось отбиться. В очередной раз с криком рвутся на нее двое с целью напасть с двух сторон, но Сона, ловко наиграв Песнь Скорости и развернувшись в воздухе, уклонилась и увеличила дистанцию. Прыгает с дерева другой бандит, но девушка наиграла Арию Стойкости, и магический щит поглотил большую часть силы атаки, а оставшаяся едва ли причина вред Соне, оставив лишь очередной рваный след на ее платье. После этого Виртуоз Струн исполнила Гимн Доблести, два магических заряда которого поразили ближайших разбойников. Глаза девушки блеснули ярко-голубым, и она выпустила голубой Мощный Аккорд – Стаккато, что полетел в третьего бандита. Он успел закрыться своим деревянным щитом, но заряд буквально разорвал его в щепки, что, очевидно, отдалось в руке разбойника, которую он тут же прижал к себе.
  Заметно было, что обе стороны сильно измотались. На Соне не было видимых повреждений, но ее платье было повсюду порвано, волосы распущены, а сама она тяжело дышала, и лишь вопрос времени, когда ее умения перестанут срабатывать. Бандиты тоже устали и отлично понимали, что если кто-нибудь придет ей на помощь, то шансов у них никаких…
  — Может, ну ее, — подал голос один из них. — Мы полчаса уже как кретины бегаем за ней по кругу. А ей хоть бы хны…
  — Заткнись, раз не видишь, — прошипел на него другой. — Еще немного, и не сможет она колдовать…
  — Еще немного, и нам ни один успешный налет не поможет оправиться. И мне кажется, что она из этих… лиговских…
  — Да нам-то какая, к войдлингу, разница?!
  Разницы для разбойников, кого грабить, действительно не было никакой, потому все смолчали.
  — Если идиотских замечаний больше нету, то быстро на нее! СЕЙЧАС ЖЕ! — и бандиты снова принялись атаковывать девушку. Глаза Соны блеснули золотисто-желтым, и она выпустила свой особый мощный аккорд – Крещендо, что поразил большую часть нападавших, заставив их танцевать. Один из уклонившихся разбойников прыгнул с ударом на девушку, но та вместо того, чтобы уклониться или защититься Арией, блокировала удар самим этуалем…
  — Вот оно! Атакуйте ее! Атакуйте ее! — рвал глотку один из бандитов. Разбойники побежали было на измотавшуюся чародейку, но прямо среди них появился столб света…
  Внезапный Взрыв Ки остановил нападение и прекратил бой…
  — Вы совсем обнаглели… — произнесла Ривен. — Мало того, что нападаете толпами на одного, так еще и в качестве цели теперь ищете кого послабее… Вы перешли черту… — Ривен восстановила Клинок Изгнанницы, явно намериваясь убивать. — И не останетесь безнаказанными!
  Разбойники осознали, какая участь им уготована, и бросились врассыпную, лишь бы сбежать от рассерженной воительницы, но они были сильно ослаблены после сражения с Соной, и Изгнанница начала нагонять некоторых из них. Оный же, не вовремя оглянувшись, упал и мог лишь отползать. Ривен была готова хладнокровно его убить, замахнулась и…
  Брызнула кровь. Между шокированной Ривен и приготовившимся умереть разбойником была Сона… вся в крови. Она заслонила собой бандита, который тот час поспешил ретироваться, так как понимал, что вряд ли получит второй шанс. Виртуоз Струн же упала на четвереньки перед Изгнанницей, кашляя и захлебываясь кровью. Ее этуаль соскользнул с ее спины и звучно упал на землю…
  Ривен… не знала, что делать. Она нарушила важное правило Лиги: каждый чемпион неприкосновенен, если это не указано условием в конкретном договоре. Ее выгонят из Лиги, накажут, вероятно, казнят… но Ривен волновало не это. Ее волновало то, что она совершила. Ее и без того запятнанные руки снова в крови. Крови той, кем она восхищалась. Соны. Не выдержав шока, Изгнанница упала на колени. «Мой дух не сломлен» – всегда твердила она себе. Но сейчас ей как никогда казалось, что ее жизнь кончена…
  …До ушей Ривен донеслись негромкие, но знакомые мотивы. Она подняла голову: Сона фактически уже лежа пыталась наигрывать Арию Стойкости одной рукой на лежащем рядом с ней этуале. Медленно… неуверенно… но наигрывала… Ривен не была уверена, что она справится, но помочь просто ничем не могла физически. Очередной мотив, и Сона снова начала кашлять и отплевываться кровью, после чего… начала жадно дышать. Вдох-выдох, вдох-выдох, не переставая играть одной рукой. Со временем ее дыхание пришло в норму, и, кое-как усевшись на коленях, хоть по-прежнему сильно сутулясь от раны, Сона начала играть уже двумя руками. Она была сильно ослаблена боем и не могла вылечить себя быстро… но, по крайней мере, она выживет, поняла Ривен и, испытав непередаваемое словами облегчение, выдохнула.
  Минут 15 еще Сона играла, залечивая свои раны, после чего выпрямилась, размяла плечи и шею и оглянулась. Разбойников уже и след простыл. Ривен поднялась с расчетом, что Сона последует ее примеру, и жестом подозвала к себе. Исполнительница встала, хоть и не стала брать свой этуаль, и подошла-таки к Ривен. И та резко отвесила Соне пощечину…
  — Ты хоть понимаешь, как я за тебя переживала?… — вымолвила Ривен. Сона в некотором замешательстве приложила свою руку к красной от удара щеке. Она закрыла глаза, убрала руку, выпрямилась перед Изгнанницей и, открыв глаза, стала уверенно смотреть на нее. Ривен продолжила:
  — Зачем ты это сделала? Ты и сама прекрасно знаешь, что стало бы с тобой, если бы тебя одолели! Почему ты рисковала собой, чтобы защитить одного из них?! — Сона все продолжала лишь уверенно смотреть на Ривен. Ее вид не портил даже красный след от пощечины.
  — Я уважаю твое желание обходиться без жертв, но жестокость жестокостью вышибают. Никогда! Никогда больше так не делай! — но Сона была непоколебима. Она лишь смотрела на Ривен.
  — Ты ведь не послушаешь меня… — девушка слегка поклонилась в ответ.
  — Дура… — вымолвила Изгнанница. Сона как-то сжалась, словно хотела, как она обычно делает, извиниться поклоном, но потом резко обняла Ривен. Та такого не ожидала, но все же обняла девушку в ответ.

