Глава 7. Воплощение Демасии.

  Мы были в Проклятом лесу. Я и Эзреаль. Где наш третий, я не знаю. Да я даже не помню, кто он! Я знаю лишь одно: сейчас на Эзреаля начнут нападать. И я боялась. Боялась, что не смогу защитить его…
  Едва успела об этом подумать, как на Эзреаля прыгает Ренгар и обездвиживает того своим боласом! Диминуэндо! Пожалуйста, выживи… «Призыватель, помоги!» — взмолилась я… и он помог: Ренгар оказался под Изнурением. Мы тут же ухватились за эту возможность и начали засыпать Ренгара своими зарядами. И одолели…
  Но праздновать времени не было: тут же при помощи Скачка рядом с нами появляется Ког’Мав и принимается заплевывать Эзреаля… Он же не выживет! КРЕЩЕНДО! Это предотвратило разбрызгивания желудочным соком Пасти Бездны, и Эзреаль пустил ряд выстрелов в него, тем самым запустив цепную реакцию в его теле. Извергая различные жидкости, он понесся к нам, но благодаря Песни Скорости и Магическому Сдвигу оторваться на безопасное расстояние, чтобы взрыв не зацепил нас, все же удалось.
  Дело плохо: я потратила свою последнюю возможность предотвращать агрессивные влеты на напарника, так как не могу использовать Крещендо часто… И словно назло! Эзреаля поймал своей косой Треш! Спустя короткое время появился он сам – я успела наиграть Арию Стойкости – и взмахом цепи подбросил нас, после чего заключил нас в короб. Эзреаль был очень ослаблен предыдущими нападениями, но щит от Арии все же смог уберечь его. Я собой, не без боли сношу стену короба, чтобы Эзреалю было куда отступать в случае чего. Мы начали засыпать Стража Цепей всем тем, что у нас было, благо, что он больше не мог чем-либо ответить, и все же смогли его одолеть…
  Получилось… Мы сделали это! Все три противника повержены, и у нас есть немного времени на перерыв…
  — Спасибо, Сона… — обратил мое внимание на себя Эзреаль. — Если бы не ты… Спасибо… Большое.
  Прямо засмущал. Предполагается, что после такого признаются в любви… Да нееее. Не может быть такого.
  — Слушай, Сона… я давно хотел тебе сказать… — или может?! — Видишь ли… Даже не знаю с чего начать… Я пойму, если ты мне откажешь… Ну то есть… ты замечательная… популярная… — ну что ты как подросток, давай ближе к делу! — Дело в том, что я… лю…
  Тук-тук-тук. Не останавливайся. Продолжай!
  — Я… тебя… л….
  Тук-тук-тук.
  — …Наверное… в другой раз, — расстроился Эзреаль. Какой другой раз?! А вдруг его не будет! Давай, скажи сейчас! Пожалуйста!
  Тук-тук-тук. Да что за…?

