Глава 21. Удивительная. Кикимора.

  Глава 20. Сильная. Магичка.

  К оглавлению

  Сеттинг

  Любовь и ненависть – неоднозначные чувства. Говорят, это две стороны одной медали. Говорят, от любви до ненависти один шаг, ровно как и наоборот… Но, пожалуй, это не совсем отражает суть. Если переводить на логику. Как нечто сильно положительное может стать сильно отрицательным? Это в принципе невозможно. Тут скорее так: есть чувство, оно может быть сильным или слабым, но при этом оно, как таковое, может быть любым и измениться в любой момент. Например, если кто-то внезапно полюбит кого-то, и этот любимый внезапно сделает нечто, что любящему не нравится, то это чувство любви резком поменяется на такое же сильное чувство обиды. Оно, конечно, по-прежнему будет перемешиваться с имеющимся чувством любви, но всё равно будет ощущение предательства, чувство обманутости, что будут только эту обиду подкреплять. С другой стороны, если подобным образом поступит человек, к которому до того момента было равнодушное отношение, то к нему просто выработается незначительная неприязнь. Но это нормально, ведь людям свойственно как-то оценивать поступки друг друга: ценить одни и недолюбливать другие… Прибавить к этому стоит то, что два человека, испытывающие друг к другу чувства, так или иначе, но контактируют с другими людьми, к которым они также могут испытывать чувства, и в виду человеческой натуры, к одному и тому же человеку эти чувства могут различаться, что в свою очередь также спровоцирует определённый эмоциональный конфликт… То есть здесь получается что-то вроде цветовой палитры, где яркость цвета отвечает за силу чувства, а сам цвет – за то, каким это чувство будет. И если сила более-менее постоянна, то вот само чувство может измениться в любой момент. Вопрос лишь в том, каким именно образом оно изменится. И при каких обстоятельствах. Говорят, что многие трагичные случаи, в том числе и жестокие преступления, случались именно из-за сильных чувств конкретных людей, но я и с этим могу поспорить. Ведь, по сути, получается, что опасны не сами чувства. Опасны их резкие изменения.

  Вечерело. Я возвращалась в Миян. Пешком. С того дня, как я обрела Азот, я ещё ни разу не смогла воспользоваться Возвращением. Как и предсказывала белая, каждый ныне считает своим долгом напасть на меня, видимо, полагая, что без этого их день прошёл зря. Впрочем, сегодня всё прошло более-менее ровно, я даже смогла покачаться. Быть может, толпа, наконец, осознала тщетность своих попыток?
  — Ты! А ну стой!
  Ах, если бы… Я вздохнула и обернулась. Меня нагнал некий Мечник с двумя мечами. Часто таких вижу. Неужели класс настолько эффективен, чтобы быть таким популярным?
  — Судя по всему, ты в курсах обо мне, — проговорила я. — Так обращайся ко мне по имени хотя бы. Рейни меня зовут.
  — Да какая разница, как тебя зовут?! — вспылил он. — Без этого меча ты ничто!
  Понеслось фуфло по трубам. Все почему-то считают, что свои способности я получаю именно от клинка и что сама по себе ничего не умею. Это правда, что Азот нефигово мне помогает, но всё же не настолько, чтобы я не смогла сражаться каким-либо другим мечом. Однако меня, походу, воспринимают как оружие при человеке, а не как человека при оружии.
  — Зачем тебе этот меч? — спрашиваю я. Как же я устала от всей этой хренотени.
  Мечник аж поперхнулся. Я что-то не то сказала?
  — Пф… Что ты… Как… ДА ТЫ ВООБЩЕ ОБНАГЛЕЛА, ЕСЛИ СПРАШИВАЕШЬ ЭТО?! — честно, не думаю. — Да все знают, что ты настолько сильная только благодаря мечу!
  — А ты? — спокойно спросила я.
  — Я? — растерялся он.
  — Ты сам это знаешь?
  Мечник промедлил.
  — Разумеется, знаю! — уверено выпалил он в итоге. — Все об этом знают!
  — Я говорю не про всех. Я говорю про тебя. Откуда ты знаешь, что этот меч сильнее других?
  Он снова на короткое время замялся, но ответил:
  — Да потому что ты с ним с кучами дерёшься и побеждаешь!
  — Что, по-твоему, «побеждать»?
  И снова Мечник не смог ответить сразу.
  — Ну… Ты… не умираешь, — ну надо же! Впервые за разговор я услышала факт!
  — «Побеждать» и «не умирать» – разные вещи. Да, я не умираю. Но не благодаря клинку. Я просто выносливая сама по себе. Не знаю, как много ты знаешь о тех, кто напал на меня, но одно, по крайней мере, ты отрицать не сможешь: никто из них не умер.
