Глава 18. Прыткая. Девочка.

  Глава 17. Чудаковатая. Охотница.

  К оглавлению

  Сеттинг

  В этом мире люди не боятся причинить друг другу боль. Не боятся обречь друг друга на боль. Постоянно посылают других вперёд, пока сами получают желаемое без каких-либо проблем. Я Аканэйро. Я Инквизитор. И каждый раз, когда я слышу, как меня зовут, я осознаю, что настала моя очередь идти вперёд. А кто пойдёт, если не я?…

  В этом мире люди пытаются чего-то добиться. Но я не пойму – чего?! В чём смысл убийства мобов, когда многие из них даже не могут толком дать сдачи? Почему люди предают и нападают друг на друга ради денег и опыта? В чём смысл улучшенной экипировки и новых навыков?… Я Куроюно. Я Ассасин. И я убиваю. Подло. Бездушно. Бесчеловечно. Но те, кого я убиваю… Они разве не такие?

  Это то, что было всегда. Было одиноко. Было страшно. Было больно. Но так было всегда… пока я не встретила её. Та девочка в белом… Я не могу перестать думать о ней…

  Я ненавижу этот мир. Я не могу кому-либо доверять тут. Но мне встретился он. Паладин, что помогал другим. Почему он помогал? Я так и не поняла. Но я видела, что он хотел помочь и мне… Я ведь заслужила получить помощь?

  Правильно ли то, что я делаю… Почему я стала задумываться об этом?

  Неужели мне так и придётся страдать…?

  Почему…?

  За что…?

  Я не знала…

  Не хотела думать об этом…

  Что я могла сказать наверняка…

  В чём я была уверена…

  Невыносимо…

  Хочется умереть…

  Но я не перестану сражаться. Это всё, что мне остаётся.
  Но я не перестану сражаться. Это всё, что мне остаётся.

  С некоторых пор на нас стали нападать… На Лаурена и других… Я… была не в состоянии сдерживать эти нападения. Хотя вроде бы тренировалась для этого… сражалась… Столько всего вынесла… Тогда Лаурену пришла в голову идея создать свою гильдию. И пригласить туда как можно больше людей. Чтобы друг друга оберегали. И искать мы начали здесь, в лесу в районе Мияна, через который проходило множество рек и ручьёв…
  Мне кажется, что идея с гильдией не самая разумная… Ведь чем гильдия будет отличаться от группы? Может, я чего-то не знаю, но что будет мешать нападать так же, как до этого… Не понимаю… Но почему я думаю об этом?! Почему сомневаюсь? Почему просто не поступаю, как обычно?… Я не понимаю… Не понимаю…
  С тех пор, как я встретила ту девочку в белом, прошёл не один день… но я до сих пор не могу перестать думать о ней. Постоянно то или иное напоминает мне её. Я уже даже боюсь смотреть на свой пояс, на котором рядом с моим мечом висел небольшой слегка изогнутый нож… Ведь это она мне подсказала ходить со вторым оружием.
  Я… не могу понять. Почему она не выходит у меня из головы? Почему пыталась переубедить? И… чего она пыталась добиться от меня? Я чувствовала… ей… что-то было нужно от меня. Это не как то, когда хотят воспользоваться… То я за столько лет без труда узнаю… Здесь… нечто другое… Почему…? Почему…? Почему…?
  — Аканэйро!
  А…
  — Аканэйро, ты чего?
  А… Точно… Я со всеми…
  — Я… задумалась… — невнятно отвечаю я. Лаурен как-то подозрительно посмотрел на меня, после чего показал область на своей карте:
  — Проведаешь эту область?
  — Я…?
  — Да. А кто же?
  …Действительно… Кто, если не я?… С чего у меня такой вопрос вообще возник?
  — Хорошо, — ответила я. — С вами всё будет в порядке? — оглядела я остальных.
  — Особых проблем быть не должно, — ответил Лаурен. — Просто не будем привлекать внимание зря.
  Я кивнула и пошла, куда указали.
  Даже несмотря на то, что многие нас покинули, пати по-прежнему оставалась большой. Даже если их найдут двое или трое, они должны суметь отбиться без каких-либо потерь. Но если на них нападёт крупная и организованная группа, то шансов у ребят немного… С другой стороны, я ведь тоже не смогла их защитить тогда…
  Я не знаю… Ничего не знаю… Я сомневаюсь… Меня снова посылают. Я снова иду. Зачем я иду? Потому что я должна. Кому я должна? За что? И каждый раз у меня всплывает в памяти лицо той девочки. Я всегда делала, что мне говорили, что бы не происходило, но с тех пор… Я не могу… Я сомневаюсь… Почему…?

  Я ненавидела этот мир. Теперь я ненавижу его ещё больше. Я ненавижу этого. Я ненавижу всё. Я правда хочу умереть. Я устала…
  С тех пор как я принесла эту проклятую клятву, всё стало куда хуже, чем было. Я действительно могу переместиться к этому. И он действительно может наблюдать за мной… Но переместиться я могу лишь раз в три дня, в то время как наблюдать он за мной может постоянно. Я не могу даже в туалет сходить без опасений, что он может подглядывать! Я не могу, не могу, НЕ МОГУ! Почему это произошло?!
  От злобы начала сильнее засыпать ударами росомаху, с которой мы сражались. Росомахи агрессивны, потому приходилось принимать каждый одиночный бой, но я много раз ловила себя на мысли, что будь я одна, я бы так легко не подставлялась… Да и вообще, мне порою кажется, что он только начинает бой, а вести его приходится мне!
  — Куроюно, добей его! Сложно, что ли?
  Сложно! Как же раздражает… Аргх!
  Дело в том, что у росомах… не знаю, способность это у них такая или что, но они валятся на спину и отмахиваются когтями от всего, что пытается к ним подойти. Подобно кошкам. В таком положении они проводят недолго, но я боюсь в это время к ним подходить, даже если это и потеря времени. Вот когда зверь поднялся, я незамедлительно атаковала, попала и заставила его ненадолго отступить, но уже через секунду он ринулся на меня снова. Он встал на задние лапы, пытаясь атаковать передними, но я просто всадила оба своих клинка ему в живот, разорвала его и отпрыгнула на всякий случай назад. Однако мобу этого всё же хватило…
  Росомахи в этом лесу не единственные животные, но, вероятно, самые опасные. Они мало того что агрессивные, так ещё и заметно крупнее росомах нашего мира… По крайней мере, мне так кажется. Я вообще сначала думала, что это детёныши медведей…
  — Долго! — недовольно возникнул этот.
  — Помогай, если хочешь быстрее… — негромко огрызнулась я.
  — Ты тоже должна научиться драться.
  А ты разве умеешь?! Этого уже я вслух не спросила. А стоило, наверное.
  Мы были на некоторой лесной локации недалеко от Мияна. Через этот лес проходило множество рек и ручьёв, и она считалась умеренно безопасной. Умеренно безопасной. Окрестности ближе к городу патрулировались, но были и районы, куда Серые Стражи захаживали редко или не захаживали вообще… И у меня дурное предчувствие насчёт этого. Патрулируемых мест этому недостаточно, видите ли, народу там много. Может оно, конечно, и так, но, по крайней мере, там бы никто не напал. Этот захотел углубиться в локацию. Я… не могу его ослушаться.
  Этот проклятый медальон. Клятва Рыцаря… Я ведь не могу теперь от него уйти. Он всегда будет знать, где я. Следить за мной… И единственный способ сдерживать его от того, чтобы он переходил границу, это идти у него на поводу. Разорвать Клятву я не могу. Оказывается, если тот, кто принёс клятву, нарушит её, то окажется… вроде как проклят. Если быть точнее… если разорвать клятву, то на мне на продолжительный срок повиснет статус агрессии, который не будет обнуляться даже после смерти… Я уверена, он знал об этом! Знал и всё равно сказал мне воспользоваться им! Просто!… Аргх!… Просто как, вот как можно было пасть настолько низко?!… Не могу… Я хочу убить его… Или умереть самой… Ненавижу… НЕНАВИЖУ!
  Я снова начала выходить из себя, но снова стала пытаться себя сдерживать. И так каждый раз. Постоянно. Постоянная невыносимая война с собой. Я чувствую… чувствую словно уже схожу с ума. Я… Я хочу, чтобы мне кто-нибудь помог… Очень хочу…
  — Ты слышала? — навострился этот. Да, я слышала. Слышу и сейчас. Кто-то, судя по всему, сражается. И нельзя сказать заведомо, с кем именно.
  — Иди проверь, — сказал мне этот. Я внутренне вознегодовала, но виду постаралась не подать. Он хоть сам-то понимает, что уже в наглую эксплуатирует меня?!
  — Не переживай, если что переместишься на меня, — добавил он мягче. Ну конечно! Чтобы не случилось, посылай меня только потому, что я «могу переместиться»! Отлично придумал!
  Сжав зубы от обиды, злобы и прочих отвратительных разрывающих изнутри чувств, я стала аккуратно следовать за деревья в сторону источника шума.

