Глава 20. Сильная. Магичка.

  Глава 19. Шрамированная. Малышка.

  К оглавлению

  Сеттинг

  …Я была в одном из лесов в окрестностях Мияна. Здесь водились древесные големы. Своим поведением они напоминали пеньков, хотя и выглядели по-другому. И разумеется, благодаря этому поведению стали популярны у тех, кто в состоянии сражаться в дальнем бою вроде Лучников и Магов. Особенно у Лучников. Я тоже там качалась. Но пока я сражалась с одним, постоянно рискуя и уклоняясь, другие же могли убить такого голема за два-три умения или несколько выстрелов… Я запорота. Я не могу качаться с той эффективностью, с какой качаются другие. И я видела, как надо мной посмеивались. Некоторые даже открыто издевались, воруя у меня мобов. Мне было… плохо. Неприятно. Отвратительно. Я умела сражаться. Я хорошо сражалась. Но почему им доставалось всё с лёгкостью, а мне нет…?
  Я углубилась в локацию. Скорее всего, даже прошла на другую. Големов здесь было меньше, но локация сама по себе опаснее из-за своей лабиринто-подобной структуры и наличия более опасных монстров. Да и внешне она выглядела как зловещий лес, что не располагало. Но мне так было проще. Здесь не было людей. Подлых. Отвратительных. Тех, что только и могут, что издеваться над теми, кто ниже их. Я умею сражаться!… Так почему они смотрят на меня свысока?…
  Из мобов самыми опасными здесь были павшие. Мне они напоминали зомби. Только в доспехах и с оружием, в основном – с топорами. Я не боялась их, когда они были по одиночке, но по всей локации их было многовато. Мне приходилось часто отступать. Мне нередко приходилось оставлять уже раздамаженного древесного голема. Но ведь я умею сражаться, так ведь?… Я хорошо сражаюсь, разве нет? Со мной же ничего не может произойти именно поэтому! Что я всегда… А…?
  …Осознание вернулось ко мне, когда я уже лежала посреди какой-то ямы. Я чувствовала по всему телу боль. Пока я кайтила очередного голема… я… оступилась… упала…? Где я?… ГДЕ Я?!
  Истерично оглядываясь, я поняла, в какой ситуации я оказалась. Отсюда выбраться можно, но я окружена монстрами и в первую очередь именно павшими. Они повсюду! Нет, нет, я должна что-то сделать! Я сделаю! Я стала подниматься, сколько боль во всём теле от падения кубарем по едва ли не вертикальной поверхности позволяла это сделать. Нужно как-то прорваться… Нужно что-то придумать… Думай, Мидорика, думай!…
  …Моё сознание снова померкло. А когда вернулось, с ним появилась новая порция боли. Сильной. Невыносимой! Что это?! КТО?!
  Я снова лежала. Кое-как оглянувшись, я поняла в чём дело: голем, с которым я сражалась до этого, последовал в яму вслед за мной. Он… в буквальном смысле упал на меня?!… Надо мной нависла тень, что вынудила меня перевести взгляд. Надо мной возвышался павший. И уже замахивался для удара… Нет… НЕТ!!!

  — НЕТ! — завопила я. Я тяжёло дышала и не воспринимала окружение… Мне потребовалось время, чтобы прийти в себя. Я… была в кровати. В своей комнате. В таверне…
  Этот кошмар… Я на самом деле это пережила. Я умерла. Впервые. Я… не могу. Это было так больно! Больно, больно, БОЛЬНО! Я… не хочу выходить! Больно! Страшно! Я снова завернулась в одеяло, будто оно мне чем-то поможет. Всё моё лицо… было мокрым… Нет. Надо… собраться… Я… должна собраться… Как бы тяжёло не было.
  Я села на своей кровати. Мне… нужно как-то… смириться… И заставить себя снова выйти наружу. Мои деньги… Я потеряла почти всё, что имела. У меня были сбережения на складе, но… я уже не первый день не выхожу отсюда. Я потратила почти все оставшиеся деньги на еду и комнату. Если я в ближайшее время не смогу себя собрать… я окажусь на улице… без всего… Ужас!
  Мысли о подобной перспективе бросают меня в дрожь, но страх перед монстрами пересиливал многократно! Я всегда сражалась по наитию. Не думая о последствиях. У меня всегда всё получалось… И я возомнила, что мне море по колено… Дура! Я ведь и вправду никогда не задумывалась, насколько это в действительности может быть больно. Никогда не хотела признавать, насколько это может быть страшно. Мне казалось, воскресают люди, ну значит всё не так плохо. А оказывается… оказывается… больно… Страшно! И я заставила Рита пройти через это?! Да как я…? ААА! АААА!
  Схватившись руками за голову, я чуть было не поддалась очередной истерике, но невероятным усилием воли всё же смогла себя собрать. Нужно… крепиться… Я продолжала тяжело дышать, но, по крайней мере, сохраняла способность мыслить логически… Пока что…
  Я прекрасно осознавала всю неприятность того, что персонаж запорот, и до этого, но реальность оказалась даже хуже. Я умею сражаться. Я умею точно стрелять из лука. Я обладаю опытом битв, которым не могут похвастаться остальные. И я продолжала сражаться. Я продолжала рисковать. Я продолжала бороться. Но другие… Другие просто получают то же, что и я, не прилагая усилий. Пока я убиваю одного моба, постоянно уклоняясь и позиционируя, другим для убийства достаточно пары выстрелов… Я не нужна. Вообще никому. Я не нужна даже себе…
  Чтобы унять дрожь, я вынуждена была сжаться, обхватив локти. Я… да… Как бы отвратительно это ни звучало, но я сама это заслужила. Я позволила себя обмануть. Я убила Рита. Я… возгордилась. Я сама во всём виновата. Я и только я. И обязана теперь понести за это ответственность. Но вместе с тем вынести это… просто невозможно! Сейчас… Сейчас мне кажется, что позволить умереть при таком раскладе возможно даже милосерднее… Но я не могу. Я проклята. Собственным бессмертием. Смешно даже.
  Мне… Мне нужно заставить себя выйти наружу. Сегодня же… Хоть на кого-нибудь. Хоть на каких-нибудь слабых, неагрессивных монстров… В противном случае… В противном случае я рискую в скором времени потерять даже то немногое, что имею… Но как…? Как мне это пережить?… И что теперь со мной будет?…

  Это было небольшое, но популярное кафе под открытым небом почти в центре Мияна. За одним из столов неспешно что-то попивал Волшебник. Одет он был в обычный наряд Призванных-Волшебников: рубашка, брюки, накидка поверх этого всего и остроконечная шляпа, которую он держал на коленях. Выделяло его разве что то, что вся его одежда была в тёмных цветах. Его ник – Кёйрукуно. И он ждал своего знакомого, с которым договорился о встрече в этом месте.
  — Хэй-йо, Рукуно, — поздоровался Варвар. — Как жизнь?
  Это и был его знакомый. Но:
  — Кёйрукуно, — вздохнув, поправил его Волшебник.
  — Ой, не начинай, — посмеялся Варвар и сел за один стол с ним. — Ну? Что у тебя за дело?
  Кёйрукуно хотел бы поспорить. Его ник постоянно коверкают, и каждый на свой лад. Впрочем, «Рукуно» – ещё не самый плохой вариант, рассудил он про себя и решил всё же перейти к делу:
  — Я вот задумался. В этой игре люди нападают друг на друга из-за денег и опыта. Притом, что учитывая, через что приходится проходить убитым, оно того не стоит…
  — Да уж да, и не говори, — согласился Варвар. — Крутишься, пыжишься, засады устраиваешь, а результат как-то не очень. Пора искать новый способ бабло и экспу отжимать…
  Кёйрукуно вздохнул: он не это имел в виду.
  — Что будете заказывать? — подошла к ним миловидная девушка-официантка с подносом в чёрном фартуке поверх белой рубашки с вырезами для плеч. Её тёмно-синие волосы были собраны в один небольшой хвост.
  — Пивка можно? — оживился Варвар.
  — Извините, но здесь не подают алкоголь… — снисходительно пояснила она.
  — Ай, точно, забыл совсем… — щёлкнул он себя по лбу. — Ну тогда просто что-нибудь попить освежающее.
  — Хорошо… — произнесла девушка и отошла. Кёйрукуно смотрел ей вслед.
  — Хороша, не правда ли? — заметил его интерес его собеседник.
  — Не совсем…
  — Не в твоём вкусе? — удивился Варвар.
  — Да я не об этом, — раздражёно выдохнул Волшебник: у него были свои, другие мысли по поводу этой девушки. — Проехали. Возвращаясь к нашему разговору…
  — Да, кстати, ты вроде хотел рассказать о новом способе срубать деньжат…
  — Нет, не хотел, — резко осёк его Кёйрукуно.
  — Нет? — удивился собеседник. — А о чём ты тогда поговорить хотел?
  — Я хочу навести порядок в этом мире.
  Варвар не сразу сообразил.
  — Чего? Что именно ты хочешь?
  — Ваш заказ, — снова подошла девушка-официантка и поставила Варвару его напиток. — Если ещё что-нибудь потребуется, дайте мне, пожалуйста, знать, — после чего отошла.
  — Порядка, — повторил Кёйрукуно. — Если хочешь, можешь называть это законами. Я хочу, чтобы люди перестали друг на друга нападать, друг друга грабить, обманывать… Я хочу, чтобы в этом мире был порядок.
  Собеседник помолчал, очевидно, пытаясь осмыслить сказанное Волшебником. Кёйрукуно уже понимал, что вряд ли чего-либо добьётся этим разговором.
  — Эк тебя понесло… — проговорил Варвар. — Чё это тебя переклинило так?
  Кёйрукуно вздохнул и в очередной раз стал приводить весомые, по его мнению, аргументы:
  — То есть ты считаешь, что то, что люди друг на друга нападают – нормально?
  — Ну в игре же нападали. Так почему нет? — пожал плечами Варвар.
  — Потому что это убийство, — отрезал Волшебник.
  — Да не. Все же воскресают. Так что не вижу проблемы…
  — Я вижу. Люди, которые умирают, не всегда остаются в здравом уме. С ними что-то происходит…
  — Да просто шок. Случается. У меня вон знакомый умер. Ничего, оклемался…
  — А тебе самому умирать приходилось?
  Вопрос Кёйрукуно на короткое время заставил Варвара замолчать.
  — Ну… нет, — признался в итоге он. — Ой, да ладно тебе. Что может быть плохого?
  — Нападение людей на людей – само по себе плохо! Это не нормально!
  — Но ведь… ты тоже нападал, — намекнул Варвар. И это была правда. Кёйрукуно тоже был в составе групп, нападавших на других игроков. Поначалу он не слишком задумывался, что и зачем делает, просто делал то же, что и все. Но в какой-то момент его начали одолевать сомнения. Повлияли на это прошедшие события. Люди нападают на других людей. Нашлись те, кто нападают на тех, кто нападает на других людей. И нашлись те, кто избегает тех, кто нападает на других людей. Переломным моментом стала та, кто без особых проблем проскочила через их засаду. Волшебник тогда отделался лишь разрядом молнии, но кому-то повезло меньше… Это всё и заставило Кёйрукуно задуматься. А почему люди вообще нападают на других людей? Ведь всё из перечисленного составляет единую проблему. Оставаясь в группе нападающих, он сам рисковал стать жертвой нападения. И нападения, как таковые, вынуждают людей остерегаться, передвигаться осторожно… То есть корень проблемы в изначальных нападениях. Проще говоря, если люди будут меньше нападать, не потребуется нападать на нападающих, а остальные смогут дышать чуть свободнее. Именно поэтому и нужно наводить порядок. Но до сих пор этим никто не занялся!