  Но истинная причина кроется в том, что я не могу быстро убить. Если буду пытаться, то обреку человека на пытку. Кто я такая, чтобы заставлять кого-то проходить через это?
  — Иными словами, — продолжаю я, — этот меч не даёт мне сильного преимущества по урону. И уж точно не клинок позволяет мне эффективно сражаться против людей.
  Мне нет никакого смысла с ним сражаться. Конечно, если буду, то определённо не проиграю. Но и не выиграю. И за потерянное время я не получу ровным счётом ни хрена. И я уже устала от этих абсолютно бесполезных битв, где нет ни победителей, ни проигравших. Устала настолько, что даже готова пытаться воззвать к благоразумию нападающего.
  — Тогда отдай его мне, — потребовал Мечник. Вот только взывать не к чему, как я не в первый раз уже наблюдаю.
  — И с чего бы я должна тебе это?
  — Вот видишь! — тут же встрепенулся он. — Ты не хочешь отдавать его мне!
  Я вздохнула:
  — А ты часто отдаёшь полученные тобой вещи другим? — и почему я до сих пор с ним спорю? — Такие, за которые тебе пришлось сражаться.
  Мечник не ответил, но непохоже, что у меня получается его убеждать. По всей видимости, он просто не понимает, о чём я.
  — Представь, например, что кто-то требует награду из наградного сундука, — снизошла я до аналогий. Только, кажись, зря.
  — Я не получал ещё наградные сундуки! — выпалил он. — Это только ты можешь с этим мечом!…
  — Мне не о чём с тобой разговаривать, — перебиваю я. — Их достать тяжело, но реально. Даже с доступным тебе снаряжением. И уж точно проще, чем мне достался этот меч. Ты же его не заслуживаешь, — собралась я уходить.
  — В том и дело! — продолжил он. — Что я почти смог. Почти смог, но меня убили!
  Эта информация вынудила меня остановиться и оглянуться. Чародейка говорила, что перед нами ещё кто-то был. Получается, он один из них? Если да, то это отчасти меняет дело…
  — Просто взяли и навалились толпой! — выкрикнул он. И я еле удержалась, чтобы не хлопнуть себя по лицу. Какая же я… Разумеется, он не мог даже близко подойти. Там все друг на друга толпами наваливались, как люди, так и гоблины, и лишь особо удачливые, предприимчивые или особо подлые смогли проскочить на финишку. Да и то, многие в итоге смялись под мобами: либо умерли, либо отступили. Даже выйдя из идеального места в идеальный, я считаю, момент и следуя по идеальному, с точки зрения чародейки, маршруту, нам мало того что пришлось прорубаться через свору мелких тварей, так ещё в довесок к этому: мне – принять серьёзный бой один на один, белой – вычищать округу от реально резвых одиночек, а нам вместе потом – удирать от толпы, что готова была перегрызть нам обеим глотку только потому, что мы оказались впереди. Да чтобы кто-то вроде него…?!
  — Ай, — махнула я свободной от щита рукой. Я продолжила свой путь.
  — Это ты им владеешь незаслуженно! — кричал он мне вслед. — Тебе помогали!
  — Да, да… — устало обронила я через плечо. Мне всё с ним уже было ясно. И реально было влом тратить время на битву с ним. Вот только… Я резко обернулась и заблокировала щитом атаки быстро настигшего меня Мечника, после чего слегка оттолкнула его, вынудив разорвать дистанцию… Вот только моего мнения никто не спрашивал, судя по всему.
  — Если у меня будет этот меч, то я смогу драться с толпами! Так же, как и ты!
  — Знаешь, ты и сейчас можешь, — проговариваю я. — Правда, с этим клинком или нет, но результат будет одинаковый.
  — Нет, не одинаковый! Я умею драться! Один на один мне никто ничего не может сделать! Но на меня нападают кучами! Если у меня будет этот меч, то я смогу с ними драться! А потом найду себе ещё один такой же и равных мне не будет!…
  — Или тебя просто пару раз грохнут, и ты отстегнёшь клинок первому встречному, лишь бы избавиться от него, — бегло продолжила я за него. — Слушай, реально, завязывай уже! Даже если ты что-то и умеешь, ты сам признаёшь, что не можешь драться с группой. Но я-то могу. А потому прикинь свои шансы против меня?
  — Да ничего ты не можешь!
  — Опять завёл свою шарманку?
  — Смотри сама, ты ходишь со щитом! Как трусиха! Так боишься, что по тебе попадут?
  — У тебя что, какие-то проблемы с щитницами?
  — И ходишь вся раздетая. Выпендриваешься! Крутая, что ли? А всё только потому, что я тебя этот меч!