  Я попала в засаду. Почему-то я даже не удивлена… С другой стороны, не очень-то я этому и воспрепятствовала: имея выделяющийся на фоне окружения вид Инквизитора, даже не пыталась прятаться.
  Очередную атаку я смогла отразить мечом и кинжалом, хотя и вынуждена была отступить на несколько шагов. Всего их было трое: вооружённый мечом и щитом Мародёр, Боевой Маг и третий, кого я не могу толком опознать. Вроде как Мечник, но почему тогда в тяжёлой броне? Они же лёгкую обычно носят… Стоп… Тут все трое в тяжёлой броне.
  — Сдавайся, — предложил «Мечник», держа на плече свой клеймор. — И тогда мы постараемся, чтобы ты долго не мучилась. Нас ты всё равно не пробьёшь, а попробуешь убежать – живьём зажарим.
  Вот почему они так оделись.
  — Понимаю, — ответила я. — Вы не даёте себя пробить. Однако тяжёлые доспехи замедляют, и вы не можете догонять тех, кто решит от вас убежать. И для этого вам нужен Боевой Маг.
  Всё просто.
  — Слыш, чё спокойная какая? — спросил Мародёр, глядя на «Мечника». Я так и не поняла, кому вопрос был адресован.
  — Да не дрейфь, — не очень-то уверенно ответил тот. — Она Инк. Я сколько Инков не видел – все неочёмные были.
  Это не так. Инквизиторы на многое способны. Инквизиторы обладают целым комплексом умений против магов, в том числе и способные сжигать ману и накладывать немоту. И Инквизиторы также способны отлично сражаться, если грамотно распоряжаются своими умениями. В первую очередь это касается Лечения… Я многое узнала об Инквизиторах. Многое услышала. Многое прочитала. Прежде… прежде чем составила свою систему… И она… эффективна… даже если это больно…
  — Но почему? — негромко обращаю внимание противников на себя, — Почему тяжёлые доспехи? Боитесь боли?
  Они напряглись.
  — Уверенная в себе, что ли? Посмотрим, как заговоришь, когда резать тебя начнём, — проговорил «Мечник».
  — Мож, ну её, — забеспокоился Мародёр. — Стрёмная она какая-то…
  — Тебя что, напугала девочка с двумя ножичками?! — заорал на него тот, что с клеймором… Даже и не знаю, можно ли меня назвать «девочкой» в моём-то возрасте… А уж называть это ножичками и вовсе было… преуменьшением. По крайней мере, мой основной клинок – точно. Вот второй… В момент, когда я на него глянула, моё сердце ёкнуло. Я снова вспомнила о ней. Я снова думаю о ней. Словно она преследует меня… Но почему? Почему так происходит? Почему я мыслями постоянно возвращаюсь к ней? В голову постоянно приходит самая банальная причина, которая только тут может быть… Любовь… Но это ведь даже смешно. Мы обе девушки, да и разница в возрасте… Вообще говоря, мне кажется, что я старовата уже для любви.
  — Нападайте, — спокойно предложила я. У меня нет причин оттягивать пытку. А так хоть думать о глупостях не буду…
  Они явно были не в восторге, что я веду ситуацию, но всё же так и сделали:
  — Заходи слева, — прорычал «Мечник» на Мародёра, сам стал заходить со второй стороны, замахиваясь. Я двинулась им навстречу. Сначала неспешно, но быстро ускорилась. Отразив неловкую атаку Мародёра, я прошмыгнула между ними, а сделав пол-оборота, контратаковала. Удар мечом ушёл в щит Мародёра, попыталась уколоть ножом «Мечника», но тот уклонился, двойной удар основным оружием, между частями которого я пронесла меч над головой и которым я попыталась зацепить сначала «Мечника», потом Мародёра, не достиг своей цели. Они оба разорвали дистанцию…
  — Ясно… — негромко проговорила я. — Значит, вы и вправду боитесь боли…
  Прорычав что-то нечленораздельное, «Мечник» ринулся на меня. Кажется, он разозлился…
  Противник просто махал клеймором перед собой, идя на меня, но этого было достаточно, чтобы вынудить меня постоянно отступать. Его клинок длиннее, у меня не было возможности контратаковать. В этот момент со стороны на меня заходил Мародёр. Я сама двинулась ему навстречу. В очередной раз ловко парировав своим оружием его небрежную атаку, сделала разворот и, перехватив нож на обратный хват, ударила им точно… в щит… Ну да.
  Оппонент облегчённо усмехнулся и снова попробовал меня ударить. Подшаг назад, чтобы уклониться, и наношу ещё два удара, первый из который также ушёл в щит… а вот вторым попала, хотя и краешком. По голове. Но видно, шлем поглотил большую часть урона…
  Отступив от Мародёра, я стала оббегать полукругом, чтобы «Мечник» оказался между нами. Так бы я какое-то время не боялась атаки с фланга. Мои лёгкие доспехи не замедляли меня так сильно, потому я могла себе позволить позиционировать. Для них же обходить друг друга… неудобно.
  «Мечник» попытался меня ударить рубящей атакой сверху-вниз, когда я уже подходила к нему, но я успела проскочить под оружием. Контратака, но он уклонился, хотя и вынужден был освободить одну руку для этого. «Мечник» потянул свой меч на себя и ударил дважды из стороны в сторону. От первого удара я отпрянула назад, но вернулась в исходное, а второй удар, нацеленный в нижнюю часть, попыталась блокировать, но идеей это оказалось неудачной, и мне пришлось в итоге подпрыгнуть, благо, что клинок был сведён на уровень ног. Крутясь влево и описав в итоге в воздухе нечто вроде косой бочки, я, едва коснувшись земли и перехватив нож на прямой хват, наношу удар им и удар мечом. Оба достигли цели…
  — Видишь… — как-то через силу произнёс «Мечник». — Ты нас не пробьёшь.
  — Я вижу, — спокойно ответила я и отступила. Непохоже, что я их совсем «не пробиваю». Но эффективно сражаться при таких условиях всё же не могу…
  — ААА, АААА, ААААААА! — БОЛЬНО! ГОРЯЧО! НЕВЫНОСИМО! БОЛЬНО! БОЛЬНААААААА!
  — Почему так долго?! — донеслось до меня сквозь померкнувший рассудок… Я лежала… И плохо соображала… Больно… Не могу свободно вдохнуть: помимо невыносимо жаркого воздуха, обжигающего мои лёгкие, был ещё запах палёной плоти… Моей… Сейчас стошнит…
  — Ладно, — снова сказал кто-то из них. — Давайте её уже добива… ШОЗАНАХ?!
  Я поднималась. Я… смогла подняться на ноги. Едва стояла… Но была на ногах… Кое-как я убрала свой нож себе за пояс, и в тот же момент меня вырвало огромным количеством крови.
  — Лечение, — нашёптывала я целительное заклинание, и боль стала мало-помалу отступать… а моё желание РЕЗАТЬ ИХ И РУБИТЬ – ПРИБЫВАТЬ!
  Резко подорвавшись я нанесла три удара сначала одному, потому второму. И хотя Мародёр заблокировал один из них, от оставшихся завопил:
  — ААА! АААА!
  В страхе они оба от меня стали отступать:
  — Что за… херь?! — передёргивало «Мечника» от боли.
  — «Божественное возмездие», — проговорила я вроде бы как обычно, но я постоянно переваливалась с ноги на ногу и едва сдерживала аморальную улыбку, рвавшуюся на моё лицо. — Эффект, дающий дополнительный святой урон к атакам оружием… И урон этот… чистый. Тип урона, который нельзя снизить бронёй или магическим сопротивлением… Вы ведь почувствовали это, разве нет? Почувствовали, когда я достала вас, — Мародёр и «Мечник» с глазами, вылезавшими из орбит, пятились от меня в страхе. — Но это… ничего. Главная особенность, что этот урон возрастает… в зависимости ОТ ПОЛУЧЕННОГО МНОЙ УРОНА! — больное веселье захлестнуло меня и стала кричать с перекошенной от ненормальной лыбы лицом. — ТАК ДАВАЙТЕ, РЕЖЬТЕ МЕНЯ, КАК ОБЕЩАЛИ! И не беспокойтесь… Я СДЕЛАЮ С ВАМИ ТО ЖЕ САМОЕ! — и ринулась на них. РЕЗАТЬ! РУБИТЬ! ИХ КРИКИ! ИХ ВОПЛИ! ИХ АГОНИЯ! ДА! ДА! Я ХОЧУ, ЧТОБЫ МНЕ БЫЛО БОЛЬНО! Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ИМ БОЛЬНО БЫЛО! ХОЧУ! ХОЧУ! ХОЧУ!
  И хотя мне это действительно нравилось, я могла совладать с собой… постольку-поскольку. Я услышала каст заклинания. Боевой Маг начитывал его… Действительно. Из-за доспехов у него нет шанса на побег, и единственный шанс для него – убить меня… А ведь это он тот, из-за кого, я снова вышла из себя.
  — Печать немоты, — произношу я заклинание, и мой меч стал оставлять светлый прозрачный след. — Позволяет наложить немоту со следующей атаки оружием, — объясняю я, двигаясь к явно боящемуся, хотя и продолжающему кастовать своё умение, Боевому Магу. — Однако, если противник читает заклинание, то… чтобы нанести этот удар… можно мгновенно к нему переместиться.
  — ЧТО?! — ошалел Боевой Маг: я уже была рядом с ним. Удар Печати немоты, и каст его заклинания сорван, а сам маг вынужден был кряхтя отступать от меня.
  — Пожалуй, стоит разобраться с тобой первым, — надвигалась я на него. — А то снова можешь попытаться…
  — Нет, пожалуйста, НЕ НАДО! ААА, АААА! — начала я кромсать его. Ах, эти крики! Эти страдания! Как я их люблю! ОБОЖАЮ! ДАЙТЕ МНЕ ЭТИМ НАСЛАДИТЬСЯ!… Ой… Он умер… Ну и ладно. У меня ещё двое есть.
  Я оглянулась на них. Мародёр пытался убежать, в то время как «Мечник» пребывал в шоке. Наверное, стоит убегающим заняться…
  Я нагнала его и раскромсала как можно быстрее, так как боялась, что урон на Божественном возмездии в скором времени начнёт слабеть. Ведь я сама урон не получала за последнее время. А я ещё хочу насладиться последним. Я оглянулась на него. Я понимала, насколько безумен был мой вид в тот момент, но поделать с собой ничего не могла.
  — Нет, подожди! — встрепенулся «Мечник». — Давай решим всё мирно!
  Я быстро сократила дистанцию, вынудив отступить того к дереву, и прижала его, направив своё оружие так, чтобы оно смотрело ему прямо в глаз.
  — В сражениях бывают победители и проигравшие, — я не понимала, что за ахинею я несла, но я хотела потянуть время. — Вы напали на меня. Но не одолели… — на сей раз я хотела, чтобы урон на Божественном возмездии упал как можно ниже. — Соответственно победителем должна быть я, — тогда я смогу насладиться пыткой сполна. — Кто же, если не я? — после чего я не удержалась и всадила-таки клинок ему в глаз. И продолжила резать. Продолжила пытать его. Продолжила наслаждаться этими криками. Я Инквизитор. И я буду истреблять скверну. Тем, с чем я сама уже давно иду рядом. Болью.

