Глава 9. Вольный Исследователь.

  …Свет…? Уже утро…?
  Я отрываю лицо от рук, что заменили мне подушку, и смотрю в окно… Да, было уже утро. Эту ночь я проспала прямо за столом… Ну и денек вчера выдался…
  Я посмотрела на потолок: на нем было выжженное место от искры Люкс. Оглядела комнату: тут и там были царапины или даже дыры от ножей Катарины или небольшие обуглившиеся участки от умений Леди Сияния… Вот ведь… Ремонт мне в круглую сумму обойдется. И чего эти две тут устроили…? Хотя по большому счету кувырком пошло все с того самого момента, когда Катарина заявилась ко мне той ночью… Не то чтобы я о чем-то жалела, но хочется, чтоб подобное более не повторялось. Я грустно посмеялась про себя: кажется, я слишком многого желаю… Раз захотела оказывать влияние на Рунтерру, то нужно как минимум научиться справляться с подобного рода незадачами. Или ты думала, что все будет идеально складываться, как это происходит в дешевых мюзиклах, Виртуоз Струн…?
  Надо бы позавтракать и привести себя в порядок. Интересно, осталось ли хоть что-нибудь из того, что Катарина наготовила…? Ё-моё. Кажется, я уже обретаю зависимость от ее готовки. Не к добру.
  Я встаю и начинаю разбираться, что там к чему… Ну, из того, что есть, вполне можно себе завтрак сделать. Я начинаю разогревать…
  Я наложила уже разогретую еду себе на тарелку, прошла назад к стулу, что стоял за письменным столом, боком уселась за него и начала есть. Еще раз оглянула комнату: надо бы порядок навести. По крайней мере, настолько, насколько это возможно…
  Я доела, поставила тарелку на стол и уже закатала рукава, готовясь убираться, как в дверь постучались… Ну кого там еще принесло? Я прошла и открыла дверь…
  — Йоу, — поздоровалась Катарина. Я закрыла дверь.
  — Ой, да ладно тебе! — раздалось за дверью. — У меня для тебя подарок.
  Подарок? Никакой подарок не окупит то, что вы с Люкс сломали. Метроном, подаренный мне Госпожой Лестарой на память. Нет вам прощения!… Но надо хотя бы посмотреть, чем таким интересным она хочет меня задобрить… Я открываю дверь и… увидела свой метроном, протягиваемый мне Катариной. Тот самый, что подарила мне Госпожа Лестара! Как?!…
  — Привет тебе от Люкс, — проговорила наемница. — Просила передать свои извинения за вчерашнее. Собственно, это она нашла мастера, что помог восстановить эту вещицу. Ну и извиняй, что мне пришлось ее выкрасть у тебя для этого…
  Да без разницы! Я выхватила метроном из рук Катарины и начала крутиться с ним словно с любимой игрушкой…
  — Так мы прошены? — спросила наемница. Хм… Я помахала рукой, приглашая войти, сама прошла за письменный стол и кое-чего написала. Катарина тем временем разулась, вошла и закрыла за собой дверь. Я показала ей написанное: «Прощены. Но счет за ремонт дома оплачивать все равно будете вы двое».
  — Кхе… — слегка сжалась наемница. — Можно было ожидать… — пробормотала она, посмотрев в сторону, после чего обратилась ко мне, сказав следующее громче и четче: — Я поставлю Люкс в известность об этом.
  Я прошла к стеллажу и поставила метроном на свое место. И как это я не заметила его пропажу…? С другой стороны, я так зла была на них, что мне не до чего было…
  — И что ты намерена теперь делать? — спросила Катарина… Кстати, вопрос. Я написала, как бы хотела провести день, и показала: «Было бы здорово сполоснуться. Ты в это время можешь приготовить еды. После этого я могу составить тебе компанию в твоих делах». Прочитав, наемница слегка скривила губы:
  — В том то и дело, что не можешь, — э?! — Сегодня прибывает делегация из Ноксуса, — точно ведь… — Соответственно и старый склочник, — то бишь Свейн. — На эту поездку он заказал меня полностью, — фраза, конечно, подробно все объясняет, но не могла ты выражаться на общепринятом языке?! — Так что покуда не уедем, я его шестерка, — даже притом, что ты его ненавидишь… деньги творят с людьми чудеса. — Да и все, что необходимо, я тебе уже рассказала… Хотя нет, — вспомнила она о чем-то. — Но это еще одна причина держаться нам порознь. Слушай, скоро начнется масштабное нападение войдлингов…
  Чего? У меня одна бровь поползла вверх: просто ни с того ни с сего…? Интересно…
  — Именно так, — уверила меня Катарина. — Я не знаю, когда именно, но в том, что это случится, сомневаться не приходится. Слишком уж многое к этому ведет. Люкс тоже в курсе. Так что и тебе следует быть готовой.
  Я выдохнула. Ну если ты так говоришь, то ладно. И тем не менее. Я дописала пару предложений и показала: «Но готовишь ты все равно. Помимо компенсации ущерба моему имуществу, мне нужна компенсация и морального вреда тоже».
  — Ну знаешь… — пробурчала Катарина. — Ты злоупотребляешь своим положением… Так и быть, — почесала она голову. — Но я тоже поем.
  Я улыбнулась, кивнула, махнула рукой, показывая, что оставляю все ей, и прошла в ванную. По крайней мере, еще день-другой у меня будет в запасе вкусная готовка Катарины. Хотя бы день-другой.