  Тук-тук-тук.
  Твою ж… мелодию… Кто-то явно стучался в дверь. Но кто это в такой час?! Еще было темно. Солнце даже не думало выходить…
  Тук-тук-тук.
  Да иду я! Кое-как встав с кровати, начинаю двигаться по направлению к двери. Открываю ее, насколько это позволяет цепочка, и осторожно выглядываю, кто там:
  — Йо, — поздоровалась со мной красноволосая ноксианка со шрамом на лице… Катарина… — Слушай, пусти переночевать, а? — я собралась закрыть дверь, но… — А кто тебя у себя принимает в Ноксусе? — я остановилась. Тч. Ты явно хочешь видеть меня лишь тогда, когда тебе это нужно… Лень одеваться. Надеюсь, ее не смутит мой вид в ночнушке. Я показалась Катарине и кивнула так, чтобы она увидела, после чего закрыла дверь, сняла цепочку и открыла ее, приглашая наемницу войти.
  — Очень великодушно с твоей стороны, — поблагодарила она меня, улыбнувшись, и прошла. Что ты задумала? Признавайся! Я чую подвох!
  Я закрыла дверь, не забыв повесить цепочку назад, прошла за свой письменный стол, включила хекстековый светильник, достала чистые листы, перо и чернильницу. Катарина же, предварительно вытащив оружие из-за пояса, уселась на мою кровать. Ну ты бы ее хотя бы прикрыла, ну в самом деле! Я записала вопрос и показала Катарине: «Чем обязана?» Та немного подумала перед ответом:
  — Ну… видишь ли… Как ты, наверное, знаешь, скоро Съезд. И в первую очередь государства отправляют своих разведчиков, чтобы узнать, как тут дела вообще обстоят, и передавать эту информацию своему правительству, после чего будут уже приезжать сами правители и/или их представители. Меня выбрали разведчицей от Ноксуса.
  Я написала очередной вопрос: «И ты теперь пытаешься откосить от своей работы?»
  — Да что ты…? — утрировано удивилась Катарина. — Вовсе нет! Я с утра успела уладить кучу формальностей. Разве не имею после этого права на отдых?
  Я начала писать. На это ушло какое-то время: «Если бы у тебя было право на отдых, то тебе предоставили бы место, где ты могла бы поспать. А раз ты пришла ко мне, значит его либо нет, либо нельзя занимать. Иными словами, ты не можешь дать понять о том, что бездельничаешь». Показала. Катарина читала некоторое время, после чего вздохнула:
  — Ну что ты прямо как зануда…? Ну да, я должна следить до утра чтобы демасийцы ничего не выкинули. Да войдлинг с ними. Они и так ничего не сделают…
  Вопиющая халатность! Какая ты представительница Ноксуса после этого?! Я быстро нацарапала короткое слово большими буквами и резко показала его ей: «ВОН!»
  — Что-то ты прямо какая-то неприветливая сегодня… Я тебя отвлекла от интересного занятия?
  Ты на что это намекаешь?! У меня аж лицо загорело от мыслей об этом… НЕТ! Ты совершила другое преступление: прервала признание в любви! Подобно тому, как ты имеешь право на отдых, я имею право побыть счастливой, хоть и только до утра!…
  — Это из-за того случая? — внезапно серьезно спросила Катарина… Я озадачилась… Да нет, не из-за него. Но он не выходил у меня из головы все это время…
  С тех пор прошло много дней. Я давно вернулась домой, но из-за того, что скоро Съезд, заказов на концерты у меня немного, потому, когда не сражалась, поводила дни в вынужденных раздумьях. Не самое приятное времяпрепровождение… Я написала вопрос: «Ты хочешь мне что-то сказать по этому поводу?» Катарина прочитала и ответила:
  — Я могу рассказать кое-что из того, что я знаю, если хочешь. Можешь мне не верить, но мне меньше всего хотелось, чтобы тебя втягивали в наши проблемы… Но раз уж это произошло, то нужно по крайней мере проинформировать тебя о том, с чем ты столкнулась. Не беспокойся. Денег не возьму.
  А ты еще и деньги за это обычно берешь?!… Но, если честно, меня уважило, что Катарина хочет взять на себя ответственность за тот случай… Я пишу и показываю ответ: «Хорошо, можешь остаться. Но только при условии, что ты также объяснишь мне, почему отлыниваешь от своих обязанностей».
  — Почему тебя это так волнует? — удивилась Катарина. Пишу: «Потому что у тебя из-за этого могут быть проблемы», — показываю.
  — Кошмар, ты правильная… — вздохнула наемница. — В общем-то, это и есть причина, по которой нет особой необходимости следить за демасийцами, — в смысле? — Вы все слишком простодушны, — это упрек или похвала? — Никаких хитрых трюков, никаких засад, никаких подлых приемов, — а должны быть? — Но гарантией, как ни странно, служит даже не это, а факт того, что это может случиться, — мне кажется… или тут противоречие?! — Вся Рунтерра знает, какие представители Демасии честные и справедливые, — ты так говоришь, словно это что-то плохое… — Потому представь: вдруг попытка нападения на правителя другой державы! — не представляю… — Об этом сразу же весь мир галдеть начнет, — если не несколько… — Мол, что Демасия ничем не отличается от Ноксуса, — было бы смешно, если бы это не было грустно. — Это сильно ударит по их авторитету, — это очень мягко сказано… — А если им еще и Свейна прибить удастся… В нашем подвале есть ну очень дорогие бутылочки немалого срока выдержки. Я не большая ценительница редкого алкоголя, но слово даю, что если это и впрямь случится, то одну из них обязательно открою.
  Суть уловила. Если правительство Демасии действительно что-то затевает, то это вдарит по ним же, так как скомпрометирует их в мире и в Лиге Легенд в частности. И, судя по всему, Катарина ненавидит Свейна настолько, что будет рада, если он умрет, даже если ей потом придется разбираться с последствиями. Если же попытка покушения провалится, то в плюсе окажется Свейн и Ноксус в целом, а Катарине просто нужно будет грамотно к этому подстроиться… Да, она выигрывает в любом случае. Нечего сказать.
  — Если это все, что ты пока хочешь знать, — продолжила Катарина, — то с твоего позволения, я бы сполоснулась и переоделась. Если можно, — улыбнулась она. Я вздохнула: и как я, интересно, откажу? Я кивнула. Катарина встала с кровати и подошла к столу, держа в руках свои три клинка. Я тут же указала в угол. Нечего оружейной на моем столе делать! Наемница пожала плечами и стала складывать оружие туда, куда ей показали. Когда закончила:
  — Слушай, а у тебя не найдется что-нибудь… во что мне можно переодеться… ну ты понимаешь.
  Понимаю. Да вот только у меня нет лишних ночных сорочек. Тем более на тебя. Я вздохнула: нужно найти хоть что-то, по крайней мере. Я направилась к шкафу, открыла его и начала высматривать. Через какое-то время…
  — О! — раздалось у меня за плечом. — А это что? — Катарина потянулась к черному платью с корсетом, слегка раздвинула все остальное и стала рассматривать… Клянусь, не знаю, откуда оно!
  Повернувшись к Катарине, я жестом показала ей отойти, после чего вытащила платье и протянула ей. Она оглядела его…
  — Мне подходит, — улыбнулась она, после чего посмотрела на меня: — Но не знала, что у тебя есть подобные вещи…
  Поверь мне, я тоже! Я подошла к столу и нацарапала очередной вопрос: «В ванной сама разберешься?» Показала. Катарина:
  — Да думаю, да. Приходилось ранее с хекстеком дело иметь.
  Я села за письменный стол и рукой указала на ванную, как бы говоря, что она уже может идти. Катарина пожала плечами и прошла. Так, а чем бы мне самой теперь заняться? Старые записи просмотреть? Или, может, партитуры какие пописать…? Как же я не люблю искать, чем себя занимать. Ненавижу время Съездов.
  Большой Валоранский Съезд, или просто Съезд, крупное раз из раза повторяющееся мероприятие, на котором лидеры многих государств съезжаются, чтобы выделить важные наиболее спорные моменты в их отношении друг к другу. Все эти моменты фиксируют Призыватели, которые тоже сюда приезжают на это время, после чего проводится что-то вроде турнира. Появляется новый тип Призывов. Они не такие случайные по сравнению с регулярными, но время на подготовку сокращается с пяти до трех минут. Кроме того, призывать нас будут лучшие из лучших… По крайней мере, в тех случаях, когда идет решение одного из вопросов, определенного на этом Съезде. По мере того, как будут проводится матчи, команды Призывателей, которые будут выигрывать, будут сражаться дальше и в их руки будут вверяться все более и более важные вопросы… Но это все детали. Нам, чемпионам, важно лишь то, что какое-то время после Съезда в придачу к обычным призывам появятся и такие вот сверхважные. Сам Съезд закончится традиционным концертом в моем исполнении. Заказ на него я уже получила… Но он будет еще только через несколько дней! Чем мне сейчас заняться?!
  Не знаю почему, но лидеры государств или их представители на Съезд пребывают не одновременно, а ежедневно, по очереди. Каждый раз порядок разный, но первыми традиционно приезжают правители наиболее крупных. Например, завтра приедет принц Джарван… УИ! Хочу его увидеть! Последний раз его видела в Демасии, так говорят, что он еще больше возмужал с тех пор!
  Джарван Четвертый – единственный сын короля Джарвана Третьего, а значит наследник трона. Принц проходил подготовку у лучших воинов и ученых Демасии, потому подкреплен и военном деле, и тонкостях правления. Кроме того, он также сражается в Лиге Легенд под прозвищем Воплощение Демасии. Идеальный мужчина, короче.
  Однажды, правда, он попал в плен к ноксианцам. Я мало что знаю о том случае, но говорят, что пылкость самого Джарвана сыграла злую службу. Гарен с Бесстрашным авангардом попытались его вызволить, но безуспешно. Спустя много дней Джарван явился сам. Вместе с некоей лиловокожей девушкой и черепом драконицы. И хотя все были рады приветствовать принца, тем более с трофеем такого рода, немногие обрадовались его спутнице. То была Шивана. Полудракон. Она тоже чемпион Лиги со стороны Демасии, потому ее истинная сущность держится в строжайшей тайне. Если она однажды всплывет… Я боюсь даже подумать, что произойдет в этом случае.
  …Я так и не придумала, чем заняться, и просто просидела за столом как дура, а Катарина уже успела выйти из ванной. Заметно посвежевшей и уже в платье. Она держала в руках свою старую одежду, которую бросила к своему оружию, после чего обратилась ко мне:
  — Ну как я тебе? — расправила она руки. — Мило, не правда ли? — типа того… — Я думаю, что будь у меня такой же инструмент, — указала на этуаль, — только черный, вполне могла бы сойти за ноксианскую версию тебя, — посмеялась она. Я зевнула: я б лучше посмотрела на демасийскую версию тебя.
  — Пфи, — обиделась Катарина, — скучная какая… — и уселась на кровать… опять. — Ладно. Спрашивай, что ты хочешь знать.
  Вопрос был заготовлен заранее, я просто показала его ей: «Чего добивался Свейн, приглашая меня присоединиться к Ноксусу?» Катарина скривила губы, после этого только ответила:
  — Знаешь… я об этом сама все эти дни голову ломала. Могу лишь поделиться предположениями… С чего бы начать…? — задумалась она. — Ну смотри. Старый хрыч прилюдно делает предложение Соне, то есть тебе, присоединиться к Ноксусу. От этого предложения он ничего не теряет, правильно? Но тем не менее есть шанс один на тысячу, что ты согласишься, — один на миллион, я бы сказала, — и в этом случае влияние Ноксуса резко летит вверх. От того, что ты начнешь хуже к нему относиться в случае отказа, поверь мне, ему ни тепло ни холодно. Дальше. Ты отказываешь. В этом случае он переводит тему на дом Дю Кото, в котором ты остановилась, — я тут же начала писать свою догадку: «Он пытался тебя скомпрометировать?!» Показала, на что Катарина усмехнулась:
  — Я тоже сначала так подумала, но быстро отбросила. Видишь ли, старый крыс мыслит гораздо более глубоко и гибко, потому верится с трудом, чтобы он всерьез пытался чего-то добиться подобного рода детским трюком. Хотя, безусловно, был бы рад, если бы сработало. Посуди сама – в этот раз он также ничего не терял. Идем дальше. Ты прилюдно даешь понять, что… — она остановилась и немного подумала прежде, чем продолжить, — хорошо относишься ко мне и моей семье и что замечание в адрес Дю Кото тебя оскорбляет. И тут совсем бардак начинается: старый маразматик начинает прилюдно нас нахваливать и рассказывать, как было бы здорово, присоединись ты к нам. Вот этот момент, честно говоря, даже у меня в голове не укладывается. Есть лишь предположение, что он настолько сильно хотел порадовать ноксианцев, что готов был даже к твоему присоединению к Дю Кото, — мне показалось, или она выделила слово «даже». — И если честно, меня беспокоит это «даже», — и вправду выделила… — Сейчас припомню его слова… «ради этого многие из нас согласились бы даже с твоим присоединением к Дю Кото». Вот. Так много об этом думала, что наизусть запомнила, — вздохнула Катарина. — Мне упорно кажется, что «даже» словно какой-то отдельный смысл в себе несет…
  Если честно, мне вот так не казалось. Я написала, что думаю по этому поводу, и показала Катарине: «Мне кажется, что ты придаешь излишнее значение мелочам». Она некоторое время помолчала:
  — Думаешь? — ответила наконец она. Если честно, я даже удивлена. Думала, она начнет спорить…
  — Может, ты и права… — вздохнула наемница. — Должно быть, я так сильно помешалось на этом всем, что нахожу смысл там, где его нет. В конце концов, этот старый придурок и оговориться мог. Маловероятно, конечно, для кого-то с его опытом оратора, но всякое возможно… Возвращаясь к теме. У меня есть одно соображение по поводу того, чего он пытался добиться. Допустим, ему все уже удается присоединить тебя к нам, к Дю Кото то бишь, а потом с тобой внезапно что-нибудь случается. В этом случае он моментом переводит все стрелки на нас, и в результате наносится ощутимый удар по нашему положению. Ему вполне себе свойственны подобные манипуляции, но он сам же признал, что не настаивает на твоем присоединении к нам… Да и делать ставку на вероятность не в его духе, а потому, я считаю, это был очередной безопасный шаг с его стороны из разряда «а вдруг сработает»…
  Я потерла лоб: у меня начинает болеть голова… То есть Свейн попытался добиться нескольких разных результатов, но при этом серьезно не рассчитывал ни на один из них? Это как?
  — Знаю, звучит довольно запутано, — признала Катарина, — но подобные многоуровневые шаги – конек Свейна. Ты же не забыла его прозвище? — а… ну да… — Ладно. Полагаю, что ты захочешь знать итог. А в итоге оказалось, что старый урод, такой замечательный, пригласил Виртуоза Струн присоединиться к Ноксусу, а она, такая плохая, отказала. Так что отношение к тебе сейчас у нас прохладное, имей в виду.
  Здорово… нечего сказать… Разве что только отметить, сколько раз за ночь Катарина сказала слово «старый». Причем существительное к этому прилагательному было каждый раз разным…
  — Если обобщать. Старый плут… — вот, опять! — смог заметно укрепить свою позицию, несколько ослабить твою и здорово пощекотать нервы нам всем. Сам факт того, что мы сидим и пытаемся разобраться, а что же он задумал, уже говорит о том, что он на шаг впереди. Кроме того, заведомо нельзя сказать, было ли это одиночным ходом или он готовит себе почву для чего-то… Иными словами, нас сделали. Война, понятное дело, не проиграна, но позиции слиты знатно, — подытожив, вздохнула наемница и завалилась на кровать. Не, ну… Аргх!… Даже комментировать это уже не хочу… Я немного собиралась с мыслями и написала то, что меня действительно волновало: «И что же мы будем делать теперь?» Показываю. Катарина приподняла голову, чтобы прочитать, после чего опустила и стала лениво отвечать:
  — Я, должно быть, слишком часто говорила «мы»… Так вот в действительности нет никаких «нас». Есть я и мои проблемы, и есть ты, но по недоразумению оказавшаяся втянута в проблемы Ноксуса. Я тебе объяснила, что к чему, только из-за этого самого недоразумения. Дальше ты сама по себе.
  Ну знаешь… Я поискала среди кипы бумаг полностью чистую и начала писать ответ. Писала довольно долго. Катарина даже слегка приподымалась, видно, интересно было, но не вставала, тем не менее… Готово. Отложив перо, я перечитываю, чтобы быть уверенной, что ничего не забыла, после чего передаю Катарине свое послание при помощи телекинеза. Она протягивает руку, чтобы его взять, осматривает и уже вскорости поднимается с кровати, продолжая читать сидя:
  «Нас», может быть, и нет. Но ты и я связаны в любом случае, хочешь ты того или нет. И связаны с того самого дня, как я встретила тебя здесь в Каламанде. Нам довелось помогать друг другу, хотя у каждой из нас и не было на то оснований. Даже сейчас к кому ты первой пришла? Ко мне. Значит, ты мне доверяешь. Ты права, что меня твои дела не касаются и не должны касаться. Но то, что касается каждой из нас по отдельности, идет слишком уж рядом друг с другом. Глупо не воспользоваться этим шансом и не попытаться друг другу помочь. Я устала сидеть под постоянной опекой и ничего не делать. Я хочу помочь этому миру, но до сих пор не знаю, с чего начать. И именно ты, я считаю, можешь дать мне это начало. Кроме того, я уверена, что ты сможешь найти мне достойное применение и в своих собственных делах. Отсюда вопрос: хочешь ли обрести союзника из представителей Демасии, за которого многие плетут интриги и друг другу рвут глотки, или же предпочтешь иррационально тешить свое самолюбие, пытаясь воплотить свои амбиции в одиночку?»
  Катарина улыбнулась. Смешок. Еще смешок. И начала смеяться. Не громко, не сильно, но все равно она смеялась. Закончив, произнесла:
  — Интересно. Очень интересно! Я отвечу тебе на это! — она встала. — Ты в корне отличаешься от той, какой я тебя встретила тогда. Должно быть, недосыпание тебе мозг от несерьезности чистит… Так ответь же тогда! Твое «связаны». Ты всего лишь навязалась, ведомая собственными нелогичными желаниями. Своей прихотью. Это не дает нам связь! Дальше. Доверие. Запомни, я никому не доверяю. Ты слишком простая. Ты приютила меня у себя, потому что я сделала то же самое для тебя. Порядочными людьми легко манипулировать. Твои же доводы о намерениях «помогать миру» кажутся мне смешными. Найти начало в этом? Я? Да я цинично воспользуюсь тобой и брошу при первом же удобном случае. Нет. Я тебя убью! Всажу клинок в спину тогда, когда ты меньше всего этого ждешь, когда ты окажешься для меня бесполезной или когда твоя смерть будет выгодной для меня. Готова ли ты на это? — Катарина показала на меня пальцем. — Отвечай же, Виртуоз Струн, Сона Бювелль!
  Я принялась писать так быстро, как только могла, словно от этого зависит моя жизнь. У меня все равно ушло на это какое-то время, но Катарина терпеливо ждала, вероятно, осознавая всю важность момента. Написав свой ответ, я тоже встала и держала лист на вытянутой руке, словно тыкая Катарину носом в свои слова:
  «Да, это была моя нелогичная прихоть. Но я навязалась потому, что считала, что могу пригодиться. И я пригодилась. И ты это признала. И это дает нам связь. Да, я веду себя не так, как обычно. Но я подчеркиваю: я устала от ничегонеделания. И доверяю это тебе. Я в принципе доверяю тебе. И ты это понимаешь. И ты это принимаешь. Именно поэтому ты неосознанно делаешь то же самое для меня, пусть и не так ощутимо, как может показаться. Но мне достаточно и этого. Если захочешь меня убить, так сделай же это. Ты одна из лучших убийц в Рунтерре, всегда добиваешься желаемого для себя. Но ты не умеешь добиваться того же самого для своих союзников так, как это получается у меня, а потому даже после моей смерти моя сторона одержит победу. И меня это устроит! И ты не опровергла мои слова о том, что наши трудности идут рядом. Значит, ты признаешь, что мы можем быть друг другу полезны! Значит, ты признаешь меня. Так дай мне этот ответ. Признай же, Гибельный Клинок, Катарина Дю Кото!»
  Я не видела лица Катарины за листом с ответом, который держала, но услышала, что она опять начала смеяться…
  — Превосходно! — воскликнула она. Катарина взяла мою руку с ответом своей, опустила, второй взяла лист, отбросила его на стол, и у нас получилось рукопожатие…
  — Ты ответила мне, Сона Бювелль. А потому я признаю тебя!
  …Комично, наверное, мы выглядели: одна в ночнушке, другая в платье, жмем друг другу руки в свете светильника. Но то было внешне. Не передать словами, насколько сильно мне ощущалась важность того момента. Казалось, словно он самый важный в моей жизни… Нет, в жизни целого мира… Я просто утонула в нем и плохо помнила, что было дальше.