  Я продвигалась очень осторожно. Я не использовала Скрытность, так как хотела иметь её в качестве варианта отхода. Ни о каких там перемещениях на этого я даже думать не хотела. Я не желала давать ему понять, что зависима от него, и хотела поступать по-своему хотя бы в этом.
  Звуки стихли. Если быть точнее, сначала доносились лишь звуки, но потом явственные и вполне отчётливые крики. Кого-то убивали… Я не хотела думать, кого и за что, но разведать должна была. Этому, видите ли, потребовалось углубиться в локацию, в места, где люди могут друг на друга напасть, а теперь посылает меня на разведку… Бесит!
  От дерева к дереву, от куста к кусту, я постоянно осматривалась и прислушивалась в поисках проблем и потенциальных источников опасностей. И я что-то слышала… Выглянув из-за очередного дерева, я обнаружила… ручей. Ничего особен… ОЙ, Ё! Я тут же убралась назад. Там действительно был кто-то. Я предельно осторожно высунулась из-за дерева, чтобы осмотреть того, кто там был.
  Это явно был игрок. Он искал что-то… или кого-то. Выглядел… нервным, что ли. У него секира. И он был в броне. Очень, очень тяжело вооружен… Мне с таким противником лучше даже не связываться… Нужно отступить.
  Едва я начала убираться назад, как что-то засветилось рядом со мной. Я перевела взгляд и увидела небольшое, но яркое окошечко личного чата… СОВСЕМ СДУРЕЛ?! ПИСАТЬ В ТАКОЙ МОМЕНТ!
  Я долго мешкала и только лишь закрыла это окно, а когда уже сообразила, в какой ситуации оказалась, некто с секирой уже нёсся на меня! Я едва успела отпрянуть назад от удара и оружие ушло в ствол! Я подобрала позицию со стороны мёртвой зоны противника и быстро залезла на дерево, благо, что ствол у него был широкий, в надежде хоть немного времени выиграть.
  Недоброжелатель стал обходить дерево, явно пытаясь найти меня. Кое-как удерживаясь правой рукой, я достала один из ножей левой и в нужный момент спрыгнула на него сзади, всадив клинок в район шеи… или даже лопатки. Брони у него там не было. Тот завопил и стал метаться с целью меня скинуть. Долго удерживаться мне не удалось, и он действительно вышвырнул меня. Я кое-как смягчила приземление свободной рукой (едва её не сломав), которое всё равно получилось болезненным, перекувыркнулась и, в итоге всё же встав на ноги, достала второй нож.
  Атаковать в лоб – самоубийство, это я понимала даже без того, что узнала, когда проходила экзамен. Но помнится, что у одетых в тяжёлое снаряжение в жертву приносится подвижность… Убежать?… Тогда он может направить на меня своих напарников… Нет, нужно с ним разобраться да побыстрее… Только как?… ДА ДОСТАЛ ТЫ УЖЕ, Ё-МОЁ! Снова этот пишет! Задолбал!
  Противник быстро направился ко мне, замахнулся, но я без труда проскочила ещё до удара и смогла ударить трижды ему в спину, после чего отпрыгнула. Все три удара я нанесла в броню, и непохоже, что врагу был нанесён хоть какой-то вред. Он снова замахнулся, но и тут я смогла прошмыгнуть, три раза ударить в спину и отступить. Если так и продолжу, то может всё же смогу его одолеть…?
  Снова вылезло сообщение, я снова отвлеклась и чуть было не пропустила удар! Неуклюже отступив, я прислонилась к дереву и едва-едва успела пригнуться, в противном случае удар секиры попал бы мне точно в шею! ПРИДУРОК! ДА ЧТО ЕМУ СЕЙЧАС НАДО ОТ МЕНЯ?! Кое-как собравшись, я выбежала из-под нависающего надо мной противника и стала отступать по течению находящегося поблизости крупного ручья. Я разорвала дистанцию, попыталась сделать вид, что забежала за дерево, но на деле ушла в Скрытность и проследовала чуть дальше, чтобы он меня не увидел, когда подошёл. У меня получилось его обмануть: противник действительно подумал, что я забежала туда… и не найдя меня, первым делом стал смотреть вверх. Забавно даже…
  Воспользовавшись замешательством врага, я моментально вышла из Скрытности и ударила в спину. В этот раз попыталась нанести как можно больше ударов и мне повезло: один из них попал в щель между пластинами доспехов, из-за чего противник завыл. Он попытался отмахнуться, но я проскочила под его рукой и направилась дальше по течению… уже скорее небольшой речки, нежели ручья.
  …Я бы продолжила сражаться в духе «ударила-убежала», но у меня появилась проблема: бежать было больше некуда! Я стояла на высоком склоне, откуда небольшая река, вдоль которой я продвигалась, образовывала маленький, но высокий водопад. Побегу вдоль края – в любом случае загоню себя в ловушку. Я оглянулась: враг уже настигал меня! Попытаться прошмыгнуть мимо него? Спрыгнуть? Что мне делать?!
  Пока я пыталась что-то придумать, противник успел подобраться и замахивался. Дальше я уже не думала, только действовала. Враг попытался меня атаковать размашистым ударом в нижнюю часть, но я прыгнула и с развороту всадила свой левый нож ему в шею, ибо после удара он оказался как раз спиной ко мне. И он начал падать. И хотя я успела выдернуть своё оружие, меня всё равно повело вместе с ним.
  Уже будучи в падении, он выкрутился и атаковал меня своим оружием, но мне удалось заблокировать удар своими ножами. Меня развернуло в воздухе и как-то замедлило падение, что ли, ибо я оказалась над ним. Я стала что было возможности засыпать его атаками прямо в воздухе, последние два из которых угодили также в шею. Удерживая своё оружие, я упёрлась ногами противнику в нагрудник, и так мы упали в простиравшийся под водопадом водоём.
  Он не был глубоким, едва ли по колено, но всплеск от нашего падения получился аж на несколько метров вверх. Удар отозвался болью во всём моём теле, но я удержалась на противнике, который меж тем оказался полностью под водой. Он дёргался и извивался, но я, метя в шею, продолжала раз за разом всаживать в него каждый из своих ножей. Умри ты уже наконец!
  …Я почувствовала, как тело подо мной перестало подавать признаки жизни, кое-как поднялась на ноги и убрала своё оружие. Вся мокрая, грязная, в ещё не пойми чём, я вышла из водоёма, отдышалась и стала осматриваться с целью сориентироваться и попытаться понять, что мне теперь делать… А, ну да… Это ведь из-за этого я оказалась в такой ситуации. Надо узнать, что он там хотел от меня. Не дай бог, это что-то несрочное…
  Я открыла окно чата… Эм… Чего?… ЧЕГО?! «Уходи в Скрытность»? «Беги»? «Чё ты такая тупая?!»?! Он пытался давать мне советы?! ОН?! Да я… Айргх! Я ЧУТЬ БЫЛО НЕ УМЕРЛА ИЗ-ЗА ЭТОГО?! Я уже не просто была в бешенстве, я была готова разреветься! Как так, вот просто как?! ЗА ЧТО?!
  «ЗАТКНИСЬ!» — пишу я в сердцах. — «Ты осознаёшь, что я чуть было не сдохла из-за тебя?!»
  Я не знаю, на что я рассчитывала и зачем вообще это писала, но ответ себя ждать всё же не заставил:
  «Ну а чё если ты такая глупая? Не понимаешь, что делаешь. Ты ведь даже не знаешь, как сражаться!»
  Глупая? Не понимаю, что делаю? Не знаю как сражаться?! УРОД! ДОСТАЛ:
  «А ТЫ РАЗВЕ НЕ ТАКОЙ?!» — сейчас я уже еле-еле сдерживала себя, но кое-как – клянусь, кое-как – собралась: — «Пока я не вернусь, чтоб больше не одного сообщения. Только попробуй написать мне, и я тебя убью. Серьёзно. Убью.»
  Это должно было осечь его до момента, пока мы не встретимся. Боюсь, что я снова сделала хуже себе… Но разбираться с этим буду потом. Сейчас моя задача – вернуться. И я не была уверена, что это у меня легко получится.