  Хотя у Соны продуктов оставалось маловато, Катарина все же смогла кое-чего из этого сообразить приготовить. И пока она этим занималась, раздался стук в дверь… снова… Наемница обрадовалась бы, будь это Люкс, ибо она, по крайней мере, не станет уже удивляться Катарине у Соны дома. Но надеяться на это не приходилось, так как Гибельный Клинок знала, где сейчас разведчица и чем она занимается, потому поблизости оказаться она не может. Вздохнув, Катарина подошла к двери:
  — Кто там? — не в своей манере спросила она.
  — Хей, — раздался бодрый голос молодого человека, который показался Катарине знакомым. — Сона, это ты?
  — И как ты себе представляешь разговаривающую Сону…? — не удержалась наемница. Неловкое молчание.
  — Кто ты? Что там делаешь? — начались расспросы за дверью. — Что делаешь у Соны дома? Насколько я знаю, она живет одна…
  Катарина узнала-таки голос. И она очень опасалась повторения вчерашней истории.
  — Слушай, я открою, — ответила наемница, — но при условии, что ты не будешь поднимать панику. Обещаешь?
  — Эм… ладно…
  Катарина открыла. Завидев ее, гость, а им был Эзреаль, тут же отпрыгнул назад, выставив вперед свою левую руку в магической перчатке:
  — Что ты тут делаешь?! Где Сона?! Что ты с ней сделала?!
  Катарина уперлась лицом в ладонь:
  — Так ты держишь свои обещания…? — пробормотала она.
  — Я спросил тебя, где Сона?! — не унимался Эзреаль.
  — Моется! — прикрикнула на него Катарина. — Или тоже мне не веришь? Хочешь проверить?
  Эзреаль тут же остыл. Если не побледнел. Очевидно, что он не хотел верить ей на слово, но зайти в ванную при таком раскладе – значит испортить с отношения с Соной…
  — Что ты тут делаешь? — повторил Вольный Исследователь самый очевидный из своих вопросов.
  — Не поверишь – готовлю, — ответила Катарина.
  — Гото… чего?! — вылупился Эзреаль. «И вправду не поверил», — про себя усмехнулась наемница и проговорила:
  — Слушай, я могу впустить тебя в дом, где ты можешь подождать, пока Сона выйдет из ванной. Не думаю, что она будет против. Но пообещай, что доверишься мне и не будешь поднимать шум.
  Эзреаль неуверенно кивнул:
  — Хорошо…
  — Только хотя бы в этот раз сдержи слово, — пропустила девушка молодого человека внутрь, но тут же осекла: — Разуться только не забудь!
  — А?! Да! Извини… — по-детски встрепенулся Эзреаль и снял обувь. — Но что здесь произошло…? — обратил он внимание на отметины от вчерашней потасовки.
  — Ты не первый, кто приходит к Соне в гости, когда я тут, — закрыла Катарина дверь и сразу же прошла на кухню, где продолжила готовить. — Разумеется, все же связаны предрассудками насчет ноксианцев. Результат перед тобой. И сегодня ситуация просто один в один такая же, какой она была вчера вечером…
  — Ты и вчера вечером тут была…?!
  — Да… Мне просто нужно было где-то перекантоваться, пока не пребудет делегация из Ноксуса. В благодарность я готовлю, так как Сона этого делать не умеет. Все ясно?
  — Да… Но ведь Свейн пребывает сегодня…?
  — Именно поэтому я сейчас закончу, поем и пойду, — отвлеклась от своего занятия и оглянулась Катарина. — А до тех пор, уж извини, будешь меня терпеть. Так что будь паинькой, присядь на этот… пол и подожди, пока Сона выйдет.
  Эзреаль что-то проворчал, но послушался и действительно сел на пол рядом с кроватью. Вообще говоря, Катарине до сих пор было непривычно, что у Соны в доме один-единственный стул, да и тот стоит за письменным столом, а ест она за невысоким столиком, сидя на коленях. У ионийцев довольно странные представления об удобствах…
  Катарина уже заканчивала с приготовлением пищи, когда услышала позади себя:
  — Сона?!
  То был возглас Эзреаля с ненормальной интонацией, что и заставило наемницу оглянуться. Помимо успевшего вскочить исследователя, она увидела исполнительницу… в одном лишь только полотенце… Судя по всему, заведомо она не взяла одежду в ванную. Катарина шумно ударила ладонью по лицу: как бы в очередной инцидент не вылилось. Убрав руку от лица, пояснила:
  — Как видишь, к тебе в гости зашел Эзреаль.
  Что и так было очевидно… Покрасневшая до корней волос, Сона ломанулась назад в ванную, откуда какое-то время доносился грохот. Когда он стих, Катарина достала тарелку, наложила себе еды, уперлась о кухонный гарнитур и задумчиво произнесла:
  — Наверное, стоило ее все-таки предупредить о твоем приходе… — после чего начала есть.
  — С ней все будет в порядке…? — обеспокоился Эзреаль.
  — Хороший вопрос…