  Я раздражённо выдохнула. Я действительно сильно изменилась внешне: перчатки хоть и скрывали руки практически полностью и укреплены были металлом, пальцы и плечи оставались открытыми (что навеивало мне мысли о чародейке), так как наплечников у меня больше не было; нагрудник ныне скрывал лишь верхнюю половину тела, талия у меня была полностью открытой, а моя нынешняя тиара настолько тонкая, что её даже не видно за волосами. Однако…
  — Это тяжелые доспехи, — ответила я и постучала по нагруднику, вызвав соответствующий звук. — Сильно облегчённые, но тяжёлые как они есть. Я ношу тяжёлые доспехи и щит, как мне и до́лжно, но использую их облегчённую вариацию, чтобы меньше медлить в бою. Вот и всё.
  Опять же пассивка, что срезает вес доспехов. Облегчённые доспехи и снижение веса экипированной брони сделали так, что моя скорость передвижения не снижается практически вообще. Я хорошо придумала, но идеей это всё-таки оказалось неудачной…
  — Короче, я и подвижная, и живучая, и только в этом мой успех сражений против групп противников. — продолжала я. — Ты же, как болван, повторяешь, меч то, меч сё… Если он настолько сильный, то почему не стремаешься наезжать на меня? Ведь я им владею.
  — Ты его получила ни за что, а я сильнее тебя!
  — Тебе почём знать? — в очередной раз переборола я желание хлопнуть себя по лбу. Нет, серьёзно, он действительно настолько тупой? Вместо ответа он напал на меня. Походу, да.
  Я уже выучила этих «мастеров двух мечей». Они всегда наносят удар с правой руки. Судя по всему, я, видимо, ещё не встречала левшей с этим классом. И удар этот всегда один и тот же: сверху наискось. А наверное, все себя считают исключительными. Но если это так, то почему даже бьют одинаково?
  Мне не составило труда уклониться от атаки в сторону, слегка подавшись при этом назад, хотя клинок и пронёсся у меня перед лицом. Второй удар я заблокировала щитом, просто выставив его перед собой. Потом развернулась и заблокировала третий удар. Правая, удар которой они наносят с правой стороны (то есть для меня – с левой), левая, удар которой они наносят с левой (для меня – с правой), правая с ударом справа… Как вообще нечто столь предсказуемое может применяться в бою? Прежде, чем он успел нанести свой четвёртый удар (ага, с левой слева), я ударила ему головой в нос. Судя по хрусту, я умудрилась сломать его. Или по меньшей мере надломить. Кое-как, прислонив тыльную сторону руки (в которой меч не позволял просто взяться за больное место), он отступил на два шага назад.
  — Ты напала… — проговорил он. — ТЫ НАПАЛА! — убрав руку от лица, обрадовался он. Нет, ну это, конечно, очевидно, но с какого хрена ты так развеселился?
  — Теперь я могу убить тебя! И получить меч! — ах вот где трупы зарыты.
  — Нет. Не можешь, — отрезала я.
  — Посмотрим, когда я начнём драться! Я тебе говорил: один на один меня не мог победить никто!
  — А тебе не об этом, — чё ж с тобой не так-то? — Ты не можешь получать что-либо из снаряжения тех, кого ты убиваешь. Единственное, что ты получишь – это деньги.
  Мечник сконфузился. Полагаю, об этом он не задумывался…
  — Неправда! — выкрикнул он. — Я слышал, как люди хвастались, как убили отбросов и получили их снаряжение!
  — Ты за базаром следи, — спокойно, но зло проговорила я, вынудив его умолкнуть. — Снаряжение можно получить, но только с тех, кто мочит других до красноты… Я тоже слышала о том случае, — и искренне хотела тогда посодействовать, но никак не могла, даже если бы их нашла. — Стадо каких-то баранов возомнили, что их будут шухериться, раз они херачат всех. Но потом за ними выехали и их же хлопнули, — и меня не покидает ощущение, что тут причастен этот козёл Дерек. — Ты поставил меня в один ряд с этими чертями, у меня уже есть повод тебя вскрыть. Поверь, в моём окружении такие слова не прощали, — я выдохнула, чтобы чуть успокоиться. — И собственно я тебе сразу сказала. Я никого не убивала.
  Причём никогда, ведь в том случае, когда я одержала победу, последний удар нанесла чародейка. Мечник что-то пробормотал.
  — Чего? — спросила я.
  — Отдай, говорю. Тебе он не нужен! А я буду сражаться!
  Я раздражённо выдохнула: это уже начинает повторяться.
  — Ещё раз: с какого, медь твою, перепуга я должна тебе его отдать?