  Я потеряла много времени. Когда меня ранят, я… мне хочется делать то же самое… с теми, кто сделал это со мной. Я в состоянии мыслить, и я всегда буду делать то, что от меня требуется, и не сделаю того, чего мне нельзя. Но при других обстоятельствах… мои аморальные желания… пересиливают. Мне не нравится боль. Я её боюсь. И раньше я всегда просила, чтобы мне не делали больно. Но даже не столько за себя, сколько за других… Меня никогда не слушали.
  Сейчас мне нужно найти ребят. Судя по всему, здесь не одна группа действует. И в большинстве своём хорошо экипированы. Убежать вряд ли будет проблемой, но если окружат… Не хочу об этом думать.
  Я слышала какие-то шумы поблизости. Есть вероятность, что кто-то тоже сражается. Плохо вмешиваться в чужие дела, но если кому-то нужна помощь, то стоит прийти на выручку. Я не хочу, чтобы люди страдали зря. Лаурен тоже говорил, что было бы неплохо собрать побольше людей. Так что хотя я и хотела вернуться как можно скорее, всё же решила рискнуть и сделать небольшой крюк. Только я уже начинаю жалеть об этом: судя по всему, за мной образовалась погоня, хотя непосредственно преследователей я ещё не видела. В этом лесу слишком много укрытий, а журчание воды, которая тут течёт чуть ли повсеместно, не позволяет что-либо услышать…
  Я продвигалась с мечом наготове, чтобы в случае чего сразу контратаковать, но нож держала за поясом, так как предполагала, что мне может потребоваться свободная рука для заклинания Лечения. Если кого-то ранят, я хочу как можно скорее помочь…
  Я стала слышать то, что неестественно для локации: усиленный шелест, словно кто-то через кусты пробирался. Проблема в том, что я даже не могла понять, откуда он: сзади или спереди. Я вынуждена была остановиться, чтобы осмотреться, и понять, в чём дело. Где? Откуда? А главное – кто? Друг или враг?…
  Долго мне ждать не пришлось, и на меня, можно сказать, вылетела из кустов… девочка? Лет 14-15, наверное. Её чёрные волосы несколько спутаны, но зато её желтовато-золотистые глаза были невероятно красивыми… И хотя непохоже, что она мне враг, её внешний вид меня насторожил: снаряжение на ней не было особо качественным, но это безусловно снаряжение Ассасина. Что тут может делать девочка-Ассасин?
  Едва я успела что-либо придумать, как она подорвалась в сторону от меня.
  — Подожди! — вырвалось у меня. И самое удивительное, она послушалась.
  — Ты тут одна? — стала расспрашивать я. — Что ты тут делаешь?
  Девочка напряглась. Она не ответила.
  — Кто вы? — мрачно, хотя и вежливо, спросила она меня.
  — Я… — а какой ответ её устроит? — Я Аканэйро, — представилась я так, как меня тут зовут. — Я… попала в засаду, — если я скажу, что я тут с кем-то, боюсь, это её отпугнёт. Как ни странно, но судя по всему, девочка немного расслабилась. Зато я напрягалась: шелест не стихал!
  — Что вы здесь делали? — спросила она.
  — Слушай… — я серьёзно опасалась, что может произойти, если мы будем медлить. — Давай поговорим в друго… Осторожно! — сзади неё высунулся некто, и него явно были дурные намерения! Я что было сил подорвалась к недоброжелателю с намерением если не поразить, то хотя бы вынудить отступить. И хотя у меня это получилось, девочки на её месте уже не было! Но послышался звон сзади. Я оглянулась… и увидела её рядом с кем-то, кто был в тяжёлых доспехах… Как я могла забыть, за мной ведь тоже велась погоня!
  Девочка уверенно стояла перед оппонентом, держа перед собой своё оружие – два длинных изогнутых ножа. Прямо как та… да и сама ситуация вызвала у меня мощное ощущение дежавю. Опять я думаю о ней… Нет-нет-нет! Мне нужно сконцентрироваться на происходящем. Я направила своё оружие прямо в лицо противнику с намерением хотя бы ненадолго заставить его мешкать и вытащила свой нож.
  — Как тебя зовут? — через плечо спрашиваю я девочку-Ассасина: я не могла отвернуться от своего оппонента.
  — Куроюно, — аналогичным образом ответила она мне.
  — Куроюно, ты можешь сражаться?
  — Не знаю… — неуверенно вымолвила она. — С такими… неудобно.
  — Давай тогда я их отвлеку, а ты убежишь, — предложила я. Мне не привыкать, а так хотя бы девочка спасётся.
  — Я не могу оставить вас здесь! — резче, чем я могла ожидать, воскликнула она. Продолжить нам не дали: мой оппонент попытался воспользоваться разговором, чтобы напасть. У него было непривычное для меня сочетание оружия: меч и топор. Варвар, полагаю. Лишь слегка развернув корпус вправо, держа меч на полувытянутой руке, мне удалось заблокировать его первую атаку, после чего, слегка выкрутив кисть, резким движением проношу оружие перед собой, блокирую вторую, клинок над головой, удар и удар возвратный. Он явно не ожидал от меня подобной прыти, но оба удара всё же не нанесли ему особого вреда: один ушёл в блок, другой был поглощён бронёй. Полагаю, тот небольшой урон, который всё же прошёл, был нанесён преимущественно от Божественного возмездия. Которое, кстати, уже обновить стоит.
  — Божественное возмездие, — произнесла заклинание я, после чего оглянулась на девочку сзади… А… понятно… Она стала убегать… Ну, может оно и к лучшему.
  Я пошла на своего (уже) второго оппонента, что был вооружён щитом и булавой – явно Страж – но он пресёк даже мои попытки напасть на него тем, что стал махать оружием наотмашь. С другой стороны на меня уже надвигался тот, что мечом и топором. Мне пришлось отступать от них обоих. Драться с двумя танками, находясь аккурат между ними, я не смогу.
  Тут я увидела шевеление за спиной у Стража, после чего тот неожиданно завизжал ненормальным голосом! Та самая девочка-Ассасин… Куроюно в буквальном смысле прыгнула на него сзади, всадив оба своих ножа ему, по всей видимости, в шею… Криты? Потому иначе даже если она и смогла попасть между пластинами доспехов, она бы не нанесла много урона… Но почему она вернулась?!
  Противник стал пытаться сбрасывать Куроюно, но она и сама спрыгнула, после чего тут же стала убегать, и неуклюжие атаки Стража её не достигли. Я осознала, что это мой шанс, и сама атаковала того в спину. Две атаки мечом и колющий ножом, явно не прошли для Стража бесследно: общий урон при атаки оружием со спины увеличивается, и даже несмотря на его броню, мне удалось прилично нанести урона. Я бы и дальше продолжила засыпать его атаками, тем более, что он растерялся и не знал, откуда ждать следующей атаки, ведь Куроюно могла ударить вновь, но его напарник попытался контратаковать меня и вынудил отступить.
  Но не Стражу стоило бояться нападения. Тот, что с мечом и топором, продолжил надвигаться на меня и приметила знакомое движение за спинами своих противников. Ещё мгновение, и ловкая девочка нанесла несколько ударов в спину предположительному Варвару. Первые явно ушли в броню, судя по характерному звуку ударов металла об металл, но последний, который она нанесла куда-то в район… бедра, заставил того вскрикнуть… Она явно критует! После очередного налёта Куроюно снова стала стремительно разрывать дистанцию, а я, не теряя времени, напала на «Варвара», пока он отвлёкся…
  Я плохо воспринимала происходящее. Нет, я всё осознавала. Я просто не могла принять это… Я сражалась не в одиночку. Кто-то мне помогает. Очень специфично. Но помогает. Прямо как в тот день, когда я встретила её… Но мне не привыкать вместе с другими сражаться с монстрами. С людьми же бок о бок с кем-то я дралась впервые. Все всегда боялись… Все всегда опасались… Всё всегда ложилось лишь на мои плечи… Но она… она мне помогает.
  Окрылённая внезапно появившейся союзницей, я начисто забыла об одной детали. Причине, по которой я предпочитала, чтобы никто не видел меня во время моих сражений. Мы так и дрались: Куроюно бегала вокруг, выбирая момент для атаки в спину, покуда я сдерживала обоих. Но я увлеклась…
  …Лишь острая боль в животе дала мне понять, к чему всё идёт… Куроюно… Прости меня… То, что ты увидишь… тебе не понравится… Правда… Прости…