  Твою мелодию, твою мелодию, твою мелодию! А Эзреаль почему у меня дома?! И он видел меня… в таком виде?! Я точно замуж теперь никогда не выйду!… Так, спокойно… Если Эзреаль пришел, значит, ему что-то надо от меня. Вдруг он созрел пригласить меня на свидание?!… Ага, как же… Но вероятность не нулевая, тем не менее, а значит стоит все-таки узнать, что к чему…
  Я надеваю вчерашнее платье – фу… почему все так сложилось?! – выхожу из ванной, прохожу мимо Эзреаля, не смотря на него, напрямик к письменному столу, написала и показала свои слова, по-прежнему пряча взгляд: «Что тебя сюда привело?».
  — А?… Это… Прости… — замялся Эзреаль, но все же взял себя в руки начал отвечать более конструктивно: — Здесь в шахте Каламанды у пилтоверских добытчиков возникли кое-какие трудности. Меня попросили им помочь… Я узнал, что ты тоже живешь в Каламанде, вот и решил зайти… в гости…
  — Подозреваю, что сейчас ты об этом ни капли не жалеешь, — усмехнулась Катарина. Эзреаль смутился, и я гневно посмотрела на наемницу. Та отвела взгляд и продолжила есть. Я написала еще несколько предложений: «Если не помешаю, то я могу пойти с тобой. А потом, когда закончишь, мы могли бы прогуляться по Каламанде. Ты бы рассказал, как у тебя дела…» Несколько смущает вот так вот навязываться, но я должна пойти на этот шаг! Я показываю Эзреалю лист, все еще не смотря на него…
  — Я не против, — ответил он, что заставило-таки меня посмотреть в его сторону. — Но я тебя ни от чего не отвлеку…?
  — А то ты сам не знаешь, какие у молодой девушки могут быть занятия… — посмеялась Катарина. Эзреаль снова смутился: она явно намекала на пошлости… Раздражает. Вложив часть своей силы в перо, я кинула его в наемницу, скорректировав траекторию и скорость полета телекинезом. Оно бы попало ей прямо между глаз, но Катарина ловко поймала перо двумя пальцами. Я достала новое, обмакнула его в чернильницу и продолжила писать: «Не слушай ее, она глупости несет. В действительности, пока идет Съезд, я свободна круглосуточно, кроме времени, когда сплю. А потому, если можно, я с радостью составлю тебе компанию».
  — Да я сам буду только рад! — улыбнулся Эзреаль.
  — …чтобы дождаться случая не только поглазеть, но и полапать, — отпустила Катарина очередной комментарий. Я притянула к себе этуаль и начала недвусмысленно смотреть на наемницу…
  — Все-все, поняла, молчу, — посмеялась она. Я опустила этуаль, уперши его о стол, и написала вопрос: «Но что случилось в шахте?». Показала.
  — Эм… — замялся Эзреаль и посмотрел на Катарину. Та посмотрела на него в ответ, хлопая глазами, потом на меня, потом снова на него, после чего быстро доела и проговорила:
  — Нет мне тут доверия, да? Ладно, поняла. Ухожу. Посуда, как обычно, за тобой, — улыбнулась мне, прошла к прихожей, обулась и вышла из дому. Некоторое время Эзреаль молчал…
  — Ноксианцы… ненавижу этих ребят, — наконец проговорил он.
  Ой, да ладно тебе… Не такая уж она и плохая. Хотя вредная, да… Я слегка отодвинула стул так, чтобы сидя на нем можно было видеть Эзреаля, села и написала свои мысли по этому поводу. Я не знаю, как долго еще мы будем у меня, но сидя писать все же сподручнее. Показала. Исследователь вздохнул… как-то снисходительно? Хей?!
  — Я не знаю, чего она тебе там наговорила, — начал он, — но на твоем месте я бы не верил ей так просто… — ты даже не знаешь в чем именно! — Сама ведь должна понимать, откуда она… — мне каждый, что ли, будет что-то подобное говорить?! — И понятное дело, что она сюда не готовить приходит… — разумеется, но ты не думал, что ты чего-то не знаешь, а?
  Я вздохнула. И чтобы успокоиться, и чтобы собраться мыслями, и чтобы показать свою реакцию. Если я сейчас начну спор, то о прогулке с Эзреалем можно забыть. Нужно отложить. Но в то же время нельзя, чтобы у него оставалось неправильное впечатление о ситуации. И я начала писать. Писала довольно долго, но исследователь терпеливо ждал. Когда закончила, перечитала на всякий случай, сложила лист и протянула его Эзреалю, но не позволила сразу развернуть, показав другой со следующими словами: «Не хочу сейчас обсуждать это, но не могу все оставить просто так. На этом листе написано, что я думаю на этот счет. На досуге прочитаешь. Когда будешь один. Сейчас же предлагаю отправиться решить проблему с твоей этой шахтой. По дороге расскажешь, в чем, собственно, эта проблема. Договорились?»
  — А… хорошо… — не стал спорить со мной Эзреаль и убрал сложенный лист себе во внутренний карман. Я показала ему, что он может уже выходить. Эз кивнул, прошел к прихожей и надел свою обувь. Я встала со стула, взяла свои аксессуары, при помощи телекинеза быстренько собрала волосы в свои обычные два хвоста – по крайней мере, настолько быстренько, насколько это возможно с моей длиной волос – взяла этуаль, последовала следом в прихожую, где открыла дверь, позволяя Эзреалю выйти, обулась и вышла сама. Как у меня это водится, я убрала этуаль за спину, после чего заперла дверь в дом, и мы отправились… Честно говоря, я лелею надежду, что распиналась и писала не зря и что мои слова хоть как-то повлияют на позицию Эзреаля. Ведь я действительно считаю, что он рассуждает неправильно…

  У Катарины еще было время до приезда Свейна, и она решила с толком им воспользоваться. Для начала она нашла Люкс…
  — Привет еще раз, — тут же поздоровалась та. — Ну что? — спросила она, предполагая ситуацию с Соной.
  — Неплохо, — ответила Катарина. — Но мы оплачиваем ремонт.
  — Ну… — призадумалась Люкс, после чего улыбнулась: — справедливо.
  — Ты мне скажи, чем ты заниматься сейчас собираешься?
  — Ну, — снова призадумалась. — Нужно бы все разузнать перед приездом вашей делегации. Расстановку ваших войск, да и по своим отчет для вас составить…
  — Какое совпадение! — хлопнула в ладоши Катарина. — Мне нужно сделать то же самое.
  Это не было совпадением. Это стандартная процедура для любой из сторон на время прибытия какой-либо делегации.
  — Предлагаю друг другу помочь, — продолжила ноксианская наемница, — так мы и объем работы, и время сэкономим, — и исчезла, оказавшись у Люкс за спиной, стала ее подталкивать.
  — Ай, уй… Ты что делаешь?
  — Веду в ноксианский лагерь, конечно же. Чтобы ты смогла лично отчитаться о положении ваших солдат, а также узнать все, что тебя интересует. Заодно и познакомлю тебя там с кем нужно…
  — Чего?! Ай, эй… подожди! — упиралась Люкс. — Ты действительно хочешь, чтобы я пошла напрямую в ваш лагерь?!
  — Ох, ты мне не доверяешь… — утрированно расстроилась Катарина. — А как же вчерашнее предложение дружбы? Пф… Ну ладно… — свои следующие слова произнесла громко и четко, чтобы все окружающие слышали: — Люкс идет со мной в ноксианский лагерь!… Вот. Кто-нибудь да передаст твоим в случае, если задержишься. Полагаю, теперь-то у тебя не должно оставаться сомнений…
  — Ай… Ладно, ладно! — не выдержала юная демасийка. — Только прекрати толкаться. Я сама пойду.
  — Вот и славно, — улыбнулась Катарина. В действительности она преследовала несколько другую цель. Перекапывая информацию о чемпионах, наемница натолкнулась на сведения, что кто-то из пары Эзреаль и Люкс симпатизирует другому. Если у них это вообще не взаимно. Именно поэтому Катарина решила увести демасийку подальше. То был всего лишь ее каприз, но так она решила немного помочь Соне нормально провести день с Эзреалем. Уж куда-куда, а к военным лагерям, уж тем более – ноксианскому, они вряд ли пойдут.