  — Это так, — признал Кёйрукуно. — И я искренне раскаиваюсь в этом. Теперь же я хочу принести этому миру порядок. Порядок, что позволит людям построить полноценное равноправное сообщество. А не так, что ходишь и боишься, как бы тебе клинок не всадили в спину! Мы сейчас все в одной лодке. Именно поэтому я считаю, что нападать на других людей просто-напросто НЕПРОСТИТЕЛЬНО!
  Кёйрукуно осёкся: сказал, конечно, красиво, но он явно увлёкся. Волшебник ещё раз вздохнул, чтобы успокоиться, и сделал глоток своего напитка.
  — Ну знаешь… — проговорил Варвар и тоже отпил своего. — В чём-то ты, может, и прав, но меня это как бы не касается. Мне б со своими проблемами бегать.
  «Да какие у тебя могут быть проблемы? — чуть было не вырвалось у Кёйрукуно. — Пожрать, поспать да пофармить?»
  — А ты не боишься, что нападут уже на тебя? — привёл Волшебник очередной аргумент. Уже было очевидно: он вряд ли его переубедит. Но не отступать же не полпути?
  — Не-а, — беззаботно проронил Варвар. — А чего мне бояться? До сих пор же не напали. А нападут, так отмашемся как-нибудь. Драться, что ли, не умеем?
  — На других уже напали, — Кёйрукуно начинал терять терпение. — И их разбили в пух и прах. Будешь таким легкомысленным – ту же судьбу разделишь.
  — Та не! — протянул собеседник. — Там наверняка совсем лошки были. Вот и слились… Ты б на самом деле ерундой себе башку не забивал. Если всё действительно так не очень, как ты говоришь, то народ сам одумается. А раз ничего не меняется, значит всё нормально. Ты так не думаешь?
  — Не думаю, — сухо отрезал Волшебник.
  — А если у тебя просто слишком много свободного времени, то вон, за девчушкой приударь, — указал Варвар на молодую официантку. — Смотри, она ведь на тебя поглядывает.
  Кёйрукуно тоже обратил внимание. Но это, мягко говоря, не было похоже на романтический интерес. Его на самом деле даже пугали поглядывания эти. Выглядело так, словно он совершал нечто запретное, и эта девка сейчас на него донесёт. Плюс ко всему эта официантка казалась ему смутно знакомой. У Волшебника закрались подозрения, а правильное ли он выбрал место для своего разговора.
  — Нет, — строго произнёс Кёйрукуно. — Я не сдамся. То, что я вижу – неправильно. И я расшибусь, но сделаю то, что до сих пор до меня никто сделать не удосужился – введу хоть какое-то понимание человечности в сообщество игроков!
  — Оу… — Варвар не нашёлся, что ответить. — Ну ладно, — пожал плечами. — Удачи тебе в этом, — залпом выпил свой напиток. — Если у тебя всё, то я пошёл. Заплати за меня, ладно?
  — А?!
  — По старой дружбе, — улыбнулся он. — Бывай, Рукуно, — после чего быстро ретировался. Кёйрукуно вздохнул: мало того, что он потратил время зря и вынужден был платить за неблагонадёжного собеседника, так тот ещё и ник снова исковеркал напоследок, не дав себя поправить. О результатах разговора судить не приходилось. Не то чтобы Волшебник был сильно удивлён, правда…
  Дело в том, что этот Варвар – не первый, к кому обращался Кёйрукуно. Хотя по своей упёртости и недальновидности безусловно лучший из всех… Суть того, что его собеседники ему отвечали, во всех случаях была примерно одинаковой: да, мол, нападения и убийства – это действительно плохо, но делать с этим мы ничего не будем. Люди верят, что ничего совсем из ряда вон выходящего не случилось и не случится. Но Кёйрукуно просто не мог этого принять: как они могут считать, что ничего дурного не произойдёт, если активно этому способствуют и даже не пытаются этому воспрепятствовать?! От одной только этой мысли его бросало в гнев.
  Кёйрукуно сделал глоток. И всё-таки что ему теперь делать? Он, конечно, ожидал, что найти единомышленников будет непросто, но здесь ситуация получилась даже смешной. От каждого из своих собеседников Волшебник ожидал либо прямого отказа, либо прямого согласия. А на деле не получил ни того, ни другого ото всех! Неужели все люди рассуждают так же? Просто плывут по течению, не делая ничего? Но ведь если что-то пойдёт не так, то сами же начнут причитать! Кёйрукуно задумался: люди любят ругать правительство своей страны и винить его во всех бедах. Но может в действительности не власть виновата, а сами люди?…
  — Можно? — произнёс некто, прервав размышления Волшебника. Кёйрукуно оглядел обратившегося: им, судя по всему, был Паладин. По крайней мере, на это указывало тяжёлое обмундирование в светлых тонах и символика крестов, коей оно было украшено.
  — А вы кто будете? — резковато, хотя и вежливо, спросил Волшебник. Не в настроении он сейчас.
  — Меня зовут Эрдолейн, — представился незнакомец. — Я Паладин. Я случайно подслушал ваш разговор… Можно я присяду? — повторил он свой вопрос. На самом деле Кёйрукуно не очень того желал, но у этого Паладина явно было какое-то дело. Стоит по крайней мере выслушать. Волшебник указал на стул. Эрдолейн сел.
  — Ну так вот… Это… — несколько замялся Паладин. — В общем, я считаю, что вы правы.
  — По поводу? — сухо спросил Кёйрукуно.
  — По поводу того, что нападать на других людей неправильно.
  Волшебник растерялся. До него не сразу дошёл смысл этих слов. А когда дошёл, поверить в них он мог с трудом. Неужели? Неужели появился кто-то, кто думает так же, как и он?!
  — Что будете заказывать? — снова подошла девушка-официантка.
  — Эм… — смутился Паладин. — Я просто поговорить…
  — Извините, — у Кёйрукуно резко появился интерес к беседе, к которой он хотел вернуться как можно быстрее, но раз уж девушка подошла, нужно сразу рассчитаться: — Давайте, я сразу заплачу за всё…
  После того, как Волшебник оплатил напитки и девушка отошла:
  — Простите, как вас ещё раз? — тут же спросил он.
  — Эрдолейн, — во второй раз назвал Паладин своё имя. — А вы… Рукуно?
  — Кёйрукуно, — поправил Волшебник. — И можно на «ты».
  — Хорошо, — улыбнулся Эрдолейн. — Ты тоже можешь ко мне обращаться на «ты». Правда… Слушай, можно я всё же буду звать тебя «Рукуно».
  «Опять?!» — чуть было не вырвалось у Кёйрукуно.
  — Ладно, — прорычал он. Если этот Паладин ему поможет, то не так уж это и важно.
  — Ну извини, — попытался проявить снисхождение Эрдолейн. — Просто ник у тебя длинный…
  «А у тебя устная речь, что ли, платная?!» — промелькнула язвительная мысль у Волшебника, но он попытался разогнать подобные думы. В конце концов, вполне вероятно, что этот человек поможет ему в его деле.
  — Что ты сейчас будешь делать? — спросил Эрдолейн.
  Кёйрукуно задумался: действительно, что ему сейчас делать?
  — Не знаю, если честно… — вздохнув, произнёс он. — Думаю, стоит продолжить искать заинтересованных… Возможно, имеет смысл попытать удачу в местах, где происходят нападения…
  — А ты пригласишь меня? — внезапно спросил Паладин
  — С собой?
  — Ну… И это тоже, но я имел в виду, пригласишь ли ты меня к своим?… Ну там, в группу или в гильдию… Ты же не в одиночку этим занимаешься?
  Сложно было передать словами неловкость момента. Кёйрукуно несколько секунд просидел с каменным выражением лица.
  — Ты хочешь сказать…? — начал Эрдолейн додумываться.
  — Ты первый, кто заинтересовался, — сухо ответил Волшебник. — С другой стороны, не очень-то я давно людей собираю. Хотя привлечь кого-либо из своих знакомых я не смог…
  — И… ты думаешь, что кто-то ещё найдётся? — уже с очевидно меньшим энтузиазмом спросил Паладин.
  — Не знаю, — признался Кёйрукуно. — Но пока не попробую, не узнаю. Да и, в конце концов, ты же нашёлся? Вполне вероятно, что найдутся и другие.
  — Ясно… — как-то не очень весело пробормотал Эрдолейн. Впрочем, Кёйрукуно мог его понять: хочешь такой оказать помощь в наведении порядка в мире, а оказывается, что и помогать-то некому. У кого угодно желание поотобьётся при таких обстоятельствах.
  — Скажи мне, как пишется твой ник, — попросил Волшебник. — Я тебя в друзья добавлю. И в случае чего напишу…
  — В каком таком случае? — поднял Эрдолейн одну бровь.
  — Ну… — смутился от напора Кёйрукуно. — Когда хоть кого-то созову…
  — И как ты собираешься это делать?
  — Пока не знаю, — Волшебник надел свою шляпу и поднялся. — Но для начала всё же стоит проверить какую-нибудь локацию, где происходят нападения. Уверен, среди тех, кто там качается, наверняка найдутся те, кого не устраивает текущий уклад вещей…
  — И куда ты сейчас?
  Этот поток вопросов уже стал напрягать Кёйрукуно. Не то чтобы Эрдолейн не имел права знать, правда…
  — Слышал, в одном лесу с ручьями нападают. Причём, насколько я знаю, тамошние умники предпочитают на броню полагаться… — в руке Кёйрукуно вспыхнул огонь от заклинания Вспышки. — Им же хуже.
  — Плохо ты знаешь, — тут же осёк Волшебника Эрдолейн. — Их там разогнали уже давно. Такие же как ты, магуны да лукари. Хотя проблемы у них там начались вроде бы даже раньше.
  — Ё-моё… — Кёйрукуно в очередной раз почувствовал себя неловко. Вспышка в его руке тут же потухла.
  — Если всё же хочешь пойти, — продолжил Паладин, — то иди уж на локацию с древесными големами. Нечасто, но в мёртвых от стражников зонах там всё же нападают. Главным образом потому, что обитают там всё те же магуны да лукари, что выносятся на прокаст. И многие из них серьёзно зарвались.
  — Ясно… — неуверенно проговорил Кёйрукуно. — Спасибо. Поищу тогда там…
  — Один пойдешь? — укоризненно спросил Эрдолейн.
  — Эм… Это… Хочешь со мной…?
  — Так я уже как бы сказал, — раздражённо вздохнул Паладин и поднялся. — Тем более, со мной локацию найдёшь быстрее, если ты там ещё не был.
  — А… Хорошо… Спасибо… Просто я думал… Неважно, в общем.
  И Кёйрукуно отправился за Эрдолейном. Он, конечно, на всякий случай стал сверяться со своей картой, дабы не попасть в засаду в пути, но кое-что путало мысли Волшебника. Количество неловких моментов за разговор. Он был уверен, мнение Паладина о нём сейчас оставляет желать лучшего. Кёйрукуно оставалось только надеяться, что их поход принесёт хоть какой-то результат. В противном случае он рисковал потерять своего единственного единомышленника.