  Каждый раз после атаки я отбегала. Я понимала, что обрекала Аканэйро на битву один в два, но я не могла себе позволить сойтись с этими доспешниками в прямом бою. И вот в очередной раз отбежав… я крепко пожалела…
  В Аканэйро попали. Прямо сейчас у неё в животе был меч одного из этих… и я ничего не могла сделать. Удар топором, второй ударил булавой, первый выдёргивает меч, ещё три удара, последний из которых – булавой в голову – отбросил и повалил Аканэйро… Жестоко! Я не могла на это смотреть… Но если я вмешаюсь, меня постигнет та же участь!…
  …Что мне делать…?
  — Ыа?!…
  Внезапный возглас не то недоумения, не то страха от одного из оппонентов вернул меня в реальность… Да, всё плохо… Но нельзя терять самообладание… Я перевела взгляд на этих двоих и… Э… ЧТО?!
  Вся в крови, но Аканэйро стояла на ногах. Она держала лишь одно оружие – меч, а её нож был у неё за поясом… И она улыбалась! Под едва ли нормальным углом запрокинув голову так, что часть волос закрывала половину лица, смотрела абсолютно ненормальным взглядом на этих двоих и улыбалась во всё это своё жуткое лицо! Что с ней…?
  Аканэйро приподняла свободную руку, на которой зрел небольшой пучок света, что-то прошептала, вместе с тем сжав кулак, и огоньки, оставшиеся от пучка и проскочившие сквозь её пальцы, тут же влились в её тело – это явно было какое-то заклинание. Сразу после этого с невероятной прытью она подорвалась к тем двум: сначала колющий в того, что с двумя оружиями, заставивший его слегка отступить, потом стала засыпать атаками щитника, большая часть которых ушла в щит, но очередной, нагнувшись, она нанесла в голень, чем вынудила того слегка скривиться от боли, а следующий, продолжив движение с разворотом, нанесла точно в голову! Хныкая, щитник отступил на пару шагов, а Аканэйро снова сменила цель. И снова она стала засыпать атаками до тех пор, пока не нанесла несколько сокрушительных попаданий. То, насколько она была во время всего этого быстрой, не передать словами: я едва могла уследить за ней! Сейчас Аканэйро снова бежит на щитника и высоко прыгнула явно с целью поразить его сокрушительным рубящим ударом сверху, но она в буквальном смысле налетела на его щит. Доля секунды, и она снова прыгнула вверх, оттолкнувшись от этого щита, вынудив несчастного от толчка едва ли не упасть вперёд, лишь два шага вперёд удержали его от этого. И сразу за этим Аканэйро приземлилась со своим рубящим ударом, на сей раз точно поразив цель в спину! Стон боли щитника ясно давал понять, насколько болезненной оказалась эта атака…
  Тут до меня дошло, что я как дура стояла с открытым ртом и теряла время зря. Может, она и сильнее, чем казалось, но она по-прежнему сражается одна против двоих. Я должна ей помочь.
  Оба доспешника были слишком поглощены Аканэйро, потому я без труда подобралась к тому, что с двумя оружиями. И подло ударила в спину. Опять. Тот вскрикнул, но, как мне показалось, больше от неожиданности. Тем не менее, прежде, чем отпрыгнуть назад, я успела нанести ещё два удара. И непохоже, что они нанесли ему ощутимый вред…
  Он пошёл на меня, пытаясь хоть как-то зацепить хоть какой-то атакой, но мне не составляло труда постоянно отступать, и он не доставал меня. Я помню, как Мастер-Ассасин рассказывал, что тяжёлое снаряжение затрудняет передвижение. И это ещё одна причина, по которой цели с лёгкой защитой приоритетнее. Просто противники с меньшей подвижностью представляют меньшую помеху для самих Ассасинов до тех пор, пока не вынуждают вступать с ними в бой. Победить такого противника у меня не получится. По крайней мере, не получится с лёгкостью. Но мне это и не надо. Мне нужно всего лишь выиграть время.
  До нас стали доноситься душераздирающие крики щитника. В одиночку у него явно не было шансов против Аканэйро. Я могла понять смятение того, с кем я дралась, и я не могла позволить ему помешать. Когда он остановился, поочерёдно глядя то на меня, то на тех двоих, я посчитала это своим шансом и напала, но это оказалось плохой идеей. Он словно ожидал от меня подобного и взмахнул оружием – топор пронёсся у меня прямо перед носом, обрезав несколько моих волосков. Вслед за этим он сразу подавшись ко мне, взмахнул мечом – я уклонилась в сторону от него. С развороту он попытался ударить топором, целясь куда-то в ноги – я едва успела перепрыгнуть. И то неуклюже: в итоге я повалилась на землю. Краем глаза я увидела нависающую надо мной тень и откатилась в сторону. Очень вовремя: в том месте, где я была всего секунду назад, был меч! Я поднялась. Нельзя больше так рисковать…
  Тут я обратила внимание на одну деталь. Щитник больше не кричал. Я поняла, что это значит. И да, сзади у этого с двумя оружиями уже приближалась фигура. Он сообразил, что что-то не так и тут же оглянулся, но уверена: он пожалел об этом.
  — Ты… — обратилась к нему Аканэйро. — Ты напал на эту малышку… — у неё по-прежнему был этот её жуткий вид, от которого в дрожь бросало. — Ты же не думал, что тебе сойдёт это с рук… Правда?
  — Нет, подожди… СТОЙ! ААА! АААА! — она напала на него и стала кромсать… Да, она такая же убийца, как и я. И не мне отводить взгляд от жуткого зрелища. Но даже при этом любой здравомыслящий человек предпочёл бы держаться от кого-то, кто ведёт себя подобным образом, подальше. Но я… не знаю… Что-то подсказывало мне, что зла она мне не желает. Потому я осталась с ней. Осталась с ней до конца. Трагического конца последнего из напавших на нас…