  Я не то чтобы много знаю об Эзреале, но прозвище «Вольный Исследователь» ему действительно подходит. Будучи и археологом, и историком, и хекстек-технологом, и скалолазом, и стрелком, и еще Муза знает кем одновременно Эз всегда отправляется в самые глубокие, самые затаенные, самые опасные дебри, храмы, пещеры, развалины Рунтерры в погоне за новыми знаниями, богатствами и реликвиями, что они могут в себе содержать. Он никогда не пасует перед опасностями, всегда умудряется выходить сухим из воды, к тому же, благодаря своему роду деятельности, обеспечен, а уверенность в себе и смазливая мордашка сделали его невероятно популярным. А еще он хорошо танцует. Хотя подобными сюжетами изобилуют едва ли не все приключенческие романы, в действительности мир Рунтерры слишком опасен, а потому представить себе искателя приключений, каким он изображается в книгах, мягко говоря, сложно. Но Эзреаль взаправду им является.
  Мы были в той самой шахте, которую исследователю наказали проверить. Суть проблемы в том, что вдруг таинственным образом начали пропадать люди. Бесследно. Пилтоверцы быстро смогли вычислить ветвь, с которой связаны эти исчезновения, но организация расследования и снаряжение спасательной экспедиции сопряжено с определенной головной болью, так как Лига запрещает превышать лимит людей для каждой из сторон в шахтах без веских на то оснований. Конечно, доказать, что основания действительно веские лишь дело времени, но куда проще и быстрее просто послать того, кто привык заниматься подобным. Кроме того, после такой проверки все последующие шаги резко упрощаются, все-таки Эзреаль – чемпион Лиги, а потому его слово будет иметь весомое значение.
  Мы мало-помалу пробирались вглубь шахты. Вообще говоря, она довольно просторная как для моего виденья шахты. Иногда выходили в обширные пещеры, через которые были проведены дороги. Иногда – переходили через пропасти, кажущиеся бездонными. И все это время меня не покидало ощущение, что я мешаю. Мне приходилось следовать за Эзреалем пешком, потому что когда я потянулась за этуалем…
  — Нет! Я опасаюсь за состояние шахты. Любые колебания могут привести к обвалу… Так что играй лишь в самом крайнем случае, — вот что мне сказал Эзреаль. Да, звук – это колебания воздуха, именно поэтому я не могу взлететь без риска быть заживо похороненной… А жаль. Наверняка здесь потрясающая акустика!
  Но серьезно. Стоило мне вообще с ним идти при таком раскладе? У меня складывается впечатление, что Эзреаль специально выбирает наиболее безопасный маршрут, а следовательно, удлиняет себе дорогу. Исключительно ради меня. Вот что ему стоит спуститься по отвесной скале? Или преодолеть огромную пропасть? Все-таки он очень хорош в подобных перемещениях, к тому же обладает Магическим Сдвигом. Явно вся причина в следующей за ним немой девке в очевидно неудобном платье, которое может зацепиться буквально на ровном месте…
  В этот момент кусок небольшого естественного каменистого мостика, по которому мы следовали, отвалился прямо у меня под ногой, и я начала падать…
  — Осторожно! — мигом оглянулся Эзреаль и схватил меня за руку, удержав от падения… Фух… У меня вся жизнь перед глазами пролетела… Ну, почти вся. Начиная с момента встречи Катарины в Каламанде… Эзреаль помог мне подняться, и мы отправились дальше. Только теперь я старалась больше смотреть под ноги.
  Мы подошли к некой пропасти… Нет, это шахта начала уходить резко вниз. Тут и там можно было наблюдать веревки, значит, люди уже пытались исследовать эту ветвь… Но спуск слишком крутой. Своими силами, без помощи этуаля мне ни за что туда не спуститься. Не умерев, по крайней мере…
  — Подожди меня тут, — обратился ко мне Эзреаль. — Думаю, это оно. Так что будет лучше, если ты меня отсюда подстрахуешь, — так и скажи, что я бесполезна… — В случае чего, начинай играть, — а не ты ли мне говорил, что это опасно? — Я пошел. Не стоит тратить время зря, — сказал человек, который из-за меня кучу времени потратил впустую… Исследователь начал быстро и ловко спускаться вглубь крутой ветви шахты…