  — Тогда… Тогда… — пытался он что-то придумать. — Тогда я буду убивать тебя до тех пор пока не отдашь! Я докажу, что сильнее! — набросился он на меня. От его первого удара я отпрянула назад. От второго – в сторону. Под третьим вообще проскочила и, развернувшись, ударила щитом. Даже без Азота, что даёт урон при попаданиях, Атакующий щит в состоянии перемкнуть пренеприятнейшим образом, ведь урон от него базируется на моём максимальном здоровье. А его у меня много… Будь оно проклято.
  Оклемавшись, Мечник пошёл на меня тупо махая обоими мечами из стороны в сторону, чем навеивал ножницы. Выглядело по-идиотски, но таким макаром он вполне может меня задеть, ведь мой нынешний щит меньше предыдущего… Но даже если так, почему я убегаю? Подгадав момент, я просто рванула ему навстречу, прижав щитом его скрещенные руки к его же телу и ударила кулаком в скулу, снова вынудив отступить…
  Но какой же он настырный. Обычно таким вот одиночкам хватало Атакующего щита и Отражающего щита, чтобы отвалить – мне даже прибегать к Азоту не требовалось. Но этот пацан, походу, реально хочет меч. Однако отдать его я всё же не могу. Авто-блок долго меня защищать не будет, видимо, придётся стать серьёзнее. Я вытащила клинок из ножен.
  Мечник промедлил. Очевидно, трепет перед этим мечом он всё же испытывает. Но собирался он недолго и вот снова рванул на меня… Чего?… Я растерялась. А на моём правом боку зудела неглубокая рана… Интересный приём. Побежать на противника, прыгнуть и в прыжке наносить удары. Даже притом, что проносился он со стороны щита, всё же смог меня зацепить. Что-то похожее я видела у чародейки. Вот только она гораздо быстрее и искуснее… Видел её где-то? Подхватил фишку? И теперь это именно то, из-за чего он так уверен в себе?
  Второй разбег Мечника – я откатилась в сторону. Как бы его осечь посильнее?… Третий разбег… Придумала. Я не просто не стала уклоняться, я сама встала на его пути, и со своего прыжка в буквальном смысле врезался в меня и в мой щит. Удар Азотом, и Мечник отступил на два шага назад, похныкивая.
  — Ясно, — произнесла я. — Я поняла, чё ты решил, что сильнее. Из-за своих этих «ножниц» и прыжков, да? Просто лезешь на рожон со своими этими трюками, чем вынуждаешь врага отступать, так? Как всё просто… Выходит, ты тоже никого не убивал, — судя по тому, что Мечник нервничал и не отвечал, я была права. — Я разуверю тебя. То, что ты идёшь вперёд лицом, способно сбить с толку и вынудить человека совершить ошибки, но это не какой-то особый навык и, уж тем более, не мастерство. Ты никого не сильнее. Больше скажу, многие из тех, что нападали на меня, были гораздо лучше, нежели ты.
  Да. Мне сначала показалось, что он реально что-то может. Что он по крайней мере может сражаться, несмотря на боль. Но я ошибалась. На самом деле его урон банально слаб. И это объясняет, почему Отражающий щит не нанёс ему достаточно урона, чтобы отбить желание нападать. А его уверенность в абсолютно детских трюках… Смешно даже. Я убрала Азот в ножны.
  — Хорошо, — произнесла я. — Хочешь убить меня – валяй, — чуть расправила руки. — Но, я думаю, ты и сам заметил. Нанесённый мне урон ты будешь чувствовать тоже…
  — Это нечестно! — завопил он. — НЕСПРАВЕДЛИВО!
  — А справедливо ли то, что я постоянно подвергаюсь нападениям, просто потому, что обрела волшебный меч? Причём от людей гораздо опаснее, чем ты, и в гораздо большем количестве. Каждый день я огребаю десятки, а то и сотни, раз. Тебе же выпала участь немного разделить мою долю. Так давай, бей, если хочешь. И познай то, что чувствую я.
  Мечник стоял как дурак, ничего не делал. Да и не мог по факту. Я не так хорошо разбираюсь в различных классах, но за столько сражений кое-чего всё же уяснила. Мечники – превосходные бойцы, имеющие и урон и подвижность, способные легко перемещаться по полю боя. Но стоит им столкнуться с танком, что в состоянии сносить урон, не говоря уже о том, что этот урон отражается, и они не могут сделать ровным счётом ничего. Без преимущества ни у одного Мечника нет шанса одолеть меня. Даже без Азота. Но зато в авангарде от Мечника, даже от такого как он, будет гораздо больше проку, чем от меня. Так люди и собирают группы, где участники компенсируют слабые стороны друг друга. И одиночка стать победителем всего и вся, как бы он того ни желал, не может никак. Это-то, я так полагаю, и есть то, что называют балансом в играх.