  Я разобралась с последним и вернулась в норму. Я беспокоилась о девочке даже в этом своём состоянии, но и это проявлялось… по-своему.
  — Ты в порядке? — в первую очередь спросила я Куроюно. Мне даже страшно представить, насколько несуразен подобный вопрос от той, что стояла с мечом в руке и вся в крови от ей же только что устроенной резни…
  — Угу, — спокойно кивнула она. Тебя мой вид вообще не смутил, что ли?!… И всё-таки… Как же она напоминает о той девочке. Такая же прыткая, тоже использует два оружия… Но в то же время между собой эти девочки диаметрально противоположны, что только усиливает навеивание. Та яркая и уверенная, а эта мрачная и скрытная. Они как день и ночь… И о чём я думаю…? Я потёрла лоб.
  — Вы в порядке? — обеспокоилась Куроюно.
  — Уму, — кивнула я. — Но нам стоит уходить. Могут прийти другие…
  — Аканэйро… — негромко обратилась ко мне девочка.
  — М?
  — Что вы здесь делали?
  Этот, казалось бы, очевидный вопрос ввёл меня в ступор. Действительно. Нас прервали в середине нашего разговора. И хотя мы сейчас сражались на одной стороне, веских причин доверять друг другу у нас нет.
  — Только не пугайся… — стала объяснять я. — Я здесь не одна. Я тут со своей группой… и меня послали на разведку…
  Куроюно охнула.
  — Что такое? — спросила я.
  — И вы пошли? Так просто?
  — Ну да… Кто, если не я?…
  — Да кто угодно! — резко воскликнула Куроюно, а меня столь же резко поразило очередное мощное дежавю. — Ведь все здесь в равных условиях, разве нет? Почему вы должны что-то делать за кого-то?!
  Мне казалось, что эта девочка тихая, но… сейчас она говорит чрезмерно экспрессивно, словно о чём-то наболевшем для неё.
  — Я не могу… иначе… будут жертвы… — несвязно ответила я.
  — А вы разве не такая же?! — снова воскликнула Куроюно в сердцах. — Вы такая же жертва, разве нет? И вам ведь… так же больно…
  — Это… ничего… — солгала я.
  — Нет, не ничего! Если кому-то что-то нужно, то пусть он делает это сам! Он не должен использовать других! Никто не должен использовать других! Это просто-напросто неправильно!
  Куроюно… просто говорит о том, что думает… но выходит убедительно… Слишком… Мои сомнения… Я опять сомневаюсь… Сначала одна, теперь вторая… Почему?! Нет, я должна!
  Я постаралась взять себя в руки и ни в коем случае не подать виду, что меня что-то обременяет:
  — А ты… что ты тут делала? — в ответ спросила я. Куроюно резко замолчала и отвела взгляд.
  — Меня послали… — мрачно ответила она… Так же, как и меня. Прибавить к этому её же слова, и всё становится довольно-таки ясным.
  — И ты пошла, — озвучила я свою мысль.
  — Я… у меня нет выбора…
  Да… Многое объясняет. Нельзя сказать наверняка, почему именно она считает, что у неё нет выбора, но именно это влияет на её мнение… Потому-то это столь болезненная тема для неё. Прости, Куроюно, но при таких обстоятельствах тебе не повлиять на меня. Слишком многие полагаются на меня… а некоторым, возможно, так же не повезло, как и тебе.
  — Куроюно, — обратилась я. — Нам нужно идти. Тебя кто-нибудь ждёт?
  — Угу, — мрачно и нервно издала девочка нечто утвердительное.
  — А где?
  — …Не могу сказать точно… — невразумительно ответила она. — Я упала с обрыва и… не совсем понимаю, как вернуться…
  — Но на этой локации?
  — Да…
  — Покажи тогда место на своей карте, — предложила я. — А потом вместе подумаем, как нам лучше пройти.
  Куроюно какое-то время смотрела на меня. Этот взгляд… насторожил меня… нет, даже испугал. То, что он был недоверчивым, вполне можно понять, но… пугало совсем не это. В её взгляде… отсутствовала жизнь… нет, даже не так… понятие о ценности жизни…
  — Хорошо, — прервала она мои размышления своим ответом, убирая один из своих ножей и открывая меню… Этот её ответ смутил меня ещё больше. Я не думала, что она так легко согласится… Меня всё больше и больше одолевали сомнения. Боюсь, я оценила эту девочку неправильно… И очень боюсь того, какими могут оказаться последствия…