  И хотя оборудованные места спусков были, Эзреаль все равно спускался так, как привык, полагаясь лишь на собственные силы. Здесь спрыгнул с одного уступа на другой, дальше прыгнул и, оттолкнувшись от стены, увеличил расстояние, благодаря чему благополучно приземлился на следующий, оттуда аккуратно спустился на очередной, узкий такой, но продолжительный, по которому аккуратно прошел, прижимаясь к стенке, и прыгнул к следующему, откуда снова вниз. Уступ обвалился, но исследователь смог ухватится рукой за его остаток, но чуть ли не тут же отпустил, так как ему нужно было лишь скорректировать траекторию падения на очередной уступ, где сделал кувырок, чтобы смягчить падение… Так он и спускался. Можно было бы воспользоваться теми веревками, что шахтеры оставили после себя, но пришлось бы предварительно удостоверяться в надежности каждой, а Эзреаль подобную канитель не любил. Он предпочитал больше полагаться на собственный навык и опыт. Местами, конечно, рисковал, но в своих похождениях он считал это нормой.
  Последний уступ перед площадкой на дне, откуда Эзреаль сделал сальто и, ловко приземлившись на ноги, стал осматриваться. Здесь не было факелов, потому исследователю нужно было ждать, пока его глаза привыкнут к темноте. Опасаясь непредвиденных сюрпризов, он сфокусировал немного магической энергии в камне в своей перчатке, чтобы тот начал тускло светить. На площадке, на стенах можно было видеть отметины… скорее даже брызги. Эзреаль сглотнул: она опасался худшего. Он наклонился, чтобы рассмотреть поближе, и его догадка начала находить подтверждение: эти отметины без сомнения были засохшей кровью. Исследователь выпрямился и начал внимательно оглядываться, благо, что он уже более-менее различал окружение. Он уже не надеялся найти спустившихся сюда людей живыми, но должны были их тела тут остаться. Или, по крайней мере, их останки… кости…? Эзреаля начало одолевать дурное предчувствие. Ведь он, как и любой другой житель Рунтерры, знал о существах, что пожирают даже кости. И это…
  Исследователь резко обернулся, из его перчатки на секунду появился магический лук, и он выстрелил энергетическим зарядом в напавшее на него существо. Существо откинуло на землю, оно побрыкалось немного и в итоге замерло… Судя по всему, в этой ветви шахты обосновались войдлинги. А раз появился один, значит, и другие не заставят себя долго ждать…
  — Неклево… — протянул Эзреаль: было поздно. Тут и там уже блестели глаза тварей из Бездны… Исследователь коротко вздохнул и ринулся бежать к стене, сделав по ней два шага вверх, высоко прыгнул, зацепился и взобрался на уступ. Войдлинги преследовали: кто-то прыгал следом, кто-то пытался карабкаться по стенам. Эзреаль при помощи Магического Сдвига переместился на уступ выше, откуда начал фокусировать заряд – из перчатки появился лук, но больше и четче обычного – и он стрельнул Прицельным залпом, что поразил целую группу войдлингов. Правда, полноценно сразить смог лишь нескольких ближайших тварей на пути своего следования.
  Эзреаль, сколько место позволяло, разбежался, прыгнул и зацепился за короткий уступ. Забраться на него он не мог из-за его там коротковизны, потому он стал перебираться вбок, покуда не нашел соответствующее место, после чего только поднялся. Со своей позиции он стрельнул несколькими зарядами в ближайших карабкающихся войдлингов: обычным, Мистическим, дальше стрельнул Искажением Сущности, снова обычным – после чего, немного предварительно подготовившись, прыгнул вдоль стены, сделал два шага по ней, оттолкнулся и приземлился на очередной небольшой уступ. Тот не выдержал и обвалился, потому Эзреалю пришлось совершить Магический Сдвиг на следующий, что повыше, чтобы не упасть.
  Площадка была довольно-таки расчищенной, кроме того, присутствовала веревка наверх. Явно это было сделано людьми до него. Эзреаль приблизился к веревке – тут на него прыгнул войдлинг, кой был в этот же момент снесен Мистическим Выстрелом Вольного Исследователя – проверил, надежно ли она закреплена, сильно дернув, вложив как можно больше своего веса в это действие, и начал быстро подниматься. Забравшись на площадку повыше, Эзреаль снова выпустил череду зарядов в настигавших его тварей Бездны, после чего разбежался, прыгнул и, оттолкнувшись от каменистой выпуклости на стене, прыгнул еще раз, зацепился и ловко забрался на очередной уступ, откуда громко крикнул:
  — СО-НА!