  По дороге к нужной локации Эрдолейн в общих чертах объяснил, почему он заинтересован в порядке в игровом мире. Раньше Паладины качались на нежити. Собственно говоря, можно сказать, что Паладины лучше всего для этого приспособлены: с одной стороны, они являются танками, то есть их тяжело убить в принципе, с другой – имеют большие модификаторы урона по нежити, что компенсирует низкий дпс при атаке других противников. С тех пор как игра стала реальностью и все получаемые раны стали по-настоящему болеть, ходить в локации с ожившими мертвецами стало слишком опасным, потому Эрдолейн стал качаться там же, где и большинство. Но и без того, мягко говоря, не самый лучший кач омрачался постоянными нападениями, потому-то он и заинтересован в том, чтобы свести их на нет. Кёйрукуно озадачился: хотя мотивы Эрдолейна вполне можно понять, некоторые моменты в рассказе смутили Волшебника. Но учитывая их разговор в кафе, он постеснялся сразу их прояснить.
  Добрались без происшествий. Кёйрукуно обратил внимание, что лучников было заметно больше, нежели магов, и что сама локация была тёмной: деревья тут были высокими и с густой растительностью, из-за чего свет солнца едва ли мог пробиться. Опять же основные монстры этой локации – древесные големы – переваливались словно ожившие мертвяки какие…
  — Жутковатое место, — не удержался Кёйрукуно от комментария.
  — Пф, — издал Эрдолейн. — Это ещё что. Есть по соседству другая лока. Вот она по-настоящему крипотная…
  — А что там…? — спросил Волшебник, хотя он не был уверен, что хочет это знать.
  — Ну… Там мертвяки ошиваются… Да и самим своим видом нагнетает… Ой, да какая разница?! У нас сейчас другие проблемы. Давай рассказывай, как ты людей собрался тут искать.
  Кёйрукуно задумался.
  — Нужно осмотреть локацию, — стал рассуждать он. — Попутно порасспрашивать тех, кто здесь качается. Вдруг сможем кого-либо привлечь на нашу сторону?…
  — Ты кого-то вроде уже спрашивал, — перебил Эрдолейн. — И непохоже, что успешно.
  — Может и так, — не стал отрицать Волшебник. — Но если не будем ничего делать, то ничего и не добьёмся. Стоит по крайней мере попробовать…
  — Ну и? И что если никто не согласится?
  — Тогда стоит углубиться в локацию. То есть в места, где нипов-стражников меньше и, как результат, существует вероятность нападения…
  — И ты хочешь туда идти? Вдвоём?!
  — А что такого? — искренне удивился Кёйрукуно, посмотрев на Паладина. — У меня есть опыт сражений в PVP. Просто прикрой меня, а я всё разыграю…
  — Ну знаешь…
  — Я ещё раз говорю, — проявил настойчивость Волшебник, — если не будем пытаться, то точно ничего не сможем добиться. Если наиболее очевидные и банальные варианты не выгорают, то без риска тут не обойтись. Просто, — в руке Кёйрукуно вспыхнул огонь, — не дай никому застать меня врасплох, — сжав кулак с подготовленным заклинанием, Волшебник развеял его, чем вызвал небольшое кольцо дыма. — А сейчас идём.
  И они пошли. Опрашивали долго и муторно. Проблему составлял даже не сам опрос, а то, что каждого приходилось ждать, пока он со своими мобами покончит. Стилять – значит заведомо настраивать против себя. И это ожидание стоило бы того, если бы были хоть какие-то результаты. Но их не было. Если в случае людей из групп Кёйрукуно те признавали, что нападения – это ненормально, то большинству местных и вовсе всё равно.
  — Мне-то какое до этого дело? — ответил Лучник. — Главное, что рядом с этими, — указал на Серого Стража, — не нападают и качаться не мешают. А те, кто влезли в гиблые места, сами виноваты, разве нет?
  Примерно к этому сводилось большинство ответов. Были и такие индивидуумы, кто вроде бы даже и согласен помочь, но при намёке на сражения с другими игроками тут же передумывали. Волшебник мог бы, конечно, попытаться их переубедить, но если они уже сейчас боятся, то союзники из них выйдут крайне ненадёжными. Кёйрукуно это что-то навеивало, но он отбрасывал это что-то с целью сконцентрироваться на своей текущей задаче. Правда, вариантов у них с Паладином особых не оставалось – набирать людей нужно было из тех, кто имеет опыт в нападениях или в их отражении. Проще говоря, необходимо углубится в локацию в места, где игроки привыкли сражаться друг с другом. От «неженок», как про себя их окрестил Кёйрукуно, много помощи ждать не приходилось.
  — Не ходил бы я в те места на вашем месте, — ответил очередной Лучник на вопрос Волшебника о том, как дела обстоят в отдалённых районах локации. — Там вроде как две пати что-то не поделили между собой и грызутся. В результате получают и те, кто не при делах…
  — Спасибо, что предупредили, — не глядя на него вежливо поблагодарил Кёйрукуно. — Но это наше дело, идти или нет. И, судя по всему, альтернатив у нас нет…
  — Ты всерьёз идти собрался? — продолжал опасаться Эрдолейн.
  — Других вариантов я не вижу, — ответил Волшебник, левой рукой призвав свой посох, после чего оглянулся на Паладина: — Если нам что-то нужно, то мы сами должны этого добиваться. В противном случае чем мы будем отличаться от казуалов? Так что подготавливайся и отправляемся.
  Паладин промедлил, но всё же стал что-то делать в своих меню, после чего призвал своё оружие…
  — Эм… — которое смутило Кёйрукуно. — Двуручный меч?
  — А что? — Эрдолейн отвёл взгляд. — У палов есть билды, рассчитанные на двуручку.
  — Не, ну может, конечно, и да, но ведь со щитом можно большего выжать из класса, не говоря уже про пати…
  — Ну я откуда мог знать, что нас засосёт сюда?!
  Кёйрукуно еле-еле удержался от слов, что он не это имел в виду, и последующего продолжения спора.
  — Неважно, — проговорил он. — Идём.
  И они стали углубляться в локацию. Правда, уже у Волшебника начали появляться сомнения, что это хорошая идея. Теперь понятно, почему Эрдолейн отпирался до последнего… С другой стороны, как до этого сказал Кёйрукуно, многого от него в любом случае не требуется: нужно всего лишь проследить, чтобы их – Волшебника в частности – не окружили. С этим вполне в состоянии справиться даже Паладин с двуручным мечом.
  Продвигались неспешно. Кёйрукуно постоянно прислушивался и приглядывался: напасть могут в любой момент и откуда угодно. Причём наверняка целью нападающих будет Волшебник, как более уязвимый. Ему ни за что нельзя было застать себя врасплох.
  Пара набрела на довольно крутую дорожку, направленную вверх. Многие локации состояли из уровней и платформ, соединённых вот такими вот проходами. В их лесу их было ещё относительно мало, но существуют локации, где их чрезмерно много, да ещё и запутанные в своей структуре, а потому напоминающие настоящие лабиринты. Другой момент касательно этих проходов заставил Волшебника усмехнуться: ведь когда он ещё был в составе групп, нападающих на других игроков, они часто любили устраивать засады в подобных местах…
  — В укрытие! — толкнул Кёйрукуно Эрдолейна, когда сам подался в другую сторону.
  — А…? — в тот же момент аккурат между ними просвистело нечто…
  — БЫСТРО! — крикнул Кёйрукуно и побежал от Паладина. Разумеется! Засада! А он тут праздным воспоминаниям предаётся, идиот, ругал себя Волшебник. Очередной свист в непосредственной близости – что характерно, приоритетной целью избрали именно его.
  Что было сил Кёйрукуно разбежался и прыгнул вперёд с кувырком. Болезненно приземлившись на спину, на земле по инерции он всё же доделал оборот и, опираясь на посох в одной руке и придерживая шляпу другой, в итоге оказался за большим камнем. Рядом с ним пролетела очередная стрела, но достать ей Волшебника уже было не суждено.
  Кёйрукуно осторожно выглянул, чтобы оценить обстановку. Одного лучника он увидел, но опыт подсказывал ему, что их всё же два. И не может быть, чтобы кроме стрелков никого не было. Наверняка их кто-то прикрывает. Или помогает загнать цель в угол. И скорее всего, этот кто-то также сконцентрируется на Волшебнике. Кёйрукуно вздохнул: если бы только он не замешкался. Сейчас они с Эрдолейном оказались разделены. И хотя Паладин тоже нашёл убежище за большим деревом, обсудить план действий они не могли никак: у Кёйрукуно не было времени набирать кучу текста в сообщении. У него не оставалось выбора, кроме как начать разыгрывать в одиночку.
  В первую очередь стоило сделать так, чтобы нападали по одному. Сражаться с численно превосходящим противником заведомо сложно. Если это вообще не самоубийство. Проще говоря, ему нужно было дождаться, когда его начнут выманивать, и дать бой выманивателю. А до того момента Волшебнику нужно было выключить лучников. Кёйрукуно вздохнул: ему оставалось только молиться, чтобы тот, кто придёт за ним, не оказался производным Вора вроде Разбойника или Ассасина. В этом случае битва закончится даже толком не начавшись.
  Подгадав момент, держа в поле зрения лучника, Волшебник, взяв посох в обе руки, раскрутил его над головой и ударил набалдашником в землю:
  — Огненная стена! — произнёс он, метя в точку аккурат перед стрелком. Вопль то ли боли, то ли неожиданности, а скорее всего и того, и другого вместе, красноречиво дал понять, что Кёйрукуно не промахнулся. Теперь осталось дождаться того, кто попытается напасть на него: огненная стена по меньшей мере задержит стрелков, так как стрелять через неё неудобно, а рисковать менять позицию они скорее всего не станут. Тем более что Волшебник уже показал, что что-то да может. Наверняка они будут действовать осторожнее.
  Кёйрукуно постоянно оглядывался и уже было начал переживать, как бы огненная стена не развеялась, пока он там ждал, но в какой-то момент из ниоткуда появился-таки некто и попытался ударить мечом, но Волшебник без труда смог избежать атаки, хотя и чуть было не потерял свою шляпу во время уклонения. Придерживая головной убор, он осмотрел нападающего. А им был некто в доспехах и со щитом.
  — Хм? — вымолвил Кёйрукуно. — Инвиз и тяжёлая броня? Мародёр, да?
  Противник не ответил. Хотя Кёйрукуно и боялся производных Вора, как раз таки Мародёр – единственный продвинутый от него, что не представлял для Волшебника большой опасности. Броня снижает подвижность, но при этом не снижает урон от магии. Кёйрукуно усмехнулся: исход их дуэли предрешён. Оппонент попытался напасть, но:
  — Шоковая волна! — с шагом назад и разворотом Волшебник испустил электрическую волну вокруг себя, что оглушила неприятеля. Пока Мародёр был в стане, Кёйрукуно стал призывать и швырять в него небольшие огненные заряды – базовое заклинание Мага – Вспышка. Одно. Второе. Мародёр уже вышел из оглушения и бросился бежать, как его точно в центр спины настигает третье, вынудив вскрикнуть. По-хорошему Волшебнику стоило бы добить его, но, во-первых, он не дал себя атаковать, следовательно, убийство другого игрока сделает его ПК, а во-вторых, огненная стена развеялась, а значит, что сейчас начнётся обстрел. Кёйрукуно вернулся в своё убежище за камнем.