  — …ться к сражению следующим чемпионам: Гангпланк, Гнар, Каин, Шивана, Кассиопея, Свейн, Тристана, Джинкс, Сона и Треш. Поле Правосудия – Ущелье Призывателей. Время на подготовку – пять минут.
  Еле-еле я отрываю себя… от пола. Да, я сплю на полу. Мою кровать заняла Катарина, потому пришлось расстелить себе так… Какая же она все-таки наглая.
  Я поднялась. Светало. Прошла к шкафу, открыла и достала свое обычное платье. Так лень тащиться до ванной, чтобы переодеться… Надеюсь, что она не обратит внимание, если я это сделаю прямо здесь.
  И я действительно переоделась прямо перед шкафом… Совсем стыд потеряла… Но я слишком сонная, чтобы совершать больше телодвижений, чем необходимо. Я развернулась и протянула руки – с одной стороны ко мне начали плыть по воздуху мои аксессуары для волос, с другой – этуаль. Получив и то, и другое, я…
  — …Удачи, — пробурчала Катарина. Мне захотелось плакать: она не спит. Подглядывала, небось, за мной… Ненавижу тебя… А она ведь еще и спать будет дальше. А это повод ненавидеть вдвойне!…
  «Сона… Готова…» — с огромным неудовольствием ответила я на призыв.