  Любит… Не любит… Любит… Не любит…
  Я взяла небольшую прядь волос от одного из своих хвостов и гадала по ней, перебирая кончики. Ну серьезно, вот как мне расценивать отношение Эзреаля ко мне? Вроде бы всегда идет навстречу во всем, помогает в случае чего, с другой стороны – говорит мало, хотя вроде бы не страдает такой же проблемой, какая есть у меня, не приглашает никуда особо. Да даже сюда он мог позвать лишь из жалости, а в действительности негодует на мой счет, ведь без меня он бы мог справляться куда эффективнее… ААА! Я не выдержу этого!… Мне показалось, или он сейчас меня позвал? Да не, глупость какая… Но проверить все же стоит, что там. Мало ли…
  Я, все еще держа в руках прядь волос, подошла к пропасти, заглянула… и взаправду увидела забирающегося Эзреаля. Даже удивительно… Только забирался он как-то очень уж торопливо. А за ним… следовали какие-то огонечки… нет, это глаза каких-то… жуков?… Нет, это… Ох ты ж доремифасоль! Войдлинги!
  — Хей, Сона! — бодро крикнул мне Эзреаль. — Помнишь, что я говорил касательно обвала? — он выпустил небольшую череду своих зарядов в тварей. — Ну так вот, забудь об этом!
  Как ты вообще умудряешься сохранять подобное состояние духа в такой ситуации?! Я резко вытянула этуаль из-за спины, сразу же второй рукой пройдясь по струнам. Мне уже пришло на ум произведение, что я хочу сыграть сейчас… Да прогремят фанфары!
  И я начала ловко наигрывать мотив за мотивом свежесочиненного произведения с целью хоть как-то отбить преследование от Эзреаля. Проблема была в расстоянии. Я не доставала своими обычными зарядами и Стаккато, разве что одиночных войдлингов, которые пытались «окружить» исследователя, залезая выше и прыгая на него сверху, но все остальное время била лишь лучами мотивов Гимна Доблести.
  Так я и стояла на краю, стараясь поразить каждую одиночную тварь, что пыталась напасть на Эзреаля, покуда тот не выберется. Вот уже осталось чуть-чуть, Магический Сдвиг – и он оказывается аккурат рядом со мной…
  — Спасибо, — улыбнулся он. — А теперь давай уносить отсюда ноги поскорее.
  Я бы предпочла унести не только их, но еще руки, да и остальные части тела тоже… Эзреаль побежал, я наиграла мотив Песни Скорости, поднялась в воздух и, описав изящный оборот, направилась за ним. Войдлинги продолжали нас преследовать.
  Пройдя расстояние, собрав за собой некоторое столпотворение тварей, Вольный Исследователь развернулся и выпустил череду своих зарядов – обычный выстрел, Мистический, Искажение Сущности и Прицельный Залп – чем скосил значительную часть преследовавших нас существ. Я тоже стрельнула чем смогла, но на фоне Эзреаля это выглядело блекло: лишь обычный заряд, парный от Гимна Доблести и Стаккато… Ну, по крайней мере, хоть чем-то смогла помочь в этот раз. Отбросив передние ряды войдлингов, мы продолжили делать ноты.
  Мы неслись по шахтам с огромной скоростью, не переставая давать одиночные или парные заряды в преследователей. Эзреаль постоянно использовал попадающиеся ему препятствия себе же на руку, например, запрыгнул на какой-то оставленный шахтерами ящик, откуда прыгнул еще раз, чем смог перемахнуть через пропасть внушительной длины, да и другие, кои ему попадались, преодолевал не менее ловко. И все это время не забывал периодически давать назад Мистический Выстрел, каждый раз поражая одного из войдлингов. Я же… Ну, я парящая. Если подо мной не окажется опоры на некотором расстоянии, я, конечно, буду плавно опускаться вниз, но если уровень опоры, с которой лечу, заметно выше той, на которую приземляюсь, то я также могу без особых проблем преодолевать пропасти. Кроме того, если отведу ноги назад, то смогу ненадолго сделать свое общее положение в воздухе несколько выше относительно предыдущего, а свое обычное восстановить тогда, когда вновь появится опора… Проблема только в том, что нам нужно двигаться вверх, а не вниз, а потому не всегда создаются благоприятные для перемахивания через пропасти обстоятельства. Да и вообще… Песнь Скорости, Ария Стойкости, Гимн Доблести, Стаккато, Песнь Скорости, Ария Стойкости, Гимн Доблести, Стаккато… С каких пор я играю настолько шаблонно?! Я отвратительна…
  Мне казалось, что в воздухе стало заметно больше пыли, но я не придала этому особого значения. Вот когда развернулась ради того, чтобы ударить очередным Стаккато, и увидела, как грохнулся внушительных размеров камень, то поняла, что мне не кажется. Шахта действительно начинала обваливаться…
  — Забудь про них! — крикнул Эзреаль. — Просто выбираемся отсюда как можно скорее!
  Тут один из камней упал рядом со мной… Ускоренное движение, я согласна!
  Мы вышли в проем, что уже умудрился обвалиться с краю, открывая внушительных размеров пещеру. Для прохода была доступна лишь небольшой ширины тропа у стены. Эзреаль побежал по ней. Я хотела следом, но очередной упавший камень преградил мне дорогу. Не полностью, у меня был еще шанс выйти на нее, но один из войдлингов уже бежал и с легкостью бы меня перехватил, удумай я облетать камень… У меня не было выбора, мне пришлось парить в пропасть… Надеюсь, там хотя бы дно есть…
  — Сона! — крикнул Эзреаль. Так как я непрерывно продолжала наигрывать Песнь Скорости, я смогла-таки выровняться с ним, но с той лишь разницей, что я была на уровень ниже его. Он протянул свою руку. Я, недолго думая, взялась за нее. Эзреаль обхватил мою кисть двумя руками и побежал. Я как могла продолжала играть второй рукой, чтобы помочь ему хоть сколько-то. Лишь бы что-нибудь опять не упало сверху!
  Разбежавшись, Эзреаль изо всех сил с ревом старался вытянуть меня, а когда мы уже были близки к необрушившейся части проема, резко дернул вверх вперед себя. Я приняла полностью горизонтальное положение, выставив этуаль вперед, собрав платьем грязь вновь появившейся опоры и черканув грудью по ее поверхности (ну почему она такая большая, чтоб ее?!), но уже через секунд набрала высоту и выровняла положение при парении. Эзреаль нагнал меня при помощи Магического Сдвига.
  Шахта обваливалась все сильнее. Я уже порядком измоталась, потому Песнь Скорости – единственный зачарованный мотив, который я продолжала наигрывать, и я искренне надеялась, что времени, когда он не получится, не настанет, ибо в тот же момент мы просто окажемся похоронены заживо!
  Мы уклонялись от обваливающихся частей, камней на пределе сил. Вот завал образовал лишь узкий проход, куда едва протиснется один. Эзреаль преодолел его при помощи Магического Сдвига, я же, прижав этуаль к себе, сделала горизонтальную бочку, минуя этот участок, после чего снова выровняла полет.
  — Быстрее! — подгонял Эзреаль. И тому была причина: впереди был еще один практически засыпанный участок, благо, что уже можно было видеть, что проход на этом заканчивался. Разогнавшись изо всех сил мы попытались нырнуть в буквальном смысле под обваливающиеся камни: Эзреаль – подкатом, а я прямо так, прижав этуаль к себе, а себя – к земле…
  …Я лежала с этуалем в обнимку, и что-то тонкое царапало мне лицо. Я открыла глаза… О, Муза… Только этого не хватало. Что ж, по крайней мере, сама я жива.
  У меня лопнула струна. Даже если этуаль – это магический инструмент, он не защищен от поломок полностью и нуждается в обслуживании. Так-то невелика проблема: у меня всегда есть запасные струны, да и поменять я вполне в состоянии самостоятельно, но для этого мне придется вернуться домой… Впрочем, куда еще я могу отправится в таком виде?
  Я начала подниматься. Эзреаль, который был уже на ногах, подал мне руку:
  — Ты как? — спросил он. Я, воспользовавшись помощью, поднялась, показала кулак с оттопыренным большим пальцем вниз – плохо то бишь – и указала на лопнувшую на этуале струну.
  — И что ты будешь делать? — задал Эз очередной вопрос. Я изобразила руками коробку, а над ней направленный острием вверх угол, предполагая схематичное изображение дома. Эзреаль недоумевал. Я повторила знак, только в обратном направлении – может так понятнее? Нет, ноль реакции… Что б тебя!… А все равно я уже вся грязная. Я присела на колени, взяла небольшой камень и нацарапала на земле слова: «Домой пойду».
  — Ясно… — пробормотал Эзреаль. — Извини, что так вышло…
  Да ты-то тут причем…? Нацарапала следующие слова: «Ты не виноват. Мне лишь нужно заменить струну и быть готовой к призывам. Сам что будешь делать?» Я писала сравнительно мелко из-за большого количества слов (хотя первые три получились еще крупными), потому Эзреалю пришлось нагнуться, чтобы прочитать.
  — Я? Ну… — выпрямившись, почесал он затылок. — Видишь ли, все прошло несколько хуже, чем хотелось бы. Сам факт того, какие жители тут обосновались, уже весть паршивая, так еще и один из проходов обвалился. Меня заставят все подробно расписывать, описывать, карту составлять, подходы очерчивать… И наверняка будут эксплуатировать в качестве переговорщика с Лигой.
  Да уж, надо думать… Я вздохнула, слегка пододвинулась, чтобы найти еще неисписанное место и нацарапала: «В таком случае нам нашу прогулку стоит отложить».
  — Прогулку…? А… Ну да, — ты еще и забыть об этом посмел?! — Слушай, а почему ты не носишь с собой что-нибудь, чтобы писать? — ты что, хочешь, чтобы я с собой письменный стол таскала?! — Ну там доску, пергамент, авторучку… — и как я со всем этим, еще и этуалем в придачу за спиной буду выглядеть?! — Мне кажется, это было бы разумно, — нет, это идиотизм! Кроме того, когда надо, меня и так все прекрасно понимают. Я сурово посмотрела на Эзреаля.
  — Я что-то не то сказал? — сжался он. ВСЁ! Но давай просто выберемся уже отсюда, наконец. Я нацарапала соответствующие слова: «Пошли уже».
  — Хорошо… — не стал спорить Эзреаль. Я поднялась, слегка отряхнула платье (не то чтобы это сильно помогло), подобрала этуаль, и мы направились к выходу из шахты.