  — Коли нападать не будешь, то просто исчезни, — опустила я руки. — И не трать больше моё время зря, — вздохнула я, развернулась и наконец-то продолжила свой путь.
  Так я и живу. Люди нападают, люди не могут убить, люди отступают. Иногда – группами, иногда – вот такие вот одиночки. И наиболее часто – именно Мечники. И каждый из них считает, что достоин этого меча. Был и такой, кто вообще кричал, что я зло, а он герой, что освободит этот мир от зла… Но все, кто наносят физический урон, разбиваются об Отражающий щит. А от умений, способных нанести действительно серьёзный вред, я уклоняюсь. Особенно от магических, так как они долго заряжаются и слишком хорошо заметны. Даже забавно: то, чего я раньше боялась больше всего, сейчас представляет для меня наименьшую опасность…
  Но то, что я могу без труда справляться с группами нападающих, не делает меня сильнее их. Этого люди просто не могут понять. Я удивительно подвижная, потому могу позиционировать не хуже Мечников. Если не лучше. Я живучая, и если пропущу несколько ударов, то смогу их выдержать и продолжить сражение. Магам опасно читать заклинания поблизости – я могу быстро их настигнуть. Остальным не с руки наносить мне физический урон, потому что они боятся ран, что сами же наносят. Однако я и сама не могу им что-то ощутимое сделать. Я обладаю неплохой скоростью атаки. И Азот, что наносит магический урон при каждом ударе, помогает мне наносить неплохой размеренный урон в одну цель. Атакующий щит опять же, что позволяет иногда атаковать щитом как оружием, но наносит при этом бонусный урон от моего здоровья. И это не делает меня чрезмерно сильной! Я просто могу сражаться с мобами по одному и могу не умирать, сражаясь против людей. НЕ БОЛЕЕ!
  Я зашла на территории, патрулируемые Серыми Стражами. Отсюда до города недолго идти, потому даже здесь я Возвращение не использовала. Хотя реальная причина скорее в том, что на Портале Призыва постоянно толпы народу, что определённо будут показывать на меня пальцами. Впрочем, так делали и те, кто находился в этих местах. О чём-то перешёптывались… Я даже примерно представляла, о чём. Раз ношу щит, значит боюсь, а если хожу в открытых доспехах, значит выпендриваюсь, да? Так люди и рассуждают. А то, что одно исключает другое, для стада мелочь. Я могла бы быть хорошо защищённой – прослыла бы трусихой. Могла бы одеться предельно легко, тогда бы люди говорили обо мне как о выпендрёжной шмаре, которой «повезло» достать меч. А могла бы, скажем, быть с двумя клинками, но в предельно тяжёлой броне. И слышала бы о себе примерно то же самое, что слышу сейчас. Двойные стандарты. Как они есть.
  На ум мне пришло кое-чего из того, что я проходила по обществу. Менталитет краба. Ведро, из которого типа один краб может выбраться в легкостью, для нескольких станет ловушкой. Стараясь выбраться, они будут мешать друг другу и особенно сильно тем, кто к этому близок. Я не так хороша в крабах, потому не могу судить о достоверности названия, но явление это в обществе реально имеет место быть. Просто потому, что я обрела уникальное оружие, люди устроили бойкот. Они любыми способами пытаются очернить меня по меньшей мере в своих глазах. И любым способом готовы подкинуть мне свинью. Зато не против при этом, чтобы меч достался им. И наверняка они сами хотят вот так вот «выпендриваться», как это «делаю» я, или одеться в тяжёлые доспехи, полагая, что меч полностью компенсирует отсутствие урона. Короче, банальная и низкая зависть.
  Я зашла на территорию города, что позволило мне снять щит и переместить его за спину. Хотя не удивлюсь, если и тут кто-нибудь удумает на меня напасть. Судьба этого неудачника, правда, потом будет незавидной. Я посмотрела на небо. Оно отличалось от неба нашего прошлого мира. Сейчас, когда солнце уже практически зашло, небо почти полностью окрасилось фиолетовым цветом. Такой оттенок не часто можно увидеть… Или просто я никогда не видела.