  Лучники всегда были головной болью для магов. Стрелы летят быстрее и дальше, чем заклинания, не говоря уже о том, что заклинание ещё нужно прочесть. Но если атаковать внезапно… «Нужно как-то отвлечь его», — рассудил Кёйрукуно.
  Оглядываясь, Волшебник обратил внимание на Эрдолейна, так до сих пор и не покинувшего своего убежища за деревом. Если бы лучник отвлёкся на него хотя бы ненадолго… Выманить его?
  — Эрдолейн! — крикнул ему Кёйрукуно: лишь бы сработало. — Беги сюда!
  — А?… — не понял он.
  — Давай! Быстрее!
  Ни Эрдолейн, ни лучник, скорее всего, не додумаются, в чём в действительности дело, и последний должен просто начать стрелять. Лишь бы только в Паладина не попал…
  Когда Эрдолейн побежал-таки навстречу Кёйрукуно, в него тут же полетели стрелы одна за одной. Волшебник понял, что его идея сработала, и тут же вынырнул из-за своего убежища за камнем:
  — Ледяной… — стал он чертить набалдашником своего посоха большой круг в воздухе, — …шквал! — после чего указал свободной рукой на лучника. Из краёв круга начали вырываться небольшие, но безусловно опасные льдины, что с огромной скоростью и плотностью летели в сторону стрелка.
  Собственные снаряды частично перекрыли Кёйрукуно обзор, но крики лучника красноречиво дали понять, что в ближайшее время у него желания на кого-либо нападать не будет. Хныкая и истекая кровью, он стал убегать. Волшебник вздохнул и стал осматриваться на случай новых неприятелей. К нему подбежал Эрдолейн:
  — Что это сейчас было?!
  — На нас напали, — спокойно ответил Кёйрукуно, продолжая присматриваться.
  — Это я и сам понял! И сейчас ты байтил на меня, так?!
  — Так вышло, — проговорил Волшебник, посмотрев на Паладина. — Я не могу разыгрывать в одиночку абсолютно всё…
  — А если бы в меня попали?!
  — Ты же в тяжёлой броне, не? Не думаю, что прошло бы много урона от одиночной стрелы… И вообще, у тебя не было бы и половины твоих проблем, будь у тебя щит.
  Эрдолейн замялся.
  — Тогда бы в меня точно попали, ведь щит замедляет…
  — А доспехи не замедляют?
  — Ну… не так сильно, — неуверенно проговорил Паладин.
  — Замедляют, да ещё как, — уверенно ответил Волшебник. — Ты уж определись, что ты хочешь: уклоняться или снижать урон. Если первое, то ты классом ошибся. Если же второе, то тебе нужен щит. В противном случае не причитай о том, что в тебя могут попасть и что ты боишься этого.
  — …Я не раскачан под щит, — ещё неувереннее сказал Эрдолейн.
  — Да уж да, полагаю, так и есть… Но в принципе всё решаемо. Не знаю, как у тебя дела обстоят со статами, но перераскидать скиллы вполне реально в этой игре. Надо только учебник найти.
  — Он стоит целую уйму…
  — А что поделать? Если мы хотим эффективно сражаться, то тебе нужно уметь сносить урон. Я уже говорил: главное – прикрывай мне спину. Остальное я организую. Таким образом мы сможем без особых проблем переигрывать любые мелкие группы. Смотри сам: сейчас мы в лёгкую разыграли против троих.
  — Троих? — озадачился Паладин. — А кто третий?
  — Лучник.
  — Лучник…? Подожди! Я видел лучника сверху и того, кто напал на тебя. Кто третий? — начал уже проявлять опасение Эрдолейн. И тут Кёйрукуно озадачился… Действительно, ни он, ни Паладин не видели третьего. Но Волшебник был уверен, что лучника на самом деле два! Ошибся? Кёйрукуно всецело доверял своему опыту, но как ни посмотри, а ещё одного стрелка нет…
  — Неважно, — проговорил он. — Идём.
  — Что значит «неважно»?!
  — Нам нужно быстрее найти кого-нибудь из выкачивающихся здесь. И поглядывай по сторонам, — поспешил Кёйрукуно.
  — Не игнорируй вопрос! — нагнал его Эрдолейн.
  — Я не знаю, — честно ответил Волшебник. — Я тоже третьего не видел. Но ставить на то, что его на самом деле нет, я бы не стал. Потому и говорю тебе, чтобы ты не расслаблялся.
  Паладин нахмурился. Дальше продвигались молча. И никаких проблем на протяжении этого продвижения не было. Ни новых нападений, ни появления этого мифического лучника. Кёйрукуно уже всерьёз стал думать, что ему показалось.
  Спустя какое-то время пара всё же набрела на небольшую группу игроков и они, судя по всему, больше заинтересованы в каче на мобах, нежели в нападении на других людей. Состояли преимущественно из стрелков. Учитывая специфику локации, в этом не было ничего особо удивительного, но если они всё же решат напасть, то Кёйрукуно окажется в невыгодном положении. Мягко говоря.
  — Идём к ним, — обратился Волшебник к Эрдолейну. — Не показывай враждебности, но будь готов обороняться.
  — Подожди, это как? И ты так пойдёшь? Прямо к ним?!
  Кёйрукуно не слушал: он уже направлялся к группе. Держа на виду приподнятыми, хотя и выпуская из левой свой посох, он пытался всем своим видом дать понять, что пришёл с миром. Некоторые из качающихся обратили на него внимание и уже прицелились, что заставило Волшебника напрячься, с другой стороны один из лучников направился к ним, аналогично подняв руки. Вероятно, разговор всё же состоится.
  — Вы, ребят, кто будете? И что тут делаете? — первым обратился лучник.
  — В двух словах сложно объяснить… — ответил Кёйрукуно. — Мы можем спокойно поговорить, не будучи на мушке?
  — Ничего себе… Ты уж меня извини, но тут и так кое-какие уроды совсем обнаглели. Нам ещё разводил не хватало…
  — Уроды? Так понимаю, здесь есть какая-то группа, что нападает на других игроков?
  — Да… В последнее время вообще страха не знают. Понабирали народу, теперь сильными себя чувствуют…
  — Полагаю, это с кем-то из них мы встретились по дороге сюда…
  — Так зачем вы пришли? — вернулся к изначальному вопросу лучник. — Колись уже, — проявлял он нетерпение.
  — Я уже сказал – это разговор не на два слова… Вы можете принять в группу меня и вон того… — Кёйрукуно оглянулся и заметил, что Паладин стоит поодаль… — Эрдолейн, какого хрена?! Подойди уже сюда! — после чего снова обратился к лучнику: — В общем, возьмите нас двоих в пати. Так вам не нужно будет бояться подставы.
  — Похоже, у вас и вправду есть какое-то дело… Ну давай, что ли. Только из своей выйдите для начала.
  Так и поступили. Кёйрукуно и Эрдолейн распустили свою группу и присоединились к ребятам. Те в свою очередь расслабились и продолжили качаться, как до этого.
  — Ну и? — обратился лучник к Волшебнику. — О чём вы хотели поговорить?
  — Для начала давайте познакомимся хотя бы. Я Кёйрукуно, Волшебник. А это Эрдолейн. Он Паладин.
  — Меруло. Снайпер, — коротко представился лучник.
  — Рад встрече. А теперь, если можно, я начну…
  Кёйрукуно пустился в очередной раз объяснять о том, что не так с этим миром, и о том, что нужно наводить порядок. И в этот раз его собеседник молча слушал от начала и до конца.
  — Знаешь, — нарушил-таки своё молчание Меруло, когда Волшебник закончил, — цели у тебя, конечно, идеализированы, но затею ты пытаешься провернуть занятную…
  — Так вы с нами? — обрадовался Кёйрукуно.
  — Пас.
  — Так сразу?!
  — Не пойми меня неправильно, — стал пояснять Снайпер. — Мне нравится, что ты задумал. Многие в нашей группе тоже пострадали, и я не могу сказать, что заслуженно… Но скажи, а много ли людей заинтересовалось? И много ли уже собралось?
  Волшебнику очень не хотелось открывать эту правду.
  — …Двое, — негромко вымолвил в итоге он.
  — Вот видишь, — вздохнул Меруло. — И я уверен, даже те немногие заинтересовавшиеся, которые будут появляться в ходе твоего, так скажем, набора, тут же будут давать задний ход, едва узнают, что людей у тебя немного, — Кёйрукуно опешил: прямо в точку. — То есть я как бы и рад помочь, но по факту это напрасная трата времени и сил…
  — Но ведь если у нас изначально будет больше людей, то новых склонить в нашу сторону будет проще! — не сдавался Волшебник.
  — А ты их собери попробуй.
  — Ну вот если вы со своей группой ко мне присоединитесь…
  — Ты уж меня извини, но даже если соглашусь я – это не будет означать, что согласится вся группа. И я тебе больше скажу – по мере того, как ты будешь собирать людей, у тебя будет всё больше неприятелей, что будут твоих людей вырезать и отбивать желание заниматься твоей этой затеей. В конце концов, как ты сам думаешь, что выгоднее: нападать на других людей и иметь с этого их деньги или пытаться их защищать, гоняюсь за некой мифической целью вроде порядка в мире и более не имея с этого ничего?
  Кёйрукуно хотел было вставить очередной аргумент, но разговор был прерван ненормальным в своей интонации криком со стороны:
  — АССАСИН!!!
  — Тц! — сжал зубы Меруло. — Да как же они задолбали! — достал стрелу.
  — Мы тоже будем сражаться, — предложил помощь Кёйрукуно.
  — Очень поможете, — не стал Снайпер отказываться. И вместе они ринулись в сторону источника крика. Когда они добежали до остальных участников группы:
  — Что там? — спросил Меруло.
  — Один Ассасин, — ответил сопартиец. — Побежал туда, — указал он в сторону, куда направилось большинство участников группы.
  — Кого-нибудь убил?
  — Нет, но парня приложил неприятно.
  Кёйрукуно глянул: жертву нападения отхиливал некто тоже с луком и в лёгких доспехах, только напоминающих робу. Этот лекарь, судя по всему, был Инквизитором.
  — Нет, серьёзно, они уже в край охренели! — негодовал Меруло. — Уже даже поодиночке нападают!
  «Поодиночке? — у Волшебника стремительно стало нарастать дурное предчувствие. — Никого не убил и убежал…?»
  — Это ловушка! — понял Кёйрукуно. — Он байтит!
  На осознание смысла этих слов Меруло едва ли потребовалась секунда.