  …После того, как Аканэйро составила нам маршрут, мы мало-помалу стали пробираться. И этот оказался к нам ближе её группы… Меньше всего я бы хотела, чтобы они пересекались… Впрочем, не думаю, что он начнёт чудить при посторонних. Точнее, надеюсь на это…
  Продвигались осторожно. Аканэйро невероятно сильна, в чём я лично убедилась, но по части скрытного передвижения она не очень хороша. Потому первичные осмотры окружения доводилось проводить мне. У меня уже есть подобный опыт как-никак…
  — Куроюно, — обратилась она ко мне. — Как ты всему этому научилась?
  Я жестом останавливаю её и осторожно выглядываю из-за очередного дерева. Вроде чисто.
  — Чему? — спрашиваю я. Мы продолжаем движение.
  — Ты… очень осторожная… Нападаешь… так, чтобы тебя было не достать. Бьёшь в уязвимую точку… И ты понимаешь… как нужно продвигаться…
  — М… — поняла я, о чём она. — Когда проходила экзамен, — коротко ответила я.
  — Ясно… — вымолвила она, не дождавшись каких-либо пояснений. Чувствую себя грубой.
  — А вы? — спрашиваю я в ответ. — Вы хорошо сражаетесь. Как у вас так выходит?
  Аканэйро резко вдохнула, и я резко развернулась, приготовившись к сражению.
  — Прости, — потупилась она. — Я тебя напугала. Не хотела… — тогда к чему этот странный звук был?! — Просто я… полагаюсь на Лечение. Я могу лечить свои раны прямо в бою. Потому и могу сражаться подолгу…
  Я не разбираюсь в этой игре, но мне кажется, что одного лишь Лечения недостаточно, чтобы сражаться с подобной эффективностью. Тут явно что-то ещё. Явно много чего ещё. Я продолжила идти вперёд.
  — Куроюно, — через некоторое время в очередной раз позвала меня Аканэйро. — Скажи, а ты… не хочешь вступить в гильдию…?
  Я остановилась и посмотрела на неё. Она… словно растерялась от этой реакции.
  — …Нет, — ответила я в итоге и пошла дальше.
  — Эм… — послышалось сзади. — Прости… Но не скажешь… почему? — неуверенно спросила она меня. Я не хотела раскрывать свой печальный опыт, связанный с гильдиями, но и обижать её не очень хочу…
  — Просто пока не могу, — попыталась я ответить как можно мягче.
  — Просто… — она продолжит настаивать? — Видишь ли… тот, кто всё это организует… мой знакомый. Он хочет помогать людям, оказавшимся в затруднительном положении…
  Она смутила меня. Она словно пытается оправдаться. Притом, что очевидно: Аканэйро гораздо старше меня. И она явно беспокоится… Но я действительно не могу. Не могу, даже если бы захотела…
  — Спасибо вам… — попыталась я вложить как можно больше искренности в эти слова. — Но я правда пока не могу.
  Аканэйро помолчала немного.
  — Ясно… — сдалась она. — Но если передумаешь… напиши мне.
  — Хорошо, — ответила я.
  Я вздохнула. Мне нравится Аканэйро. Она… немного страшная, когда дерётся, но явно не плохая. Я бы с радостью с ней пообщалась. И даже могла бы довериться… Но мы уже подходили к причине, почему я это сделать не могу. Кстати, явно отдалившейся в сторону безопасных районов. Почему-то я даже не сомневалась…
  — Где тебя носило? Кто это?! — тут же вспылил этот, когда мы нашли его. А ты разве сам не знаешь?
  — До безопасных мест мы пойдём вместе, — поставила я его перед фактом.
  — Это… Здравствуй, — неуверенно поздоровалась Аканэйро с этим. Он опасливо, едва ли не дико, смотрел то на неё, то на меня.
  — Ты чего удумала?! — прошипел он на меня. Вряд ли Аканэйро услышала, но спросил он это вызывающе.
  — То, что сказала. До безопасных мест мы пойдём вместе, — повторила я и направилась, куда сказала. Меньше всего я хотела, чтобы Аканэйро поняла, что он из себя представляет и что обычно устраивает. Вообще не хочу, чтобы она о нём хоть что-то узнала. И, уж тем более, не хочу, чтобы он ей какие-либо хлопоты доставил.
  Обошлось. До группы Аканэйро шли молча. И хотя на это ушло какое-то время, добрались мы без приключений. Когда уже подходили, от группы отделился один и пошёл нам навстречу. Я напряглась: он был в доспехах. Как и те, кто напали на нас.
  — Аканэйро, где тебя носило?! А это ещё кто?
  — Они… попали в засаду, — неуверенно ответила она. Я гневно посмотрела на этого: если быть точнее, один из нас. И интересно даже, почему. Не правда ли, Алис?
  — То есть ты задержалась из-за этого? Но ведь на нас тоже могли напасть.
  — Прости, Лаурен… — потупилась Аканэйро. Я опешила. Он так сказал «из-за этого» словно это мелочь! Люди… Я была в беде. И она мне помогла! Это преступление?!
  — Я просто подумала… вдруг… они вступят в гильдию… которую ты хочешь…
  — Нет, спасибо. Нам и так не плохо, — вмешался этот. Я смерила его взглядом.
  — Слушай, Аканэйро… — обратился к ней Лаурен. — Давай я сам лучше буду решать, кто нам подойдёт. Хорошо?
  — …Хорошо, — промямлила она. Этот Лаурен нравится мне всё меньше. Ещё один, кто «всё знает». Почему Аканэйро вообще к нему прислушивается?!
  — Давай тогда идём, — сказал он. — Мы много времени сегодня потеряли зря.
  — Прости, — вымолвила Аканэйро. — Идите… Догоню…
  Лаурен подозрительно оглядел нас, но послушался и направился к своей группе.
  — Тоже идём, — проговорил этот.
  — Мне нужно с Аканэйро поговорить, — отрезала я.
  — Послушай, ты и так…
  — Я сказала, мне нужно с Аканэйро поговорить, — угрожающе повторила я. — Иди. Скоро буду.
  Этот опешил от моего ответа, но спорить не стал. Учитывая, сколько всего я уже вынесла из-за него, поделом.
  — Куроюно… — обратилась Аканэйро, когда мы остались наконец одни. — Прости… Я хотела как лучше… Никого не спросив…
  — Ничего, — ответила я, но больше ничего добавить не могла. Я не хотела с ней расставаться, но слов не находила.
  — С тобой всё будет нормально? — спросила она.
  — Да, — солгала я: я не была уверена, что со мной всё будет нормально. Скорее наоборот. Но я не хотела её обременять.
  — Ты… не стесняйся писать.
  — Хорошо, — снова солгала я. Нет, я не стану этого делать. Я мечтала о том, чтобы кто-нибудь помог мне. Но сейчас я вижу, насколько это моё желание ужасное. Людям вокруг… им самим нужна помощь. В том числе и Аканэйро.
  — Тогда… постарайся… — вымолвила она.
  — Вы тоже, — ответила я. Мне казалось, Аканэйро взрослая… но то, как она мнётся… выглядит даже забавным. От промелькнувшей мысли, что я могу её больше не увидеть, сердце сжалось, но я постаралась не подать виду.
  — Всего хорошего тебе, — попрощалась она.
  — И вам тоже, — попрощалась и я.
  И мы разошлись… Каждая в свою сторону…