  От того, что на меня косо смотрят, мне ни тепло, ни холодно. Я давно к этому привыкла. Постоянно приходилось крутиться, рвать себе всё, что можно, просто ради права на то, что с натягом можно назвать жизнью. Пока другие, живя в роскоши, ноют о том, что у них якобы проблемы. Ей богу, ничего не поменялось. Как не поменялось и то, что выскочек не любят. До меня доходили слухи, что тех, кто удумывал выкаблучиваться, потом выводили и подолгу резали. Так, что крышняк у парней отъезжал полностью. Борзые не в почёте, это понятно, но даже так, это слишком. И самое отвратительное, я ничего не могу с этим сделать. Но она может! Это грёбанная белая кикимора!…
  Я вздохнула, чтобы успокоиться. У меня было время обо всём подумать. Её методы… Они отвратительны. Но они действенны. И по сравнению с тем, что реально может произойти, они, как ни странно, милосерднее! То есть… Арх… То есть взять хотя бы ту историю с Варваром, перекрывающим дорогу. Она унизила его. Унизила прилюдно. Поступок отвратительный, да, но если бы до него добрался кто другой, то этим бы он не отделался. В лучшем случае его бы убили. В худшем – и унизили, и убили, а между этим долго и упорно вырывали ногти и выбивали зубы. Ведь почему бы и не повоспитывать, раз всё равно всё само отрастёт? АРГХ! Не могу! БЕСИТ! Как мне этому помешать?!
  «Что самое страшное в ошибках?» Без конца вспоминаю эти слова белой. Она словно знала, к чему всё придёт. И оно применимо как к тому, что происходит, так и к тому, что произошло ещё до того, как она это сказала. Казалось бы, Страж – благородный боец, защитник других и бла-бла-бла. И он действительно может стоять в авангарде, отвлекая урон от своих союзников. В то время, как Воры и эта белая используют грязные трюки и нападают со спины. Но. Она может убивать быстро, а я нет. Она может других спасать в форс-мажорных ситуациях, а я нет! Она может добиться благоприятного исхода безнадёжной ситуации, а я НЕТ! Так что, выходит, подлые убийства в спину благороднее деятельности защитника?! Где логика?!
  Она может убивать быстро, а я, позарившись на показное благородство, не могу. Я допустила ошибку. Уже при создании персонажа. Но этим, разумеется, не ограничилось. Я… запорола персонажа. Идея со Скоростью не была плохой. То есть со связкой этого параметра, что даёт и скорость передвижения, и скорость атаки, с облегчённым тяжёлым вооружением и Азотом, что даёт прибавку магического урона к каждой атаке, а также со вкачанным Интеллектом, чтобы носить зачарованное вооружение, всё в порядке. Проблемы начинаются с умений. Таран щитом мне абсолютно лишний. Для танков, кого замедляют доспехи, Таран позволяет разгоняться, несмотря на это самое замедление. Но разгон слишком постепенен, и для кого-то, кого доспехи так сильно не замедляют, это просто лишняя и ненужная задержка. Я могу быстрее добраться своим бегом. Несокрушимая оборона вообще ману выжигает нещадно. Я поняла, что это за модификаторы на этом умении. Суть в том, что урон, который я получаю по здоровью в процентном соотношении от его максимума, наносится мане и также от максимума. Проще говоря, как бы много маны у меня не было, она вся будет выжигаться, если буду блокировать много урона этим умением. Именно поэтому Стражи, играющие через Несокрушимую оборону, прокачивают Силу Воли, а не Интеллект! Потому что Воля отвечают за регенерацию маны! Высокая регенерация и низкий максимум – идеальный расклад для этого умения. А я, дура, возомнила, что умнее…
  Но это всё ерунда по сравнению с моей главной проблемой. Той, из-за которой я теперь боюсь снимать доспехи. Просто потому, что мне придётся в итоге их надевать назад… Я была наивна. Думала, найду себе экипировку, зачарованную на увеличение максимального здоровья, стану и живучее, и сильнее. Да, я нашла. Облегчённые тяжёлые доспехи, зачарованные на увеличение макс ХП. Сразу всё скупила. Меня даже не смутило, что эти вещи довольно дешёво стоили. И я сразу все деньги потратила. Вот только…
  …
  …Увеличение максимального здоровья не увеличивает текущее…
  …
  Почему я сразу об этом не подумала?! Почему меня не смутила дешевизна предметов?! Почему я не перестраховалась, оставив хоть немного денег на альтернативы?! ЧЕМ Я ДУМАЛА?! И теперь каждый грёбанный день я добровольно запираюсь в железную деву! Это больно! Это невыносимо! Я РЕАЛЬНО БОЮСЬ УЖЕ СНИМАТЬ ЭТУ ХРЕНЬ! Нет, оно работает! Атакующий щит неплохо перемыкает, да и если я случайно пропущу пару магических снарядов, уже далеко не так больно, нежели чем было раньше. Но это того, нахрен, не стоит! В результате я сама залезла в петлю: я не могу использовать старое или плохое вооружение, так как с ним я, скорее всего, не справлюсь с придурками, охочими до Азота, и я не могу купить новое, так как у меня нет большого количества денег. Едва хватает концы с концами сводить. Зато сколько всякой ерунды напокупала! Во, перчатка, что Двойной удар даёт. Думала, буду дважды по два раза бить. Ага, щас!…