  — ОТСТУПАЕМ! — тут же завопил он. Но было поздно…
  На вышедший вперёд отряд напали. С одной стороны полетели стрелы и заклинания, в то время как прямо внутри группы стали один за другим вылезать Ассасины и другие убийцы и наносили удары в спину. Кёйрукуно что было сил рванул вперёд. Едва только Волшебник достиг нужной дистанции:
  — Шоковая волна! — взмахнул посохом он. Заряд электричества, кругом от него разлетевшийся, поразил нападавших, не нанеся никакого вреда его сопартийцам. Рассудив, что они должны справиться теперь сами хоть как-то, будь то сражение или бегство, Кёйрукуно переключился на уже подходящих к ним бойцов ближнего боя, что подходили со стороны обстрела. Рассчитав момент, раскрутив посох, Волшебник ударил набалдашником в землю:
  — Огненная стена! — и стена пламени перекрыла дорогу многим нападавшим, поразив часть из них. Волшебник поставил стену так, чтобы противники обходили её преимущественно лишь с одной стороны. Когда нападавшие стали скапливаться и уже подходили, Кёйрукуно стал чертить в воздухе круг:
  — Ледяной… — свободной рукой указал на толпу подбирающихся неприятелей: — …шквал!
  «Ледяной шквал» – поддерживаемое умение с коротким кастом. Наносит размеренный урон холодом, а также незначительно замедляет скорость перемещения и атаки. Умение не нашло особого признания у других Волшебников из-за сравнительно низкого урона. Чтобы полноценно оправдать его использование, нужно поддерживать его как можно дольше, благо, что умение уходит на перезарядку после начала использования, а не после своего завершения. Однако Волшебник, что поддерживает Ледяной шквал, становится уязвимым для атаки с фланга, так как не может двигаться или изменить направление полёта снарядов. Несмотря на все эти неудобства, Кёйрукуно очень любил это заклинание.
  Ледяной шквал поражал большую часть вражеского авангарда. При этом нападающие были достаточно далеко и не могли быстро добраться до Волшебника, в то время отрезанный подход от Огненной стены не позволял им выйти с области действия умения с лёгкостью. Отступать от туннельного заклинания тоже не самый лучший вариант. Прибавить к этому, что противники имели неблагоразумие столпиться, и вышло, что Кёйрукуно смог практически полностью выключить массивную часть нападавших. Вот только они не были единственными. И вот сбоку от Волшебника появился некто из инвиза.
  — Ох ты ж блин! — выпалил Кёйрукуно, отменив заклинание. Однако уклониться он уже не успевал…
  Напавшего (а им был не то Ассасин, не то Разбойник, Волшебник так и не смог сходу понять) откинуло нечто. Лишь мгновение спустя Кёйрукуно понял, что это был выстрел из лука.
  — Ты цел? — спросил Меруло.
  — Вроде… — всё ещё не верил своему счастью Волшебник.
  — Давай. Уходим.
  — А остальные…?
  — Ушли. По крайней мере, кто смог… Бежим скорее! Потом поговорим!
  Кёйрукуно действительно не к месту тянул время, учитывая, что они находятся посреди боя. Волшебник поспешил к Снайперу, тот сделал ещё один выстрел – на сей раз в ногу подбиравшемуся к ним Мечнику с двуручником – и стал отступать.
  Кёйрукуно и Меруло что было сил убегали от явно желающих отомстить за недавнюю бомбардировку льдом нападающих. Вместе с тем им вслед летело бесчисленное количество снарядов: стрелы, заклинания, ещё бог что – и это чудо, что их до сих пор ничего не зацепило. Но избежать того, что перекрывает дорогу, они не могли: перед ними образовалась Огненная стена. Кёйрукуно про себя цедил проклятиями Волшебников, даже притом, что он сам часто так делает. По крайней мере, опасный огонь не образовался вплотную к ним, как это любит рассчитывать Кёйрукуно.
  — Сюда! — скомандовал Меруло, побежав в сторону от огненного заклинания. Волшебник последовал за ним. Снайпер наверняка знает эти места и очевидно, что нечто подобное происходит не впервые, потому Кёйрукуно решил довериться ему. Но на их пути появилось свечение, что сперва насторожило Волшебника, а потом и вовсе повергло в ужас: свечение под ним было магическим кругом! И он знал, что это будет за заклинание.
  — В сторону! — толкнул он Меруло. Кёйрукуно знал: пробежать напрямик они не успевали. Он сам едва сумел выйти из действия умения прежде, чем это произошло. Массивный метеорит с огромной скоростью упал прямо в центр магического круга. И хотя они избежали прямого удара, взрывная волна всё равно откинула парней. Хуже того, их скинуло с их уровня. Приземлившись на платформе ниже, Кёйрукуно перевернуло, и хотя он смог выровняться и даже принять вертикальное положение, его продолжило вести и, будучи на самом краю, попытался удержать равновесие, но инерция оказалась сильнее. Он снова стал падать. Хотя и недолго. Очередная полу-платформа, снова безуспешная попытка устоять, снова падение. Так Кёйрукуно и скатывался, пока не оказался на нижнем уровне. Куда он болезненно приземлился плашмя.
  Кёйрукуно приподнял голову. Покуда он скатывался, свой посох Волшебник всё же смог удержать, но шляпа таки слетела, хотя и лежала рядом. Кёйрукуно давно обратил внимание: предметы экипировки всегда остаются рядом с экипировавшим их игроком, пока тот сам не пожелает от них отказаться. Но сейчас явно не время думать об этом. Он стал подниматься.
  — Ты цел? — спросил Меруло, уже поднявшийся. Видно было, что падение потрепало его тоже.
  — Да, — кряхтя вымолвил Кёйрукуно, пытаясь встать, опираясь на посох. — Если не считать внутреннее кровотечение… — поднял шляпу, — …и многочисленные переломы, — надел её. И хотя он сказал так, в действительности переломать что-либо в игровом мире было проблематично. Насколько он знал, повреждать конечности можно разве что особыми скиллами. Вот упади подобным образом в их прошлом мире, он вряд ли бы уже поднялся. Когда-либо.
  Кёйрукуно посмотрел наверх. Над ними возвышались деревья, перекрывая обзор тем, кто остался наверху…
  — Надо уходить, — сказал Меруло. Волшебник кивнул: даже если их не видно, противникам ничего не стоит начать кидать массовые скиллы в область, где они находились.
  Снайпер стал углубляться в лес. Кёйрукуно, всё ещё не восстановившись до конца и по-прежнему опираясь на свой посох, заковылял за ним. Маги и другие классы без надлежащей живучести, тоже имели способность восстанавливаться вне боя, но далеко не так быстро. Прежде, чем Кёйрукуно перестанет себя чувствовать так, словно побывал под прессом, должна пройти пара минут.
  — Куда мы сейчас? — спросил он.
  — Выйдем в безопасные районы, — ответил Меруло. — Пока доберёмся, агр должен слететь к тому времени. Если, конечно, все всё правильно сделают. Там соберёмся с остальными. Ну а после этого ты как хочешь, а мы пойдём по новой… — Снайпер вздохнул. — Как же раздражает… И чего им неймётся?
  — Кому?
  — Да придуркам этим, — раздражённо выдохнул Меруло, так и не ответив толком на вопрос. — Мало того, что наглеют, так теперь ещё и разводить начали… Боюсь представить, что бы случилось, не окажись тебя с нами.
  — И всегда у вас так? — осторожно спросил Волшебник.
  — Было не всегда.
  — А что случилось?
  Снайпер вздохнул. Кёйрукуно понял, что тут всё не просто.
  — На неохраняемых территориях действует негласное правило, — стал рассказывать Меруло. — Качающиеся прикрывают друг друга от пэкашников. То есть если нападают на тебя, то ближайшие PVE-группы приходят тебе на помощь, если же нападали на кого-то другого, то ты должен помочь. Или по меньшей мере дать понять, что будешь сражаться. С превосходящим числом противников никто не хочет связываться, и это отбивало желание нападать. Таким образом, даже небольшие группы могли качаться вне толкучки, хотя определённый риск, разумеется, ещё оставался. Но с некоторых пор появилась одна группа…
  — Которая стала нападать, — предположил Кёйрукуно.
  — Нет, в этом-то и дело! — воскликнул Меруло к удивлению Волшебника. — Но вели они себя так, словно им весь мир был обязан. Никому, кроме своих, не помогали, аргументируя тем, что, мол, хотите защиты – вступайте к нам. И люди вступали. И чем больше у них собиралось людей, тем больше они наглели. Вели себя вызывающе, мобов стиляли в наглую. В итоге у кое-кого сдали нервы…
  — Кто-то из вашей пати напал на них? — догадался Кёйрукуно.
  — Да, — буркнул Снайпер. — И теперь это у них ключевой аргумент. Мол, мы скрытые пэкашники. И строго говоря, придраться к ним сложно: несмотря на их конченное поведение, ничего совсем уж непозволительного они не совершают…
  — Но они же нападают на вас!
  — Потому что один из нас напал на них. А то, что этого человека уже давно среди нас нет, никого не волнует. По сути, им просто нужен предлог.
  — И это… — Волшебник не знал, как корректно сформулировать вопрос, — это стоит того, чтобы мириться с этим?
  Меруло раздражённо и протяжённо вздохнул.
  — Если честно, уже не уверен, — ответил он. — С одной стороны, кач по сравнению с обитаемыми местами реально вкусный. До всей этой заварухи это был просто рай. Но сейчас… Не знаю. Уже не первый раз мы вот так вот разбредаемся на мелкие группы, собираемся в безопасных районах, после чего снова выдвигаемся. Серьёзно, если так дело дальше пойдёт, то подобная ахинея будет занимать у нас больше времени, чем непосредственно кач.
  — Полагаю, что и людей у вас всё меньше, — открыл Кёйрукуно окно группы.
  — Обычное дело. Как только что-то начинается, некоторые ливают из пати под шумок, чтоб не досталось. Не то чтобы я их не понимал, но по мне это всё равно по-крысьи. Тех, кого уличили в этом, назад мы уже не принимаем… И, полагаю, оседают они в итоге в той пати.
  Кёйрукуно не слушал. Он истерично просматривал список участников группы раз за разом. И сколько бы не смотрел, один ник не мог найти.
  — Нет… — вымолвил он.
  — Чего нет? — спросил Меруло.
  — Эрдолейна… Его нет в пати!
  — А… Дык я ж говорю – обычное дело. Да и не то чтобы меня это удивляет, знаешь. Он мне с самого начала мутным показался…
  — Надо его найти, — пытался что-то придумать на скорую руку Кёйрукуно. — Надо ему написать.
  — Да не майся ты дурью. Он маленький, что ли? Найдёт уж дорогу. В конце концов, сам вышел, никто его не выгонял. Если же тебе так не терпится, то давай хотя бы когда до безопасных районов дойдём. Ты сам должен понимать, в каком мы положении в данный момент.
  — Уму, — промычал Волшебник что-то нечленораздельное, будучи вынужденным согласиться. Единственный единомышленник, и о том он не в состоянии позаботиться как следует… В этот момент Кёйрукуно озадачился: а единственный ли?
  — Слушай, тебе ведь такое положение дел не нравится? — обратился он к Меруло.
  — Само собой. Оно только моральным уродам может нравиться да амёбам бесхребетным…
  — Так почему ты не хочешь ко мне присоединиться?
  — Нашёл момент, — проворчал Снайпер, но смягчился: — Я не то чтобы не хочу. Я просто считаю, что цель себя не оправдывает. Я тебе всё уже объяснил. Ты и сам должен понимать, насколько дело твоё гиблое.
  — Но ведь кто-то ведь должен этим заняться, правильно?