  Они вышли их шахты. Сона, держа этуаль почему-то под мышкой одной рукой, сухо помахала другой на прощание и отправилась в сторону своего дома.
  — До встречи, — попрощался Эзреаль. Она явно была расстроена, понял он, но не представлял, почему именно. И как бы ему не хотелось обдумать это и разобраться, позволить себе это он не мог, так как сейчас предстоял подробный отчет перед нанимателями. Вероятно, с последующей новой работой. Эзреаль вздохнул: тяжело быть кем-то столь незаменимым…
  — Ну как дела, сердцеед? — послышался ехидный голос откуда-то сбоку сверху. Исследователь оглянулся на источник: им оказалась Катарина. Чему, в общем-то, он не удивился. Та сидела, свесив ноги и покачивая ими, на крыше одного из шахтерских строений, поигрывая клинком, что держала в руке.
  — Мне не о чем с тобой разговаривать, — сразу осек ее Эзреаль. От греха подальше.
  — Тем лучше, — улыбнулась наемница. — В этом случае наша беседа выйдет короче.
  — Ты меня не слышала…?
  — Прекрасно расслышала, — оскалилась Катарина, прокрутив свое оружие между пальцами, словно это был ножик какой-то. — Однако, к счастью или к сожалению, но тема для разговора есть у меня. И я не отступлю, пока не скажу то, что должна.
  — А если я не захочу это слышать? — выставил исследователь левую руку вперед, готовясь к драке.
  — Тогда я заставлю тебя, — улыбнулась Катарина. — Все просто.
  Тут Эзреаль выстрелил в нее энергетическим зарядом. Девушка кинула в него свой клинок в ответ. При помощи Магического Сдвига исследователь попытался избежать попадания, но…
  — Что…? — клинок летел в ту позицию, на которую он переместился. Исследователь уже не успевал уклониться, потому был вынужден отразить летящее в него оружие своей перчаткой, из-за чего оно подлетело в воздух. Тут у Эзреаля душа ушла в пятки: его кто-то взял за левое плечо. Причем Катарины уже не было на своем месте…
  — Бесполезно, — произнесла она, стоя у него за спиной. — Я вижу тебя насквозь, — в этот самый момент Эзреаль увидел боковым зрением, как Катарина поймала свой клинок. При обычных обстоятельствах она если бы и не убила, то искровенила бы порядочно
  — Чего ты хочешь? — не захотел он провоцировать девушку, находясь в столь невыгодном положении.
  — Я же уже сказала. Поговорить. Точнее даже, сказать тебе кое-что. Ты же выслушаешь меня? — рука Катарины, что была у него на плече, начала плавное движение сначала к шее, а потом и к лицу исследователя…
  — Так может тогда скажешь мне это в лицо? — Эзреаль пытался сохранить хладнокровие, несмотря на то, что сильно нервничал из-за ее действий. Катарина посмеялась:
  — Если пожелаешь, — после чего она убрала руку, и Эзреаль тут же оглянулся, но не увидел наемницу. Стал оглядываться и в конечном итоге нашел ее на той позиции, куда он смотрел, когда она стояла у него за спиной…
  — Да что… с тобой не так? — процедил Эзреаль. Катарина лишь посмеялась. Она продолжала поигрывать своим клинком, периодически подбрасывая его в воздух.
  — Что ж… — произнесла наемница. — Полагаю, ты хочешь завершить этот разговор как можно быстрее, так что перейду к сути. Я хочу, чтобы ты держался от Соны подальше.
  — Чего? — не понял Эзреаль. Точнее так, не поверил. У него в голове начали перебираться разные, совершенно безумные теории касательно того, что задумала сия подлая ноксианка.
  — Я хочу, чтобы ты держался от Соны подальше, — повторила Катарина четче и громче. — Я дала тебе какое-то время на развлечение, но с этого дня видеть тебя подле нее более не желаю.
  Эзреаль опешил:
  — Дала? Не желаешь? Да кто ты вообще такая, чтобы указывать, что мне делать? Ты что-то задумала! Зачем тебе Сона?!
  Катарина вздохнула. Она словно бы проявляла снисхождение в разговоре с подростком в трудном возрасте, что Эзреаля бесило еще больше…
  — Вот именно поэтому я и не хочу видеть тебя с ней. Ты в упор не видишь сути вещей, слепо веря в стереотипы и свое первое впечатление, даже не допуская возможность его ошибочности. Так вот запомни: мне плевать, что ты будешь делать. Серьезно. Можешь хоть попытаться настроить мир и Лигу против меня и Ноксуса, мне будет все равно. Но к Соне не лезь. Поверь, ей от тебя будет больше вреда, чем пользы…
  — Да что ты вообще можешь знать обо мне? — не выдержал Эзреаль.
  — Родился в Пилтовере в семье прославленных торговцев, которые часто разъезжали по всему миру, потому оставляли тебя на попечение дяди, некоего профессора Лимера. Несмотря на строгость нанятых им наставников, ты всегда был непоседлив, отличался умом, сообразительностью, отличной памятью, с легкостью изучал новое, а потому приобрел невероятную страсть к исследованиям, причем риск только подогревал твою решительность. Однажды твои родители не вернулись, потому спустя время, необходимое на принятие решения и подготовку, отправился на их поиски и стал прочесывать всю Шуриму. В одном из храмов нашел то, что искали твои родители, магический камень, что способен перемещать своего владельца с места на место. Да, тот самый, что в твоей перчатке. Немного поэкспериментировав, ты научился использовать силу этого камня для того, чтобы стрелять зарядами мистического происхождения. Таким образом ты обрел артефакт невероятной силы и поклялся использовать его в своих странствиях, дабы продолжить дело своих родителей. Но сила этого камня привлекла Призывателей. Институт Войны признал его слишком могущественным и потребовал отдать его им, потому единственным вариантом для тебя было присоединение к Лиге вместе с артефактом… — Катарина сделала небольшую паузу. — Как видишь, я знаю о тебе достаточно. Проблема в другом…
  Наемница продолжала время от времени подбрасывать свой клинок в воздух. Эзреаль на всякий случай следил за этими ее действиями: как бы в него опять не кинула. Тут она подбросила клинок куда выше обычного, и упал он, воткнувшись в землю – Катарины уже не было на ее месте!…
  — Ты знаешь недостаточно обо мне, — произнесла она на ухо Эзреалю, стоя спереди, вплотную к нему, слегка приобняв. — Я верна своим словам. У нас с Соной договор. И пока у меня нет причин для обратного, я буду защищать ее. Защищать от любой опасности. А ты опасен. Наивен, чрезмерно убежден в конкретном, определенном, не видишь или отказываешься увидеть реальное положение вещей. Недальновидные друзья гораздо хуже самых коварных врагов. Именно поэтому тебе лучше держаться от нее подальше. Ради нее же. Удумаешь упрямиться – сделаешь меня своим врагом. Ты же этого не хочешь, правда ведь? Я годами оттачивала владение несколькими клинками одновременно, осваивала всеми забытую ионийскую технику быстрого перемещения, в то время как твоя сила лишь в камешке на твоей левой руке. Ты и сам должен понимать разницу в уровне между нами.
  Эзреаль осознал, что стоит он один, а Катарина снова находилась на том месте, откуда переместилась к нему. Она стояла и читала какой-то лист… Исследователь тут же начал проверять внутренние карманы, проверяя свои худшие опасения…
  — Хо-хо, — посмеялась Катарина. — Интересно. Полагаю, это только подкрепляет мою правоту.
  — Это не твое! Отдай! — крикнул Эзреаль, стрельнув энергетическим выстрелом. Чтобы уклониться, наемница лишь слегка отклонилась, разведя руки в стороны, издевательски показывая, мол, сдаюсь, сдаюсь. Лист начал описывать косые дуги, падая на землю. Эзреаль тут же переместился к нему, поймав его правой рукой, а левую направил на Катарину. Та посмеялась:
  — В общем-то, что хотела, я сказала. От тебя требуется лишь не разочаровать меня. Ты уж постарайся, — улыбнулась она. — Не скучай, — махнула Катарина рукой на прощание и исчезла, в очередной раз применив шунпо. Эзреаль выругался. Она просто и безо всяких проблем навязала ему свою позицию. Ему не хотелось идти на поводу у ноксианки, но поступать иначе было опасно. Причем опасался он не столько за себя, сколько за Сону: кто знает, что у этой подлой наемницы на уме? Эзреаль не поверил ей, но Катарина сказала, что написанные Соной слова якобы подтверждают ее позицию. Он решил прочесть послание. Определив, где вверх, где низ, Эзреаль перевернул лист и начал чтение:
  «Почему люди так любят рассуждать о том, чем не знают? Почему любят вешать ярлыки на то, что не такое как у них? Добро и зло, порядок и беспорядок, нормально и аморально… Да что вообще за бред?! Эзреаль, ты был в Ноксусе, чтобы рассуждать?! А я вот была. Я меня тепло там встретили. Почему? Потому что я сильна. Потому что я полезна другим. И люди там с пониманием относились к моим заскокам до тех пор, пока я была в состоянии постоять за себя и других и проводила концерты, на которые приходило огромнейшее количество народу! Да, они не такие, как остальные. Да, они признают лишь сильных и тех, кто им полезен. Да, они привыкли решать проблемы войнами, потому окружающие считают их излишне жестокими. Да, они идут по головам ради своих целей. Но ты хотя бы знаешь, а что это за цели такие? Удивишься, но они всего лишь так же, как и другие, думают о процветании своего народа. Что более интересно, зачастую другие государства применяют те же самые методы, что и они! Но ярлык убийц при этом только на них! И такие как ты, Эзреаль, просто гребут всех под одну гребенку. Только потому, что они ноксианцы! Я правда не хотела говорить что-то подобное, но я буду рассчитывать, что ты подкорректируешь свою позицию, иначе испортишь отношения со мной. Я этого не хочу. Я очень дорожу нашей дружбой, но не могу позволить кому-то в своем окружении иметь настолько глубокие заблуждения… Прости.»
  Эзреаль почувствовал себя дурно. Он сильно сдавил лист, смяв его…
  — …Сона… — пробормотал он.