  Я стояла на небольшом мосту, проходившем через одну из многочисленных рек локации, опершись на его перила. Я думала. Много думала. И чем больше думала, тем больше только запутывалась. Та девочка, эта девочка… Куроюно… Они говорили об одном и том же. Ещё Лаурен… почему он… не обрадовался… когда я попыталась помочь? Ведь так могло бы лучше стать всем… Я не понимаю… Не понимаю…
  — Аканэйро, — позвали меня.
  — Лаурен, — оглянулась я на обратившегося.
  — Можно? — подходил он ближе.
  — Уму, — кивнула я. Лаурен подошёл и опёрся на перила рядом со мной. Какое-то время стояли молча.
  — Наверное… — заговорил он, — стоило тебе сразу сказать, что набором планирую заниматься я лично.
  Я не ответила. У меня есть кое-какие догадки, но рассчитываю, что он сам всё изложит.
  — Прости, что так получилось, — продолжил он. — Ты, наверное, неуютно себя почувствовала перед теми ребятами… Но мы не можем принимать всех подряд. Ты ведь и сама прекрасно осознаёшь, в каком мы положении.
  Я понимала. Это действительно было непохоже на меня, начать действовать самостоятельно, по своей инициативе… Почему же я так поступила?
  — Лаурен, — негромко позвала я.
  — Что такое?
  — Правильно ли я делаю, что сражаюсь?
  Лаурен не сразу ответил. Не представляю, о чём он так задумался, но сейчас этот вопрос не даёт мне покоя. Почему? Я всегда делала, что мне говорили. Поступала, как того хотели. Так почему же я сейчас озадачиваюсь, правильно ли это? Почему?
  — Аканэйро, пойми, — заговорил Лаурен. — Многие рассчитывают на тебя. Ведь не все так хороши в сражениях, как ты.
  — Уму… Но ведь я и сражалась для этого… тренировалась…
  Я сражалась, чтобы сражаться сейчас. А те, кто не сражаются, никогда этому и не научатся. Это очевидно. Я сражаюсь за других, но почему другие не могут сражаться тоже?… Почему я задумываюсь об этом?… Не могу! Меня скоро разорвёт уже!
  — Аканэйро, — прервал мои мысли Лаурен. — Ты защищаешь тех, кто не может защитить себя сам. Разве тебе этого недостаточно?
  В каком-то смысле может и да… Ведь что ещё мне делать в этом мире, если не делать то, что я делаю обычно? А здесь я помогаю другим… Разве это плохо…?
  — Не беспокойся, — улыбнулся Лаурен. — В случае чего, я всегда приду за тобой. Так что давай вместе будем уберегать других от страданий, которые они не заслужили.
  — Уму, — кивнула я.
  Ещё немного постояли молча.
  — На самом деле нам бы пора уже идти. Ты с нами?
  — Я… ещё немного побуду тут. Я догоню.
  — М… Хорошо. Только не задерживайся.
  — Уму, — кивнула я, и Лаурен ушёл. Я снова погрузилась в свои мысли.
  Может, он прав? Может, я слишком много думаю? Может, зря накручиваю себя? Может… Слишком много «может»… Я до сих пор не понимаю. Почему я стала задумываться об этом? Когда это началось?… Я знаю, когда. Когда я встретила ту девочку в белом. Но мне стоит отбросить сомнения. По крайней мере, попытаться. Я делаю то, что мне говорят. Я иду туда, куда мне говорят. И до тех пор, пока это кому-то помогает, я поступаю правильно. Мне действительно стоит перестать думать об этом. Я просто стоит… снова стать собой. Да, собой… Делать то, что говорят. Идти туда, куда говорят. Даже если это больно…

  — Ты понимаешь, что они могли напасть на нас?!
  — А ты понимаешь, что я сама чуть было не умерла из-за тебя?!
  Мы, наверное, уже час орали друг на друга. Я просто не могла принять, в какой ситуации оказалась из-за этого. Нет, я могла бы принять… веди он себя нормально! Сказать по правде, я предполагала, что на нас могут напасть. И отчасти я даже этого хотела! Ибо я скрыться смогла бы.
  — Ну а чё если ты всё делаешь не так, как надо?! — орал этот.
  — Ты опять начинаешь?! — вспылила я. — Знаешь, что я вижу? Что ты не умеешь и этого! Я постоянно всё делаю за тебя! Сражаюсь за тебя! Рискую за тебя! Ты же не делаешь ничего!
  — Ничего?! НИЧЕГО?! — ненормально заорал он. — А кто одевает тебя?! А кто говорит, что качать?! ЭТО ТЫ НАЗЫВАЕШЬ «НИЧЕГО»?!
  — А ты уверен, правильно ли ты мне подсказываешь? — мне стало страшно от его воплей, но я не была намерена уступать: — Я вот уже сомневаюсь. А деньги ты тратишь в основном на себя! Наши деньги! Которые зарабатывали вдвоём! На себя!
  — А медальон я кому купил?! О ком я беспокоился?!
  — Медальон?! МЕДАЛЬОН?! — я от гнева едва ли не забыла как дышать: как он вообще смеет говорить об этом в таком ключе?! — ТЫ ЕГО КУПИЛ ДЛЯ СЕБЯ! Чтобы следить за мной! Чтобы контролировать меня! Ты и одеваешь меня по-своему! И говоришь что качать по-своему! Ты возомнил меня свой собственностью! ЭТО НЕ ТАК! Я не твоя собственность! Я НЕ ТВОЯ КУКЛА!…
  Резкая боль в щеке от удара вынудила меня замолчать и отступить на два шага назад… Ха… Рука непроизвольно потянулась к больной щеке… Я… не могла… поверить…
  — Пф… — проговорил этот, так и стоявший с полувытянутой рукой. — Теперь из-за тебя ещё пять минут ждать… Зато замолчала хотя бы.
  Как… ты посмел…? КАК ТЫ ПОСМЕЛ?!
  — Успокоилась? — спросил он. — Вот. И больше не вздумай так говорить.
  Вот значит как… Ладно… ЛАДНО! Не буду. Я и без этих слов всё сделаю.
  — Идём, — коротко сказал он и развернулся. Идеально! Я потянулась к медальону. К этому проклятому «моему» медальону… Второй рукой я потянулась за ножом. Нащупав медальон, я вытащила его. И достала нож. Я двинулась в сторону этого. Некоторое усилие желания и воли, и цепочка, на которой висел медальон, лопнула, а от меня тут же разошлась зловещая чёрная волна, а я стала жёлтой. Надолго жёлтой…
  — А? — почувствовал этот, что что-то не так, но было поздно:
  — Умри.

  Глава 19. Шрамированная. Малышка.

  К оглавлению

  Сеттинг


Оставить комментарий