  — Ну так-то да, мы ж не лошки какие, ждать, пока всё вокруг нас само собой образуется. Тут я тебя понимаю. Но сам прикинь наши шансы. Хорошо, если мы не добьёмся ничего, но ведь ты собираешься и других людей в это втягивать. И в худшем случае они могут пострадать… и скорее всего пострадают… Слушай, — Меруло остановился. — Я буду с тобой откровенен. Я боюсь, что меня убьют.
  Кёйрукуно опешил: весьма неожиданное признание для человека, качающегося в опасных зонах.
  — Я знаю, о чём ты подумал, — продолжил Снайпер. — Типа за шкуру боится, а сам лезет, куда не следует. Но знаешь, быть в толпе и отбиваться от обнаглевших одиночек или даже драться стенка на стенку и пытаться, по сути, идти против большинства – не одно и то же. Я могу качаться там, где могут напасть, и могу прийти на помощь тем, кто попал в беду, но только потому, что знаю, что рядом есть свои, которые также будут в случае чего сражаться. То есть это норма – так сражаются все, и никто особо не выделяется. Если же я начну помогать тебе, то стану привлекать внимание. Мы, скорее всего, не раз окажемся втянуты в разборки с серьёзным окружением… Я видел, насколько ты способен, и, честно говоря, впечатлён. Будучи магом, что при обычных обстоятельствах стоят позади, под защитой союзников и читают свои заклинания, ты просто вышел вперёд и, можно сказать, в одиночку выиграл время, чтобы дать остальным уйти. Но я не уверен, что смогу так же, понимаешь?
  Кёйрукуно задумался. Обстоятельства Меруло теперь стали ему понятны, и не сказать, что в них не было смысла. И хотя Волшебника немного беспокоила часть про «втягивание других людей», он всё же решил продолжить свои попытки переубедить Снайпера:
  — Но ведь тебе и так приходится сражаться с превосходящим противником, разве нет?
  Меруло не ответил.
  — Я понимаю, что ты хочешь сказать, — продолжал Кёйрукуно. — Но сейчас из-за того, что происходит, в окружении может оказаться гораздо большее количество людей, многие из которых вообще не при делах. А ты, по крайней мере, достаточно умён, чтобы видеть, что всё это не к добру. Даже притом, что ты можешь быть не настолько сильным, как сам того желаешь, мне важен каждый человек, и я уверен, с тобой я смогу находить новых людей проще.
  Снайпер продолжал молчать, после чего вздохнул:
  — Ты не знаешь, когда стоит остановиться… Ай, хрен с тобой. Убедил. Я, так и быть, помогу тебе. Но только до своей первой смерти. Идёт? — протянул он руку.
  — Идёт! — тут же обрадовался Кёйрукуно и, не задумываясь, пожал её. Волшебник верил, что первые шаги всегда самые сложные. Но начало положено, и теперь наверняка, мало-помалу, но он наберёт своих единомышленников…
  — А…? — вот только Меруло перед ним уже не стояло…
  До Кёйрукуно не сразу дошло происходящее. А когда стало доходить, он отказывался его принять! Снайпера откинуло нечто… некто… кто-то с огромным молотом. А когда Волшебник всё-таки смог заставить взять себя в руки, Меруло получал уже который удар от Ассасина, на нож которого он напоролся после откидывания. Ещё пара секунд, и Снайпер был мёртв…
  — Фух, — вздохнул Ассасин. — Ну и проблемный же ты был, — пнул труп, и тот начал распадаться. — Надеюсь, хоть теперь перестанешь мешаться.
  Кейрукуно понял, в какой ситуации оказался, и уже приготовился поливать недругов заклинаниями.
  — Спокойно-спокойно, — заметил это Ассасин, подняв руки. — На тебя мы нападать не будем.
  — Вы уже напали! — Волшебник по-прежнему был готов прочитать любое из своих заклинаний.
  — Да вообще-то нет ещё… А, — словно о чём-то вспомнил Ассасин. — Ты о том случае… Ну, сорян, ребята просто обознались чутка, — почесал голову тупой стороной клинка. — На самом деле у нас зуб только на этих, — он явно хотел указать на труп, но тот уже исчез. — Ну ты понял, короче…
  — И с чего бы я должен верить?
  — Да не с чего, тащемта, — не сильно обеспокоился Ассасин. — Но, может, ему поверишь? — указал он на Паладина с двуручным мечом.
  — Эрдолейн?! — не поверил своим глазам Кёйрукуно. И, похоже, Паладин сам не сильно-то желал показывать себя в подобной ипостаси.
  — Эрдолейн, скажи мне, что ты не с ними, — надрывался Волшебник. — Сам ведь знаешь, чего я добиваюсь. Ты должен был бороться с нападающими, а не примкнуть к ним!
  — На них первыми напали… — вымолвил он.
  — Вообще-то, это правда, — добавил Ассасин.
  — Да знаю я! Знаю! — не выдерживал Кёйрукуно. — Меруло мне всё рассказал. Но теперь из-за одного-единственного недоразумения, они нападают на них постоянно! Ты считаешь это справедливым?!
  — Ну, знаешь, «недоразумение»… — прокряхтел Ассасин. — Нападение – это вообще-то серьёзно.
  — Ещё скажи, что вы сами этому не способствовали!
  — Да не, о чём ты? — попытался заверить убийца. — Ну так, побахвалились чутка, да и только.
  — Уверен, что не чутка! — выкрикнул Кёйрукуно. — И я также уверен, что на волне новой моды на нападения на нападающих вы просто пытаетесь выставить других козлами отпущения!
  — По твоей логике выходит, что мы и на тебя должны напасть, — парировал Ассасин. — Не думаешь так?
  Кёйрукуно смолчал. Ведь действительно, в той заварухе он сам атаковал их внушительным зарядом магии. У этих ребят более чем есть причины убить Волшебника на месте. Однако он до сих пор жив.
  — Видишь ли, мы не очень жалуем тех, кто нападает на других, — продолжил Ассасин. — Но ты очень умён и способен: смог дважды отбиться, умело разводишь. Так это не говоря уже о теневике, что путь тебе расчищает, о котором даже твой друг не знал. Потрясающая предусмотрительность…
  «О чём это он?» — подумал Кёйрукуно.
  — Словом, я бы хотел, чтобы ты присоединился к нам. Мне твой друг рассказал о тебе, и я ничего не имею против твоих стремлений. Напротив, я даже буду «за», если люди не будут друг на друга нападать. Ведь тогда можно будет спокойно качаться даже в опасных зонах, правильно ведь?
  Мало-помалу, но в голове у Волшебника всё встало на свои места. Его переоценивают. Сильно. Именно поэтому этот Ассасин хочет, чтобы Кёйрукуно к ним присоединился. В действительности, он не знал, что это за игрок третьей стороны, хотя интуиция подсказывала Волшебнику, что всё более-менее гладко до сих пор шло для него только лишь благодаря ему. И сейчас из-за этого его призывают вступить в очевидно недобросовестную группу и даже простить ему нападения на них…
  — НЕ НЕСИ ЧУШЬ! — в момент взорвался Кёйрукуно, испустив от себя Шоковую волну, что испугала троицу и вынудила попятиться. Он понял! Он всё понял! Этот урод просто пытается подгрести под себя сильных людей. В действительности ему наплевать на тех, кто с ним! Ему плевать на Эрдолейна, который, по всей видимости, ему нужен лишь в качестве дополнительного аргумента убеждения. Ему даже плевать на самого Кёйрукуно! И если бы по недоразумению он не стал казаться сильнее, умнее или что там ещё – неважно! – чем он есть на самом деле, то Волшебник давно бы был мёртв!
  — Ты всерьёз думаешь, — зло продолжил Кёйрукуно, — что я тебе поверю после того, как ты заявляешь о нападении со стороны одного-единственного их участника той группы, притом, что его даже уже нет с ними, а мне предлагаешь присоединиться, несмотря на то, что я явно напал на твоих товарищей? В ПЕПЕЛ ОБРАЩУ! — вспыхнул Волшебник огнём, снова испугав троицу. И хотя взрыв был показной и безопасный, огонь, оставшийся в его руке, в любое время мог стать заклинанием.
  — Ладно-ладно, — опасливо заговорил Ассасин. — Забудь о том, что я сказал. Но чтобы ты не думал, а спустить тебе нападение на нас я всё же не могу. Давай так: ты мне заложишь крысу, что в инвизе, и я к тебе никаких претензий не имею. Лады?
  — Понятия не имею, о чём ты, — не меняя тон ответил Кёйрукуно. — А если бы понимал, то кого бы то ни было закладывать бы не стал. Вот как раз таки лишь крысы закладывают своих, и если ты предлагаешь так поступить, то какого же ты мнения обо мне?!… Я своих не бросаю. Эрдолейн, — и хотя Волшебник обратился к нему уже заметно мягче, Паладин напрягся. — Пойдём уже отсюда. Как ты сам видишь, день сегодня вышел даже хуже, чем можно было того ожидать. Так что дел у нас много…
  — Ты собираешься продолжать?! — вытаращил глаза Эрдолейн.
  — Я тебе говорил раньше: чтобы чего-то добиться, нужно не прекращать свои попытки. Да, первый блин комом. Но я не сдамся…
  — Ты же никого не нашёл!
  — Нашёл. Но его убили. Убили те люди, с которыми ты сейчас. Также я нашёл тебя, — Кёйрукуно протянул руку, предварительно потушив в ней пламя. — Так пойдём со мной. Я уверен, мало-помалу, человек за человеком, но в итоге мы добьёмся своего. Я хочу, чтобы в этот момент ты оказался на нужной стороне…
  — Какой нужной стороне? Что ты несёшь?! Ты сейчас один! И один ты не сможешь ничего! Это только в рассказах герои всё легко получают. Всякие имбалансные шмотки, скиллы. И с этим всех побеждают… У нас же не так! Жизнь – не книга! Мы тут все в равных условиях. И попробуешь борзеть, на тебя просто наваляться толпой и убьют! Убьют ещё раз, если не поймёшь с первого! Большинству ты сам по себе ничего не сможешь противопоставить!
  Кёйрукуно терпеливо ждал, пока Эрдолейн выговорится. Он не опускал свою руку до последнего, несмотря даже на то, что устал её держать.
  — Эрдолейн, — начал Волшебник, когда Паладин закончил, — большинство также состоит из людей. И кто-то среди них лучше, кто-то хуже… Понимаешь, я уверен, ты бы считал иначе, если бы видел то, что видел я. Если бы умел то, что умею я… Именно поэтому тебе и стоит встать со мной. Побыть на моём месте…
  — Я не могу сражаться как ты! — тут же побледнел Эрдолейн.
  — Можешь, — спокойно ответил Кёйрукуно. — Тебе просто нужно подкорректировать билд… А я ведь знаю, откуда он у тебя такой. Классы от Пилигримов хорошо сражаются с нежитью. Но если у Инквизитора лишь небольшая прибавка святого урона к оружию, то Паладины свой урон от оружия могут сделать святым полностью. Потому они даже как танки могут качаться самостоятельно… Но нашлись люди, что выкачивали Паладинов в ДД, и за счёт этого качались вдвойне эффективнее… Но какой в этом смысл?! Кач ради кача? От тебя нету толка в бою ни с людьми, ни с другими монстрами. Да, как танк ты не будешь наносить много урона. Но зато станешь превосходным защитником. Люди с такими способностями всегда нужны. И даже если мы разойдёмся, ты всё равно сможешь найти себе применение… Так давай. Пойдём сейчас со мной. Хотя бы ради твоего же будущего, — закончил Волшебник, сильнее вытянув руку. Несколько секунд молчания, после чего:
  — Какой же ты всё-таки показушник… — пробурчал Эрдолейн. Кёйрукуно впал в состояние, близкое к шоковому. Он понял, к чему Паладин это сказал. Рука Волшебника, которую он держал до последнего, как бы она у него не устала, в итоге лишь безвольно повисла.