  В очередной раз за вечер я вздыхаю, чтобы успокоиться… Я поняла, откуда у белой её способности. По классу она Чародей, это я давно просекла, но у неё были умения, которых у Магов нет и быть не может. А именно Скрытность и Лечение. И оба эти умения даются особыми аксессуарами. И не только они. Также есть аксессуары на Вспышку, Двойной выстрел и, собственно, Двойной удар. Аксессуары эти не такие уж и редкие. Проблема тут скорее в том, что им сложно найти применение. Двойной удар нужен только тем, кто сражается в ближнем бою, Двойной выстрел – только тем, кто ходит с луком, Вспышка вообще по сути является обычной зажигалкой и ни на что кроме этого не годно, а Скрытность и Лечение жрёт слишком много маны. И при всём при этом, умения, предоставляемые аксессуарами, не прибавляются к тем, что уже есть! Проще говоря, если у персонажа уже есть Двойной удар, а у меня это базовое умение класса, то и аксессуар этот для меня бесполезен. Но если не Бойцам, то кому ещё может это умение пригодится? На ум разве что Мародёры какие-нибудь приходят. Или Инквизиторы… Словом, эти умения уже есть у нужных классов. Но, как я поняла, чародейка обладает огроменным запасом маны. И это всё объясняет.
  — Извините, — обратился некто, прервав мои размышления. — Не одолжите денег? Я верну. Честно. Мне всего лишь надо кое-чего купить.
  Я осмотрела обратившегося… Тх. Чародей. Даже с учётом белой, я не так часто вижу людей с этим классом.
  — Хорошая попытка, — отвечаю я. Хотя и непохоже, что он в натуре пытается меня обдурить.
  — Это ненадолго! — не отставал он. — Я просто уже почти заработал сам…
  — Если бы ты зарабатывал сам, то не клянчил бы деньги у других. Пшёл вон! — прошипела я на Чародея, и он вынужден был ретироваться. Часто в последнее время такое наблюдаю, хотя лично сталкиваюсь впервые. Некоторые, судя по всему, малолетки клянчат деньги, обещая их вскорости отдать. И насколько я слышу, они надеются, что шмот, купленный с них, им в этом поможет. Кто-то даже хотел покупать здания. Вот только понятно: добром это не кончится. Окупать шмотки тяжело: я выфармить сумму, которую сама же спустила, не могу уже несколько дней. А здания наверняка себя быстро не окупят. В результате пацанов прижмут к стенке, зуб даю. И вскорости они начнут разделять судьбу выпендрёжников… И как мне этому помешать?!
  Я как никогда чувствовала свою беспомощность. Я настолько отчаялась, что готова даже обратиться к чародейке. Но, как я узнала, она больше не живёт в той таверне, что и я. Сбежала, гадина… Но меня волнует не то, что она пытается скрыться от меня…
  …Меня волнует то, что её больше нет рядом. И я не знаю, почему.

  Утро. Я уже вышла в пустоши. И, если честно, сама не до конца понимала, что ищу и на что рассчитываю. В городе все так пялятся, что хочется свалить побыстрее. Даже в библиотеку нет желания заходить. А стоило бы всё-таки: я давно не сверялась с картой и уровнями монстров. И теперь вместо того, чтобы целенаправленно идти куда-то, просто шныряю по округе без особого занятия… Не наблюдаю за собой хвоста. Сунуться на неохраняемые территории?
  Что характерно для окрестностей Мияна, локация, на которой я находилась, была лесом. Но конкретно этот лес слишком уж каменистый. Я бы даже сказала, неестественно каменистый: тут и уступы были из камня, и складывалось впечатление, что даже трава под ногами и та на камнях растёт. Ну и мобы… да, из камня. Каменные големы. Неповоротливые, как и древесные, но куда более прочные. В плане брони. Лучники их не пробивают. Но эффект при ударе Азота наносит магический урон, да и Отражающий щит магией бьёт, так что я вполне должна справиться. Магов же, я подозреваю, здесь нет потому, что каменные големы чувствуют читающих заклинания и реагируют на них, как на агрессоров. Хотя парочка мне всё же встречалась в районах с Серыми Стражами.
  Увиденное вынудило меня остановиться и напрячься: кто-то бежал. И этот кто-то был не один. Но бежал не ко мне, а куда-то наискось. Что меня даже удивило. Если не за мной, то за кем? И зачем? Я решила проверить и направилась следом. Я бы предпочла следовать скрытно, но они разрывали дистанцию слишком быстро: пришлось нагонять. И это не укрылось от их внимания: стоило мне прошмыгнуть через очередной куст…
  — Вали отсюда! — рыкнул на меня здоровяк с секирой. Я тут же вытащила клинок, приготовившись к сражению.