  Когда я отозвалась, Катарина уже проснулась и была полностью собрана. Она сидела за моим столом, подперши рукой голову. Со всем своим оружием. Лишь три клинка держала на коленях. Очевидно, это были те, что она обычно держит за поясом…
  — С возвращением, — обратила Катарина на меня внимание, — завтрак на кухне.
  Завтрак?! Здорово-то как! А то Призыватель оказался редиской! Нет, ну серьезно! Ну что это за начальный закуп: древняя монета и оберег фей? Ладно, бисквитов, я даже зелий никаких не получила… Не то чтобы подобное было такой уж редкостью, но сражаться едва проснувшись, когда во рту крошки не валялось… затруднительно.
  Я тут же отложила этуаль и ринулась доставать себе посуду и накладывать, после чего принялась есть… прямо на весу. Ум… Вкуснятина! Катарина, переезжай ко мне!…
  — Мне сейчас надо на обход, — внезапно обратилась она. — Если хочешь, можешь со мной. По дороге я расскажу в общих чертах, что сейчас творится в мире. Полагаю, ты захочешь об этом узнать.
  Есть еще кое-что, что я хочу узнать. Мне пришлось в этот раз сражаться против Свейна, вот и навеяло вопрос. Я подошла к столу, отложила тарелку и написала на одном из немногих чистых мест на исписанных листах: «Почему ты ненавидишь Свейна?». Катарина видела, как я пишу, потому после этого просто взяла тарелку и продолжила есть…
  — Потому что он подставил моего отца, — и тут же пожалела об этом, ибо едва не выронила. Подставил отца Катарины? Как? Наемница перевела на меня взгляд. Моя реакция ее явно не удивила. Она стала пояснять:
  — Подробности тебе знать ни к чему. Но суть в том, что именно поэтому местоположение моего отца в настоящий момент неизвестно. Полагаю, старый скот рассчитывал ослабить положение Дю Кото. Просто именно в этом случае его позиция становилась абсолютной. Он оказался почти прав: мне пришлось наизнанку вывернуться, чтобы все с таким трудом построенное моим отцом не развалилось в одночасье. Так он и нажил себе врага в моем лице: мне все равно, какие цели преследует этот старый козел – я физически не могу доверять тому, кто подставил человека, что изо всех сил старался во благо Ноксуса. Тем более если я связана с этим человеком кровно.
  У меня слов нет… Но должна же быть причина!
  — У тебя на лице написано, что ты хочешь знать, зачем он это сделал, — здесь должен быть очередной комментарий по поводу разборчивости почерка… — Я бы сказала, что старому ублюдку в принципе мешали все генералы, кто имел вид на власть после того, как Дарквилл отошел от дел. Уверена, дело именно в этом.
  Можно было бы, конечно, списать на то, что это Ноксус и все такое, но даже я не настолько наивна. И почему политика всегда связана с чем-то грязным…?
  — Об этом никто не должен знать, — в голосе Катарины прозвучала нотка угрозы. — Все, что я тебе говорю, в принципе не должно выходить за пределы нас двоих, но на этот момент это распространяется особо строго. Имей в виду.
  Я сглотнула и кивнула. Катарина верна своим словам. Она признала меня, а потому готова довериться. Но это вменяет мне и определенные обязанности. А именно такую же верность к ней, какую она проявляет ко мне. Если я… не оправдаю ее надежд… мне не жить.
  Я кое-как доела – после такого кусок в горло не сильно лез – после чего отнесла тарелку в ванную – потом помою – и прошла к столу. Катарина была уже у выхода, потому я воспользовалась своей последней возможностью нормально передать ей свои слова. Я взяла максимально исписанный лист, чтобы можно было его сразу и выбросить на улице, и кое-как уместила свой вопрос: «Что ты намерена делать?», после чего тоже прошла к выходу и показала этот вопрос Катарине. Она уже успела обуться и убрать оставшиеся клинки за пояс, потому ждала лишь меня. Я тоже обулась, после чего протянула руку, призывая этуаль к себе, тот приплыл ко мне по воздуху, и мы вышли…
  — Не знаю пока, — ответила наконец Катарина. Должно быть, все это время она думала. Я убрала этуаль за спину, закрыла дверь и пошла вслед за наемницей.
  — Но пытаться его победить в поединке умов – вариант заведомо проигрышный, — продолжила она. — Старый прохвост слишком хорошо все просчитывает, — ты новые слова придумываешь, что ли?! — Не исключаю, что наше объединение усилий он тоже предвидел, — он ясновидящий? — Кроме того, строя свою логику, он принимает в счет и чувства тех, с кем ведет битву, — ясновидящий психолог? — И активно этим пользуется, — ясновидящий психолог-манипулятор… демон, короче. — У меня есть основания полагать, что именно старый пердун ответственен за то, что Джарван в свое время угодил в плен, — а у меня есть основания полагать, что комментарии у меня закончатся раньше, чем новые слова для Свейна у тебя… — Просто сыграл на этом вашем желании защищать всех и вся во имя справедливости и бла-бла-бла, — нет, серьезно, какие у тебя проблемы с демасийскими идеалами? — Именно поэтому ставку лучше сделать на то, что предвидеть он не в состоянии, — ты сама только что сказала, что он видит буквально все! — На то, что произойти может лишь с ничтожно низким шансом, — на чудо? — Подобно тому, как мне удалось сохранить влияние Дю Кото. Он явно не допускал подобное возможным…
  Я понимаю, к чему ты клонишь, но даже так… Чтобы нечто подобное провернуть, нужно уметь читать человека. Но тут речь идет о Свейне. Нужно уметь читать человека, способного продумать почти все. Но читать явно недостаточно. Нужно уметь читать человека, способного продумать почти все, и при этом найти то, что он не смог, продумать и как-то этим воспользоваться… Ты сама-то хоть веришь, что подобное возможно?
  — Короче говоря, — продолжила Катарина, — нужно при любой даже самой малейшей его оплошности пользоваться ситуацией по максимуму, — судя по всему, веришь… — А все остальное время молча наблюдать за ним и извлекать выгоду из текущей ситуации. То есть делать то, чем я обычно занимаюсь, — кошмар, ты помешанная… — Кстати, — обратилась она ко мне, — как много ты знаешь о Лиге и положении дел между Демасией и Ноксусом?
  Я покрутила кистью, как бы говоря, что ни так ни эдак… Катарина вздохнула:
  — И теперь мне объяснять тебе все, начиная с сотворения мира? — нет, ну с сотворения мира не надо… мне не кажется, что это важно для нас в данный момент… — Ладно. Слушай. Вот представь, весь Валоран трещит по швам от войн. Находятся люди, которым это не нравится. У каждого свои причины: кому-то хочется уберечь своих родных и близких, кому-то – саму землю с ее богатствами, чтобы было чем владеть и править впоследствии, кому-то – свою собственную шкуру. Таким образом начинают формироваться стороны, если до тех пор еще не сформировались. И со всех этих сторон вышли великие маги и, объединившись, создали то, что получает в итоге название Лига Легенд. Посовещавшись, они решили устроить нечто, что будет решать конфликты… так, чтобы от этого не ходил ходуном весь мир, но при этом совмещало бы все принятые в мире принципы. В первую очередь два из них: принцип справедливости Демасии и принцип силы Ноксуса. Так появились сражения на Полях Правосудия. Вершить политику через соревнования, казалось бы, идиллия, но конфликты возникают постоянно. Повсеместно. Каждый мелкий спор зачастую перерастает в борьбу за территорию. Именно поэтому матчи проводятся настолько бессистемно. Но даже это не решило все трудности. Тут и там происходят стычки. Везде ошиваются бандиты. Коготь Зимы не может усидеть спокойно в своем Фрельйорде. Зауниты со своими экспериментами на людях. Пираты в окрестностях Билджвотера. Про войдлингов и нежить я вообще молчу. Даже между демасийцами и ноксианцами отношения сглаживались постепенно. Джарван попал в плен примерно в то время. Когда наступил-таки шаткий мир, появились новые проблемы. И Демасия, и Ноксус начали разрушаться изнутри. Я думаю, ты об этом знаешь, — я кивнула: я была в курсе о положении дел в Демасии, а том, что в Ноксусе то же самое узнала от Ле Блан. — И, как результат, появились недовольные. Множество недовольных. В лучшем случае люди валили вину на противостоящее государство, то есть Демасия на Ноксус, а Ноксус на Демасию. В худшем же – упрекали Лигу Легенд. Ноксианцам не по душе навязанный Лигой мир – люди хотят воевать и доказывать свое превосходство. И, как ты, верно, знаешь, в Демасии ненавидят магию и всех, кто с ней связан. Сам факт того, что организация, полностью состоящая из магов, вершит судьбу мира, им не по душе. Это все стало подспорьем к тому, что только-только сведенные к минимуму стычки начали учащаться. И во всем этом появилась новая сторона – открыто выступающие против Лиги. Помнишь того полоумного, на которого мы заказ вместе исполняли? — я кивнула: большую часть сказанного им я благополучно пропустила мимо ушей, но его слова о том, что он хочет уничтожить Лигу Легенд, я запомнила хорошо. — Так вот, ты будешь смеяться, но на следующий день я еще одного такого нашла, — нет, не буду, но могу поплакать, если хочешь. — Что даже более забавно, он убивал людей, пытаясь подставить меня, — а может, все-таки засмеюсь. — Собственно, меня Гарен нанимал, чтобы его вычислить…
  Что-то у меня в голове не укладывается… Гарен нанимал… Катарину? Нет, я помню, что-то такое упоминалось, когда я была в доме Дю Кото, но… представить себе я это не могу. Никак.
  — Кстати, убийца этот оказался из Ионии. Как и тот полоумный.
  Я посмотрела на наемницу: уж не хочет ли она сказать, что…
  — Я бы не стала делать поспешных умозаключений, — словно проследила она за моей мыслью, — но опыт все же учит меня не верить в совпадения. Потому как минимум стоит проверить. Если ничего из ряда вон выходящего не произойдет, то вероятнее всего после Съезда я отправлюсь в Ионию. Если, конечно, работодателя там найду… — а тебе обязательно убивать за деньги всюду, куда бы ты ни направлялась? — Раз уж заговорили об Ионии, хочу, чтобы ты еще кое-что приняла к сведению. Уверена, ты наслышана о тех жестокостях, что произошли, когда Ноксус вторгся на территорию Ионии. Даже мне это было не по душе. И, судя по всему, не только мне: и Ле Блан, и Дариусу, словом – всем. Но видишь ли в чем дело… Во время этого нашего вторжения старого хмыря отстранили от должности на неопределенный срок, — чего? — По слухам, имел место некий бюрократический заговор. Из всех аристократических семей именно Дю Кото наделены наибольшим влиянием и средствами, а потому косо начали смотреть именно на нас. При некотором желании я действительно могла бы организовать нечто подобное… Но можешь мне не верить, но я тут все же не причем. И хотя мы выиграли очень многое от того вторжения, многие считают это клеймом на ноксианской истории.
  Кажется, я понимаю, к чему клонит Катарина. Если Свейн действительно настолько хитрый, каким она его выставляет, то он вполне сам организовать свое «отстранение», но продолжать вести дела, находясь «в тени». Таким образом он не выставлял себя в дурном свете, но в то же время мог скомпрометировать аристократию и Дю Кото в частности…
  — Хотя никто не нашел доказательств нашей причастности к этому делу, большинство ноксианцев до сих пор с недоверием относятся ко мне, моей семье и всей элите в целом… К чему я веду, собственно. Мне сейчас нужны союзники. Чем больше и надежнее, тем лучше. В Ноксусе у кого можно я поддержкой уже заручилась, а на то, чтобы повлиять на остальных, уйдет слишком много времени и средств, потому того не стоит. Примерно такая же картина и с остальными государствами: даже притом, что ко мне относятся несколько теплее, чем к официальной верхушке, попытки расположить конкретные государства к себе могут даже не отбить себя. Стереотипы насчет ноксианцев опять же. С Лигой же все иначе: они способны предоставить конкретную помощь в любой момент времени. Кроме того, они на всех смотрят непредвзято, а их отношение определяется тем, насколько конкретный чемпион им полезен. И хотя сейчас влияние Лиги на мир сильно шатается, я бы все равно предпочла сделать ставку именно на них, как на наиболее надежный вариант. Ты же не страдаешь какими-либо предрассудками и не имеешь ничего против магов?
  Я покачала головой. Я ведь чародейка. В каком-то смысле тоже маг.
  — Уже хорошо: мне не нужно тратить время на бессмысленные убеждения. Собственно, что я предлагаю: поглядывать на положение дел в мире и мало-помалу выслуживаться перед Лигой. Уверена, что Лига также пойдет навстречу, особенно если пресекать появление всяких недовольных ими умников. Как результат, наши цели могут стать нам ощутимо ближе. Естественно, что я буду вести параллельно кое-какие свои дела, которые тебя не касаются, — кто бы сомневался. — Ты можешь делать то же самое, — мне даже интересно, что я такого могу делать тайно… говорить, что ли? — Конечно, я помню данное тебе слово, а потому ты вправе обратиться ко мне, если тебе потребуется кого-либо убить, я не откажу, — нет, не потребуется. — Но вряд ли ты обратишься, — конечно, ведь ты понимаешь, что я не такая кровожадная… — Ты сама кого хочешь убьешь… — НЕТ, НЕ ПОЭТОМУ! — Да ладно тебе, не дергайся, — засмеялась Катарина, — я же шучу. В общем-то, я планирую помочь тебе по-другому: когда будем пересекаться, я снабжу тебя информацией и мыслями по поводу происходящего. В ответ же рассчитываю, что ты будешь мне оказывать посильную поддержку. Тебя устраивает? — предложение более чем справедливое. Я кивнула.
  — Значит договорились, — она остановилась: мы пришли к ноксианскому лагерю. — А теперь подожди меня здесь, пока разберусь тут. Когда выйду, нужно будет еще несколько раз всю деревню оббежать, но зато будет время много чего рассказать по дороге. Например, что произошло в тот день, когда я встретилась с Гареном. И не беспокойся о времени, мы вполне даже успеваем еще и Джарвана встретить до кучи, — вот этому я особенно рада! — Я быстро, — Катарина прошла в одну из палаток, а я осталась терпеливо ждать.