  Тем временем Ассасин, глядя в какие-то два окна меню, начинал дёргаться. Что бы там ни было, оно ему не нравилось.
  — Даю тебе шанс, — процедил он. — Вступай к нам. Хотя бы на время. Иначе убьём тебя прямо сейчас.
  Кёйрукуно был сильно раздосадован, но даже несмотря на это, он заметил, насколько Ассасин был нетерпелив. Что всё-таки происходит? И касается ли его это?
  — Нет, — чётко ответил Волшебник. — Что бы ни случилось и какими бы не были обстоятельства, я не отступлю от своих убеждений. Сколько бы раз меня не постигла неудача, я буду пробовать снова. Сколько бы раз я не упал, я снова поднимусь. Чтобы снова попытаться. Чтобы снова сражаться. Во что бы то ни стало! И я не сдамся. И не склонюсь. Ни перед кем! И НИКОГДА!
  Кёйрукуно тут же приготовился, встав ближе к земле. Он знал: сейчас будет бой.
  — СДОХНИ! — совсем истерично выкрикнул Ассасин, и они вдвоём с Варваром, а Кёйрукуно полагал, что этот с молотом был именно Варваром, ринулись на него. Волшебник тут же создал Огненную стену между ними. Но Варвар просто пронёсся насквозь, замахиваясь!
  — Неудержимость?! — такого Кёйрукуно не ожидал. И сейчас он определённо пропустит сокрушительный удар… Нет, он должен что-то придумать! Как он сам же и сказал – ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО!…
  Прежде, чем Кёйрукуно успел сообразить, нечто белое оказалось между ними и со звоном металла отразило атаку Варвара с молотом. Или перенаправило её?… «А не слишком ли я лакерной?» — забавно, что первой мыслью Волшебника было именно это. Но действительно: уже второй раз за день его выручают…
  Кёйрукуно потребовалось покрутить головой и проморгаться, чтобы заставить себя сконцентрироваться на текущей ситуации. Чем-то белым оказалась девушка в короткой белой мантии, из рук которой… выходили два светящихся лезвия? Нет, это были короткие клинки, которые она держала. И то ли дело в жезле за её спиной, то ли в самом её выделяющемся виде, но Кёйрукуно сразу же её узнал: именно она смогла без особого труда прорваться через засаду, когда он был в составе нападающей группы. Варвар вынужден был отступить от внезапно появившейся оппонентки, и едва только стало очевидным, что на новый заход он не торопится, девушка разразилась ненормальным хохотом:
  — «Не сдамся»… «Никогда»… «Во что бы то ни стало»… — говорила она сквозь смех, Кёйрукуно понял, над чем именно она смеётся, и стал стремительно краснеть — Мне… конечно… доводилось видеть… такое… в аниме… НО НА САМОМ ДЕЛЕ?! — снова истерично загоготала. — Нет… серьёзно… ТАКОЕ ВООБЩЕ БЫВАЕТ?!
  — Хватит, пожалуйста… — не выдержал Волшебник. Судя по жару в его лице, он должен уже быть красным как рак.
  — Просто… — продолжала она, убрав один из своих клинков и вытерев слезу, — …вот так… сказать… выдать… в лицо… врагам… которых больше… которые сильнее… ТЫ, ДОЛЖНО БЫТЬ, ПОЛНЫЙ ИДИОТ!
  — Да хватит уже! — Кёйрукуно от стыда уже был готов сквозь землю провалиться. И где-то на самом уголке сознания маячила мысль, а том ли он вообще беспокоится сейчас? Девушка же продолжала заливаться неприличным смехом. Разве что зачем-то достала свой жезл.
  — Это ведь ты! — внезапно подал голос Ассасин. — Это ты на нашу группу нападала, так?! Ты готова понести отве…
  — МОЛЧАТЬ! — внезапно прекратила своё веселье незнакомка, взмахнув жезлом. Прямо рядом с Ассасином ударила молния, что испугала его, да настолько, что тот с неожиданности стал спешно пятиться, а потом и вовсе, не удержав равновесие, плюхнулся на зад.
  — Но как бы глупо это не было, — продолжила девушка, будучи всё ещё повернутой к Варвару и его напарником, явно пребывающим в прострации, но повернув голову к плечу, чтобы видеть и Кёйрукуно тоже, — на это нужна смелость, не каждый которой обладает, — тон, которым девушка говорила, был холодным и в чём-то пугающим… но Волшебник видел в нём другое: силу и надёжность, да такую, на которую действительно можно положиться. — Только слабые ищут присоединения к крупным скоплениям людей. Сильные же всегда пойдут своим собственным путём, даже если это будет означать идти против целого мира, — в этот самый момент Ассасин исчез, о чём Кёйрукуно хотел сказать, но похоже, что девушка и сама это заметила: — Вы произнесли сильные слова, — запрокинула голову, откинув свою чёлку и обнажив шрам, проходящий через глаз. — Теперь докажите их!
  Дважды Волшебнику повторять не нужно было. Уперев посох в левой руке в локоть, правой коснулся набалдашника и «выдернул» из него магический электрический заряд, что дугой ещё возвышался над ним какое-то время – Кёйрукуно выразил свою готовность сражаться.
  — Займите Варвара, — коротко распорядилась девушка. — Пока кое-кого из инвиза не вытащим, — и подняла свой жезл. Кёйрукуно почувствовал, что это явно какое-то заклинание, но у него были другие заботы в данный момент. Глянул на оппонента. Вряд ли он часто может становиться неудержимым, но и сокращать дистанцию для Шоковой волны Волшебнику невыгодно. Тем более что где-то в Скрытности шастает Ассасин, и это заклинание может потребоваться для него. Однако во время произнесения Ледяного шквала он неподвижен… С другой стороны, девушка сказала занять Варвара, а не убить его. Так задача резко облегчалась. Кёйрукуно стал чертить в воздухе круг:
  — Ледяной шквал! — указал он на противника. Чуть в сторону. Варвар мог легко выйти из действия умения, но Волшебник кастовал под таким углом, что подобраться при этом к девушке, не получая при этом по всей области действия умения, было никак. Кёйрукуно, правда, серьёзно опасался, что к нему со спины в этот момент мог подойти Ассасин, но решил поверить в незнакомку, которая явно придумала, как ему помешать. А та меж тем уж приподнялась в воздух. Она опустила свой жезл, держа во второй руке короткий меч, так и продолжая парить. И умение, что она поддерживала… Волшебник чувствовал лишь прохладный ветерок, но на деле всё вокруг неё покрывалось наледями. Вероятно, кто рискнёт к ней подбираться, также будет заморожен. У Кёйрукуно не возникало сомнений: эта девушка – Маг.
  — Вон он! — ещё пребывая в воздухе, указала незнакомка своим клинком в сторону. Волшебник оглянулся, и он тоже увидел, как навевающий метель ветер неестественным образом огибал нечто, что в результате обретало голубоватый силуэт. Перестав поддерживать своё заклинание, Кёйрукуно рванул к Ассасину:
  — Шоковая волна! — испустил Волшебник электрический круг, едва силуэт оказался в радиуса действия умения, что оглушил и вышиб неприятеля из Скрытности. Девушка также перестала поддерживать своё умение и побежала к Ассасину, обогнув Кёйрукуно и убирая свой жезл. Заведомо держа клинок слева, незнакомка пронеслась мимо врага, ударив сразу по приближении, а второй удар нанеся с развороту, продолжив движение уже за ним, после чего проткнула его со спины, выдернула оружие, нанесла ещё четыре удара крест-накрест и последний пятый также сделала с развороту. Он оказался для Ассасина летальным.
  Волшебник проклял себя, что не уследил за Варваром, ибо тот уже вовсю мчался на девушку. Кёйрукуно в спешке попытался исправить свою ошибку и создал Огненную стену на пути того, однако проклял себя во второй раз: девушка рванула навстречу противнику, и этот огонь ей явно помешает. Однако обошлось: незнакомка резко сменила направление движения, забежала по ближайшему дереву, перемахнула через Огненную стену – один в один как в тот день – и через Варвара и уже будучи в падении, рубанула с двух рук ему по спине. Тот завыл и вынужден был двинуться вперёд, но напоролся на огненное заклинание и завыл ещё пуще. В результате он застрял в круговороте агонии: с одной стороны его засыпала ударами девушка, с другой – его жгло магическое пламя. И даже притом, что Варвары – очень живучий класс, долго он не протянул.
  Огонь потух, незнакомка вздохнула. Судя по всему, бой был закончен. И это вынудило Кёйрукуно вернуться к насущному:
  — Эрдолейн? — спохватился он. — Где Эрдолейн?
  — Вам не всё ли равно? — к расправленной ладони девушки притянулся небольшой мешочек с деньгами. — Убежал он. Во всяком случае, я так думаю. Да и он уже отказал Вам. Нет смысла за него цепляться.
  Кёйрукуно вынужден был признать, что девушка права. Как бы он ни пытался, а переубедить Паладина он не смог. Даже если он всё-таки передумает, нет никакой гарантии, что Волшебник не получит удар в спину в критический момент.
  — Нам тоже стоит спрятаться на время, — проговорила девушка. — Идёмте, я знаю место.
  Кёйрукуно пошёл за незнакомкой.
  — Скажите, — обратился он к ней.
  — М? Что такое?
  — Это ведь вы нападали на участников группы того Ассасина?
  — Да, — не стала она таить. — Я.
  — Но… зачем?
  — Затем же, зачем люди нападают друг на друга. Чтобы получать опыт и деньги.
  — Но это неправильно!
  — Хм… — задумалась незнакомка. — Ну да. И правда…
  — А разве не очевидно?!
  — Нам туда, — указала девушка на небольшой проход на уровне ниже.
  — Ясно, — ответил Кёйрукуно, после чего встрепенулся: — Нет, подождите, не меняйте тему!
  Так и не ответив, незнакомка стала спускаться вниз. Держа клинок обратным хватом, второй рукой цепляясь за выступающие из обрыва корни, она быстро и аккуратно снижалась. У Волшебника не было выбора, кроме как последовать за ней. И он из-за всех хотел верить, что не навернётся с этого обрыва…
  Будучи на высоте около трёх метров от уровня под ними, девушка спрыгнула и, сделав ловкий кувырок, встала на ноги. Кёйрукуно не хотел рисковать повторять её трюк с такой высоты и решил опуститься пониже, но оступился и вынужден был всё-таки спрыгнуть следом. Приземлиться он смог на ноги, но удар прочувствовал всем телом, и под влиянием гравитации Волшебника повело дальше, что вынудило его тоже сделать нечто вроде кувырка. Болезненного. Оказавшись в итоге на ногах, Кёйрукуно удерживал равновесие лишь благодаря своему посоху, на который он опирался. Хватит с него падений на сегодня уже…
  — Нападать на людей – неправильно, это так, — внезапно произнесла незнакомка. — Но ещё более неправильно – не делать ничего, когда на людей нападают. Вот скажите, неужели Вы думаете, что Вас бы отпустили с миром?