  Глава написана на основе патча 6.24.

  Биография чемпиона: Ривен.
  Полное имя: неизвестно.
  Прозвище: Изгнанница.
  Возраст: неизвестен, но уже будучи подростком служила в ноксианской армии.
  Комплекция: не отличается пышными формами, но очень стройная, как для той, кто привыкла сражаться огромным клинком.
  Мотивация вступления в Лигу: хочет скрыть свою истинную личность от Ноксуса, пока не получит возможность его изменить.

«На тонкой грани между сражением и убийством
живут самые жуткие демоны.»
(с) Отрывок из поэмы «Скарлет Шон-Ксан»

  Ривен не сильно напоминает коренную ноксианку, хоть ей и является. Она спокойная, сдержанная и порядочная. Как и другие ноксианцы, считает, что прав лишь тот, кто сильнее, но при этом признает лишь честные и справедливые методы борьбы. Не любит жестокость, хоть и признает ее необходимость для сражения с жестокостью же. Ривен крайне решительна, в бой всегда будет бросаться одной из первых. Не только потому, что давно привыкла к сражениям, но и ради того, чтобы попытаться защитить тех, чьим предназначением сражения не являются…

  Решительность же ключевая черта, что нужна и призвавшему Ривен Призывателю. На любой стадии матча она является агрессивным и мобильным бойцом ближнего боя, и реализовать свой этот потенциал может лишь в гуще сражения. Но сила и скорость уравновешивается слабой защитой, потому важно грамотно распоряжаться возможностями маневрирования. Неосторожный прорыв или неграмотный расчет в одиночной дуэли в лучшем случае вынудит Ривен отступать, что уже идет против ее натуры. И, как результат, ведет к потере преимущества…

  Глава 4. Мощь Демасии.

  К оглавлению

  Сеттинг

Вы можете оставить комментарий.


Оставить комментарий