  …Таскаться по деревне и впрямь пришлось немало. У меня ножки устали… Но оно того стоило, сейчас мы в числе тех, кто стоит вдоль дороги, откуда должен прибыть Джарван. Правда, люди вокруг нас стоят как-то поодаль… Я не совсем уверена, но мне кажется, что причина в куче оружия, коим увешана Катарина… Но Муза с ней. Главное, что я сейчас смогу видеть воочию Джарвана, которого вне Полей Правосудия не видела давно. Да и на самих Полях не часто встречаю… А потому я вся в предвкушении!
  Они уже показались вдалеке. Небольшой конвой, в первых рядах которого уже можно было видеть Принца, восседающего в своих обычных золоченых доспехах, державшего штандарт Демасии… Он с ним что, все дорогу досюда прошел?! Нет, серьезно. Он как бы и солдат, и наследник трона, и посол, и знаменосец? На ум также приходит фраза про лошадь и быка, но, кажется, она тут будет не совсем к месту…
  Они уже подходили к нам. Люди встречали процессию молча…
  — ОЙ! — закричала Катарина, махая рукой. — ЖАРВАНЧИИК!!!
  У меня аж дар речи чуть было не появился! Ты совсем, что ли, окатаринела в край?!
  («Чтоб тебя, Катарина…» — тихо процедил Джарван сквозь зубы, но виду не подал.)
  Люди тут же устремили взоры на нас… Мне стыдно… Я не знаю, кто это! Я ее первый раз вижу!
  А Катарина вела себя так, словно ничего предосудительного не сделала… Я теперь всерьез опасаюсь, а не было ли ошибкой с ней связаться. Ибо прямо сейчас одно лишь только нахождение рядом с ней делает меня плакать! Я села на корточки, обхватила руками колени и уткнулась в них лицом. Пожалуйста, не трогайте меня…
  …Какое-то время сидела так, пока меня не позвала Катарина:
  — Эй. Ты там как?
  Я резко отрываю голову от коленей и начинаю строго смотреть на нее. Вид, должно быть, у меня тот еще: все лицо наверняка красное…
  — Ну прости-прости, — начала отмахиваться Катарина. — Просто все стояли с таким серьезным видом… Вот мне и захотелось слегка разгрузить обстановку, — улыбнулась она. — Забавно же получилось, — Нет, не забавно! Совсем не забавно! Как я теперь в лицо принцу посмотрю после такого!
  Кстати о нем. Судя по всему, Джарван и его сопровождающие уже давно прошли. Но людей вдоль улиц было еще порядочно. Я встала: не к чему еще больше внимания привлекать…
  — Госпожа Сона, — негромко позвал меня кто-то. Я тут же оглянулась и увидела несколько смущенного молодого человека… У меня дежа вю. Ох уж эти смущенные молодые люди…
  — Меня попросили Вам передать это… — протянул он небольшой конверт. Я принимаю его, после чего молодой человек поспешил ретироваться, раскрываю и начинаю читать послание… Стойте-ка… да это же… от Джарвана! Ну-ка, ну-ка… Так-так-так… Он хочет встретиться со мной! УИ!
  — Что это у тебя там? — спросила Катарина. — А то ты что-то прямо вся засветилась.
  Я посмотрела на нее и тут же попыталась скрыть лист, отвернувшись в противоположную сторону от нее, но почувствовала… что у меня в руках ничего нет! Стойте… как? А Катарина с этой стороны откуда? Она же стояла тут!… А теперь здесь… КАТАРИНА, Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ!
  — Охо, — вымолвила она, прочитав письмо. — Принц назначает тебе свидание с самой малолюдной стороне от демасийского лагеря. Это так мило!
  А тебе-то что?
  — Что ж… Я думаю, ты не против, если я к вам присоединюсь, не правда ли? — нет, против! Еще как против!
  — Идем уже, — потянула Катарина, схватив меня за руку. — Не будем заставлять представителя Демасии ждать.
  Пожалуйста… убейте меня кто-нибудь…