  Кёйрукуно озадачился. Ему предлагали присоединиться. Но причина предложения крылась именно в этой девушке. Если бы она не нападала на ту пати, то наверняка его убили бы на месте. Как и всякого, кто думал сопротивляться. Как Меруло…
  Они прошли в проход. Снизу он напоминал этакую арку. И с той стороны было очень ярко: светило солнце. Необычно для этой локации, учитывая, насколько этот лес густой. Но даже не солнечный свет напряг Кёйрукуно, а фигура с той стороны.
  — Это Серый Страж, — пояснила девушка. — Отсюда начинается территория, которую они патрулируют. Но нам всё равно стоит переждать, пока агрессивный статус не прекратит своё действие, — после чего упёрлась о «стену» арки, обхватив руку с клинком второй. Кёйрукуно встал напротив, тоже упёршись. Он хотел расспросить эту девушку, но даже не знал, с чего начать. Стоит познакомиться для начала, рассудил Волшебник.
  — Я Кёйрукуно. Я Волшебник, — он собственный голос еле узнал: слишком он был поникший. — А вас как зовут?
  — Кёй-ру-ку-но, — по слогам повторила девушка, — …-сан, — добавила она. — Очень приятно. Извините, но я никому не называю своё имя или класс. По возможности хотелось бы, чтобы люди вообще как можно меньше обо мне знали…
  — Ну я уже понял, что ты магичка…
  В этот самый момент девушка резко сорвалась приставив клинок к горлу Волшебника:
  — Не! Произносите! Это! Слово! — нечеловеческим голосом выдала она, глядя ему в глаза. Кёйрукуно это слово тоже не очень нравилось, но он просто не знал, как ещё называть девушек-магов… Впрочем, он тоже выходит из себя, когда коверкают его ник. Очевидно, не настолько сильно, насколько эта незнакомка в белом ненавидит слово «магичка», но тем не менее…
  — Извините… — вымолвил он. — Не буду…
  Девушка заняла своё прежнее положение. И без того спутанные мысли Волшебника были ещё сильнее спутаны неожиданно бурной реакцией его спасительницы… Пожалуй, с этого и стоит начать: поблагодарить её за помощь:
  — Спасибо вам, что выручили меня.
  Девушка ответила не сразу.
  — Вы ведь понимаете, что Ваше спасение тесно сопряжено с выгодой для меня?
  Кёйрукуно в очередной раз озадачился. Ведь действительно, она же уже сказала, что ей нужны лишь деньги и опыт. Но в таком случае:
  — Почему вы не убили меня?
  — Потому что я не убиваю всех подряд, — ответила девушка. — Я убиваю только тех, кто заслуживает, чтобы его убили. Именно для этого мне и потребовались Вы. Вы очень легко угодили в историю, в которой очевидно было – лично мне, по крайней мере – кто неправ, и всё, что оставалась, и выцеплять одиночек, которые образовывались в результате устроенной Вами заварухи.
  Проще говоря, история, когда Кёйрукуно байтил лучника на Эрдолейна, затем когда пати Меруло байтили на Ассасина, оказалась в действительности байтом той пати на Кёйрукуно. «Карнавал байтов» — подумалось Волшебнику. Возвращаясь к первому случаю, кое-что ему захотелось прояснить:
  — То есть тогда, когда мы только вошли на опасные территории и оказались в засаде, там было всё-таки два лучника? И вы на одного напали?
  — Да. Но пришлось только его отогнать: убивать его было нельзя. Вы не дали себя атаковать, потому убийство в том случае сделало бы меня «ПК». Я не против иногда носить милую золотистую ауру, но вульгарную кроваво-красную на себе видеть не желаю, — развела она руками. И меч, что она держала в одной, до сих пор был в крови. Кёйрукуно воздержался от комментария. Девушка снова обняла свой локоть.
  — Проще говоря, вы, можно сказать, разделяете моё мнение о том, что этому миру нужен порядок? — спросил Волшебник.
  — Хм… — задумалась незнакомка. — Скажем так, если вдруг внезапно окажется, что нет людей, которые, на мой взгляд, должны умереть, я не очень расстроюсь. Другое дело, что такие люди всегда будут…
  — Но нападения всегда будут провоцировать новые нападения!
  — Иногда – да. А иногда смерть отбивает желание этим заниматься. Кёй-ру-ку-но, — снова по слогам произнесла она его имя, — …-сан. Я неспроста стараюсь убивать настолько скрытно, насколько это возможно. Люди по своей природе боятся того, что их убивает, но чего при этом они не понимают. И неважно, какой яд это, природное явление или даже другой человек. В худшем случае я сконцентрирую их злобу на себе. Но не то чтобы я этого сильно боюсь, если честно… Я знаю, что Вы задумали. И флаг Вам в руки. Если у Вас что-то выйдет, то я, честно, только порадуюсь. Но задайте уже себе вопрос: а не спровоцирует ли Ваша деятельность агрессию со стороны общества игроков? И что будет, если нападения, которые Вы так жаждете свести на нет, из-за Вас же только усилятся? Разница лишь в том, что нападать будут на Ваших сторонников, а не на случайных выкачивающихся… Полагаю, Вы понимаете, что я пытаюсь до Вас донести.
  Кёйрукуно не ответил. Его задело. Причём задела скорее собственная недальновидность, нежели слова девушки. Ведь Меруло тоже о чём-то подобном говорил. Что из-за его идеализма могут пострадать окружающие. И… И по сути дела выходит, что Меруло погиб по его, Кёйрукуно, вине! Ведь действительно, с какой стороны ни посмотри, а получается, что его деятельность провоцирует не меньше агрессии, чем другая агрессия. В этом плане убийства, как это делает эта девушка, обретают смысл.
  — Всё равно… — проговорил Кёйрукуно с болью на сердце. — Этим нужно как-то заняться. Нужно как-то дать понять людям, что то, что они творят – зло. Зло, на которое они же сами потом и будут жаловаться! А вы в одиночку за всеми разом не уследите…
  — Ну это очевидно, — согласилась девушка. — Но всё-таки что Вы планируете делать?
  — Если бы я знал… Я… Я чувствую, словно то, что случилось, случилось из-за меня… Я позвал Эрдолейна, но так и не смог ему помочь. Я убедил Меруло, чтобы он присоединился ко мне, но в тот же момент он погиб. Я… Я хочу продолжить, но сейчас… сейчас я точно поступаю неправильно…
  Девушка помолчала какое-то время.
  — Вы слишком сильно себя накручиваете, — ответила она. — Хотя, может, оно даже и к лучшему… Всегда сложно понять, что в действительности правильно, а что – нет. Тут одного понимания ситуации мало. Не скажу даже, что развитого чувства справедливости будет достаточно. Ведь люди думают по-разному. И большинство склонно выдавать желаемое за действительное… Ваш бывший товарищ – Эрдолейн – присоединился к другой группе. Ведь они нападали лишь на тех, кто напал на них, разве не так? Иными словами, с его позиции это было справедливо. То, чем Вы занимаетесь, тоже можно назвать справедливым, но скажите, к кому лучше присоединиться: к одному человеку или к полноценной группе? Для него ответ был очевиден.
  — Но ведь на самом деле…
  — Вы думаете, его так сильно волновало, что на самом деле? Ему не нужно было разбираться. Или, возможно, он даже не хотел. Я говорю, люди склонны выдавать желаемое за действительное. Они хотят верить в то, что по их мнению правильное, вместо того, что правильно на самом деле.
  Кёйрукуно смолчал. Слова этой девушки – жестокая истина, и тот факт, что он сам не хотел их принимать, лишний раз доказывает их правдивость. «Ирония», — грустно усмехнулся Волшебник.
  — Люди по своей природе очень недальновидны в этом плане, Кёй-рукуно-сан, — продолжила незнакомка. — Множество поговорок есть на эту тему, но смотря со стороны они могут оценивать то или иное как зло, ругать тех или иных людей, поступающих в той или иной степени плохо, но оказавшись в точно таких обстоятельствах, поступают точно так же. Если не хуже, — девушка усмехнулась. — Да даже если сравнивать наше положение с рассказом, о котором говорил Ваш Эрдолейн. Это правда, что жизнь и выдумка – далеко не одно и то же. Я тоже часто говорю, что реальность – не аниме, где герои всё легко и просто получают: умения, позволяющие всех побеждать, гаремы из девушек… Но это не означает, что нужно просто свесить ручки и сдаться толпе… Во многих произведениях, будь то аниме или романы, есть подтекст. И он тем сильнее, чем произведение достойнее. Разумеется, увидеть его смогут единицы, потому и произведения такие, как правило, ценятся тоже лишь единицами. Если человек заведомо относится к произведению предвзято, видит в ком-то из героев не то, что ему хочется видеть, то вполне может статься, что он заклеймит это произведение плохим только из-за этого. А даже если произведение ему нравится, он может ценить его за какой-то определённый элемент фансервиса, а не грамотную вложенную мысль, в чём тоже мало хорошего. Но воспитать себя на таких произведениях реально. Можно стать достойным человеком, если действительно этого хотеть, желать стать лучше и учиться на примерах, которые фигурируют в этих произведениях. Пытаться разобраться, где и в чём именно кто прав, а кто неправ. Так можно многое почерпнуть для себя, что может помочь в любой ситуации и даже в трудные минуты… Но тем, кто для себя не извлекают никакие уроки, разумеется, всё, что остаётся делать – это кричать о том, что жизнь – не книга. Хотя у меня не возникает сомнений, что именно такие в нашем прошлом мире больше других возмущались, насколько якобы ущербны те или иные персонажи. Даже несмотря на то, что на их месте они поступают даже хуже, — девушка вздохнула.
  Дальше какое-то время молчали. Кёйрукуно обдумывал сказанное девушкой. Он говорил, что не отступит от своего, но при текущих обстоятельствах сдержать своё слово будет сложнее. С другой стороны, эта незнакомка его вдохновила. Она помогла Волшебнику увидеть то, что он… можно даже сказать, отказывался видеть. Не говоря уже о том, что она не только умная, но и поразительно сильная. Сила, за которой хотелось следовать. Сила, которая действительно убеждала, и даже говори она менее убедительные вещи, вероятно, Волшебник всё равно бы их принял. Сила, которой он не обладал… Но твёрдо был намерен овладеть!
  — Кёйрукуно-сан, — позвала его девушка. — Нам пора.
  — Угу, — кивнул Волшебник. Но что более важно для него, эта девушка стала первой и единственной, кто звала его по его полному нику. Ему даже поправлять её не потребовалось, а если бы всё-таки пришлось, то она наверняка пошла бы ему навстречу и не стала бы спорить. Так отныне и навсегда Кёйрукуно для себя решил, что никому и никогда больше не позволит сокращать или коверкать его имя. Вне зависимости от причины. Вне зависимости от ситуации. И вне зависимости от того, кто это будет.

  Глава 21. Удивительная. Кикимора.

  К оглавлению

  Сеттинг

Вы можете оставить комментарий.


Оставить комментарий