  Глава написана на основе патча 7.21.

  Биография чемпиона: Эзреаль.
  Полное имя: Неизвестно.
  Прозвище: Вольный Исследователь.
  Возраст: молодой человек.
  Комплекция: обычная комплекция, как для молодого человека со средним ростом и смазливым лицом.
  Мотивация вступления в Лигу: не было выбора, в противном случае Институт Войны конфисковал бы его реликвию.

«Ненайденные сокровища? Смертельные проклятия?
Минимальные шансы? Я в деле!»
(с) Эзреаль

  Эзреаль – молодой отважный искатель приключений, обретший в свое время неоценимые познания в области археологии, истории, хекстек-технологии и техномагии. Он отлично ориентируется на любой, даже незнакомой местности, а уверенность в себе и умение совладать с магическим камнем в перчатке на его левой руке позволяет выбираться из самых безнадежных ситуаций. Эзреаль является словно бы живым примером главного героя в приключенческих романах, и ему свойственна характерная для выдуманных историй категоричность… или даже максимализм. Даже будучи невероятно эрудированным, Эзреаль, словно подросток, видит мир лишь в черно-белом свете…

  На Полях Правосудия Эзреаль многосторонен. В зависимости от ситуации он способен наносить или физические, или магические повреждения, не сильно привязан к какой-либо конкретной позиции, что отражает его тягу к исследованиям, а многие Призыватели оценили его умение выходить из опасных ситуаций. Правда, подобная универсальность не всегда вяжется с командой. Эзреаль многое узнал в свое время, может проявлять себя и как стрелок, и как маг, благодаря чему имеет определенное преимущество, но в то же время уступает чистым представителям в своих классах, способности которых являются их собственными, а не даны от реликвии…

  К оглавлению

  Сеттинг

Вы можете оставить комментарий.


Оставить комментарий