  — Здравствуй, Сона! — величественно поприветствовал меня Джарван. — Я рад видеть тебя в добром здравии.
  Я поклонилась, как это принято у девушек в Демасии, взявшись за подол платья, на что принц в ответ, встав на одно колено, поцеловал мне руку… Какой он классный! Дайте мне одного такого! Я заберу его себе домой!
Когда поднялся, Джарван обратил внимание, что Катарина тоже протягивает ему руку в характерной манере… Ты бы хоть перчатку сняла для начала! Принц некоторое время смотрел, после чего сухо пожал ее.
  — Что за разница в обращении? — утрированно обиделась Катарина.
  — Не было бы проблемы, веди ты себя хоть чуть-чуть по-женски, — прокомментировал Джарван. — Или хотя бы если соблюдала элементарные правила приличия, Катарина… Нет, Катариночка.
  — Ох, и ты туда же?… — «ты»… к принцу?! — Ну шутканула малясь. Что вы все прямо как без чувства юмора…
  — А если бы кто из моих охранников отнесся бы к этому как к непочтению или даже угрозе? Было бы тебе до юмора?
  — Ну не отнесся же, — и она еще меня называла несерьезной… — Да и потом, паршивые у тебя, получается, охранники, если не могут отличить крик приветствия и настоящую попытку покушения.
  Джарван вздохнул: бесполезно с ней спорить. Он обратился ко мне:
  — Сона, все ли в порядке?
  Я кивнула.
  — Нет ли каких-либо проблем? Может быть, нуждаешься в чем-либо? Поверь, я готов лично оказать тебе посильную поддержку.
  Я покачала головой: нет, у меня правда все отлично. Джарван немного помолчал перед следующим вопросом:
  — Не хочешь вернуться в Демасию?
  Я снова покачала головой. Видно было, что Джарвана этот ответ не очень устраивает:
  — Понимаешь, народ Демасии… был несколько опечален твоим переездом. Хотя ты не отказываешь на просьбы проводить концерты на нашей территории… многим будет спокойнее, если ты будешь жить… ближе к нам.
  Джарван несколько раз останавливался, словно подбирая слова…
  — Дай-ка угадаю, — вклинилась Катарина, — до вас дошли слухи о том, что выкинул старый сыч.
  Джарван немного помолчал, после чего вздохнул и ответил:
  — Полагаю, ты о Свейне. Да, лгать не стану, это его предложение действительно нас встревожило. Мы даже подумали…
  — …что Сона действительно может его принять? — продолжила Катарина. Джарван не прокомментировал… Минутку… Вы серьезно так думали обо мне?! Я уперлась руками в бока и стала смотреть на принца. Это правда, скрипичный ключ вас всех подери?! Катарина присвистнула:
  — Эй, Сона, может тебе действительно стоило принять это предложение? По крайней мере, у нас бы тебе доверяли, — да, ты права! Надо было!
  — Я сожалею, что не смог преподнести наши опасения… в более надлежащей форме, — стал оправдываться Джарван, — но я все же рассчитываю на понимание, — о каком понимании может идти речь, когда складывается ощущение, что Демасия просто пытается меня использовать, подобно всем остальным вокруг?! — В конце концов, Ноксус… территория Свейна, и мы опасались… что он может опуститься до грязных приемов.
  — Само положение Соны служит гарантией ее безопасности, — снова вставило свое слово Катарина. — Если бы с ней что-либо случилось, рано или поздно, но об этом узнала бы Лига Легенд, а они моментально оказали бы посильную помощь. В наихудшем случае Ноксус вообще выпнули бы из Лиги, соверши кто-либо из нас… что-либо из ряда вон выходящее, а это равносильно тому, что весь бы мир пошел на нас войной. Жизнь одной лишь девушки, даже если и кого-то с положением Соны, того не стоит. Иными словами, единственное, чего вы действительно опасались, это того, что Сона переметнется к нам, — закончила свои рассуждения наемница. Джарван ответил не сразу и не мне:
  — Зачем ты сюда пришла?… — вот только не надо менять тему разговора!
  — Рада, что ты спросил, — усмехнулась Катарина – чему это ты так обрадовалась?! — Видишь ли… только что прошел Джарван со своим караулом, и тут же внезапно какой-то проходимец, даже не курьер вручает письмо с предложением встретиться в укромном месте от Джарвана. Который только что прошел.
  Эм… к чему она клонит? И почему сказала «только что прошел» дважды?
  — Ох, я очень сожалею, что в столь неформальной обстановке, — тут же стал извиняться передо мной принц, — просто с делами, посвященным Съезду, не могу позволить себе как-то иначе…
  — «Ничего страшного». Уверена, что Сона подумала примерно так, — я кивнула: я действительно так подумала. — И я даже солидарна с ней в этом. Но проблема здесь в другом, — в чем все-таки? — Вот только-только проходит Джарван, — она снова это отметила… — после чего кто-то предлагает встретиться в практически непатрулируемом месте, хоть и близко расположенном к демасийскому лагерю. Вот что я должна была подумать?
  Твою мелодию… Я поняла… Я так была ослеплена возможностью встретиться с Джарваном, что полностью забыла про осторожность. Моя жизнь очень ценна, но несмотря на это… даже не так… именно поэтому могут найтись люди, кому моя смерть может оказаться выгодной. Тем более в свете изложенных Катариной фактов…
  — Детали тебя не касаются, — продолжила наемница строго, — но у меня есть интерес в том, чтобы с Соной ничего не случилось. Во всяком случае, в ближайшее время.
  Я… была ошарашена. Вот она, настоящая причина, почему она последовала за мной. То была не просто ее прихоть… Я раскаявшись тут же начинаю кланяться перед ней. Прости меня, Катарина. Я очень сожалею…
  — Ой, да ладно тебе… — махнула она рукой.
  — Похоже, я оценил тебя неправильно, — обратился к Катарине Джарван. — Видимо, ты действительно непредвзято выполняешь свою работу до последнего, вне зависимости от того, кто твой заказчик, как и говорил Гарен… Слышал я, как ты помогла ему. Хоть и запросила при этом баснословную сумму…
  — Насчет этого… — Катарина взялась рукой за затылок, всем своим видом показывая неловкость. — Ну не знала я, сколько он там получает. Но не думала, что настолько много. Вот теперь голову ломаю, как бы… избытки вернуть. Естественно, не деньгами, а какой-нибудь услугой…
  — Он будет счастлив это услышать!
  — Нет! — встрепенулась Катарина. — Ни слова ему! Я… сама найду способ.
  — Мне кажется, что нет ничего плохого, если он узнает.
  — А мне кажется, что нет ничего плохого, если народ узнает, что у принца Демасии… проблемы с длительностью, с размером… ну и с началом до кучи. Я лично могу этому поспособствовать за счет своей репутации.
  Я явно покраснела: ты на что это намекаешь?!
  — Ты всерьез думаешь, что кто-то поверит в этот бред?… — удивился Джарван.
  — За счет своей репутации, — подчеркнула наемница. Тут до меня дошло. Судя по тому, что принц тоже замолчал, до него тоже. Катарина в состоянии распространить слухи о себе же, но содержащие… некоторые детали, которые вышли бы боком другим. Многие бы не сомневались в их правдивости хотя бы потому, что нету явной заинтересованной в распространении подобных сплетен стороны. Навредить себе, чтобы навредить другому – Катарина вполне себе на подобное способна…
  — Жуткая ты женщина… — прокомментировал Джарван. Подписываюсь под каждым словом!
  — Никогда не играй честно, — ответила наемница.
  — Это, пожалуй, меня и беспокоит больше всего, — принц обратился ко мне: — Я понимаю, что она может быть тебе полезной, и до тех пор, пока… ничего особенного не происходит, я могу полностью рассчитывать на нее в том, что касается твоей безопасности. Но ты сама должна понимать, что она из Ноксуса. В худшем случае она просто цинично убьет тебя тогда, когда ты меньше всего этого ожидаешь. Неужели ты готова пойти на такой риск?
  Я уверенно кивнула в ответ. Джарван вздохнул…
  — Бесполезно, — вставила комментарий Катарина. — Я ей то же самое сказала…
  — Даже ты? — удивился принц.
  — Что значит «даже»?! — наемница вздохнула и начала пояснять: — Джарван, сейчас в Рунтерре полный бардак. Старый пень вечно что-то выкидывает, весь Ноксус, как и Демасия, к слову, сидит как на пороховой бочке и положение Лиги постоянно скачет. Неужели ты думаешь, что я так уж рада связаться с кем-либо из представителей Демасии?
  — Это-то меня и удивляет. Ты терпеть не можешь демасийцев и всех, кто с ними связан…
  — Можешь не переживать на этот счет, я и большую часть ноксианцев на дух не переношу, — откуда в тебе столько злобы?! — Но ты прав, я бы не стала объединяться с обычным демасийцем. Здесь особую роль сыграло само положение Соны. Она может быть хоть трижды представительницей Демасии, любить во всем мире ее будут все равно, — вау… вот это сравнение… — Именно поэтому связаться с ней, я считаю, не такая уж и плохая идея. Правда, при обычных бы обстоятельствах я бы этого делать все равно не стала. Она сама настояла.
  Джарван с удивлением посмотрел на меня. Я кивнула.
  — Признаться, не ожидал… — проговорил он. — Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. По крайней мере, у нас с Катариной, судя по всему, общий враг. Хотя бы поэтому я могу признать ее в качестве твоего союзника… Но ты должна по меньшей мере осознавать, что это может негативно сказаться на твоей репутации…
  — Да нормально все, Жарванчик, — расслабленно произнесла Катарина, взявшись за затылок. — Я не планирую с кем-либо портить отношения, даже наоборот, хочу расположить к себе как можно больше народов Рунтерры. Так что можешь… — она исчезла, в этот самый момент рядом пролетели несколько светлых, ярких зарядов, а вслед за ним…
  — ДЕМАСИЯ! — и яркий, ослепительный луч, сопровожденный женским кличем. Что за…?
  Я перевела взгляд на место, откуда это все прилетело. Там стояла Люкс… она же чемпион, известная под прозвищем Леди Сияния, Люксанна Краунгард. Показав жезлом на нас, она улыбнулась:
  — Осветим врага!

  Глава написана на основе патча 7.17.

  Биография чемпиона: Джарван IV.
  Полное имя: Принц Джарван Лайтшилд Четвертый.
  Прозвище: Воплощение Демасии.
  Возраст: мужчина в самом расцвете сил.
  Комплекция: очень мужественная.
  Мотивация вступления в Лигу: принц Демасии не мог пренебречь лишней возможностью укрепить влияние своего государства в мире.

«Правда всего одна – и тебе ее расскажет острие моего копья.»
(с) Джарван IV

  Принц Джарван был отлично подготовлен к своей роли принять трон. Благодаря величайшим умам и опытнейшим военачальникам он приобрел неоценимые знания, способные сделать его мудрейшим правителем в династии Лайтшилдов, а благодаря пройденному курсу военных подготовок, он также не был и из тех, кто будет прятаться за слугами и телохранителями, покуда другие сражаются. Кроме того, пока одни лишь разделяют демасийские идеалы справедливости, Джарван является их подлинным воплощением, всегда ставя свои чувства к согражданам превыше всего… что, правда, уже сыграло и, вероятно, еще не раз сыграет с ним злую шутку…

  Призвавшим Джарвана Призывателям должна быть присуща толика его мужества. Там, где появляется принц Демасии, враги тут же разбегаются врассыпную, а союзники – вдохновляются. Врываясь в отряды противника, Джарван навязывает бой на своих условиях, тем самым сильно облегчая командные сражения, но он и сам обладает достаточной выносливостью, что помогает ему в продолжительных битвах. Однако способности Джарвана ситуативны, использовать их нужно с умом, иначе можно загнать в ловушку своих же союзников. Это отражает тот факт, что, как король, Джарван не будет иметь права на ошибку, и Призыватели должны это учитывать…

  К оглавлению

  Сеттинг

Вы можете оставить комментарий.


Оставить комментарий