  — Стой! Подожди! — крикнул некто в мантии мага сзади. И я так и не поняла, к кому он обращался: ко мне или к бугаю. Маг, а им был Волшебник, так как у Чародеев плечи открыты, а у Боевые маги имеют более тяжёлое вооружение, что-то сказал двоим – лучнику и, судя по всему, Жрецу – и направился ко мне. И те двое держали кого-то между ними на прицеле… девушку?
  — Слушай, — обратился Волшебник ко мне, — у нас тут свои дела. Давай так: ты не видела нас, мы не видели тебя. Идёт?
  Я оглядела всех пятерых.
  — Эта девушка… — обращаю их внимание. — Эта девушка ведь не с вами, не так ли? — осторожно начала я. Стоит узнать, что к чему, прежде, чем переходить к решительным действиям.
  — Это не твоё дело, — отрезал Волшебник.
  — А если вломлю? Будет не моё дело?
  Четверо промолчали. Они явно не хотели драться. И девушку они держали рядом против её воли. Следовательно, драться они не хотели по этой же причине: она могла сбежать. Я не настолько тупа, чтобы думать, что они меня боятся. Их четверо. У них сбалансированная группа. И они полезли в опасные зоны. Значит, одиночную выскочку они вполне в состоянии разорвать. Или по крайней мере накостылять так, чтобы отбить желание высовываться.
  — Ты ведь Рейни, да? — внезапно обратился Волшебник, чем удивил меня: обычно люди упоминают меня как «та с мечом», и складывается впечатление, что они умрут, если назовут меня по имени. — Наслышан о тебе. И, признаться, я удивлён: если бы на меня так нападали, как на тебя, то я бы давно уже выкинул этот меч, — я бы с радостью, если бы могла. — Но то, что ты сильнее, — нет, не сильнее, — не даёт тебе права вмешиваться в чужие дела. Ты так не считаешь?
  Тут он прав. Однако кидать на произвол кого-то не при делах тоже не по понятиям.
  — Зачем она вам? — прямо спросила я. Волшебник промедлил с ответом.
  — Хочешь сказать, что если я тебе расскажу, ты нас оставишь?
  — Не факт. Но спустить всё как есть я точно не могу.
  — Пф… — фыркнул Волшебник. — Правильная, что ли? Поверь, ныне это не ценится… Хорошо, я расскажу. Хуже не будет…
  — Я не виновата! — внезапно подала голос девушка. — Они сами…
  — Заткнись, — прошипел на неё лучник, натянув тетиву сильнее, целясь в ей в голову. Судя по тому, что дважды повторять не пришлось, он действительно не побоится выстрелить в случае чего. Вероятно, потому, что уже стрелял…
  — Суть в том, что её, кажись, турнули из её прошлой пати, — стал пояснять Волшебник. — Нам было побоку, но она сама стала нам навязываться. Мешала. Типа мы очень хороши, а она знала место, где нам типа понравится качаться. И просилась в пати. Вниманием верно была обижена, как и большинство играющих баб в своё время. И вот вонькала, вонькала, потом мы всё же уступили. Взяли в пати, пришли на место, и вроде всё было ОК, но вскоре нас приняли, — это… это реально серьёзно… — Но знаешь, нас даже не это напрягло…
  — Врёт! — снова подала голос девушка, и в тот же момент лучник выстрелил ей прямо в голову, заставив вскрикнуть.
  — Лечение, — Жрец тут же освободил её от боли.
  — Я тебе сказал: заткнись, — снова прошипел лучник и достал следующую стрелу. Я, конечно, понимаю, что причина, судя по всему, есть, но они всё равно ведут себя как конченные ублюдки…
  — Так вот, — возвращался Волшебник к мысли. — Видишь ли, мы не стали сразу рассматривать вариант, что нас заложила именно она. Но косяк её, и полегли мы по её вине. Кроме того, она единственная выжила. И слишком уж своевременно вышла из группы. Позже мы нашли её в городе. Мы даже не угрожали – всего-то просили возместить те деньги, что потеряли при смерти. Согласись, с учётом всех обстоятельств смерти это вполне адекватная компенсация. Но она упёрлась: мол, мы сами виноваты. То есть она нас навела, она нас кинула и она ещё смела переводить стрелки. Считаешь ли ты это справедливым?
  Это… сложный вопрос. Ведь у меня похожая ситуация. Я постоянно сражаюсь только потому, что у меня этот проклятый меч, который так и манит тех, кто гонится за несбыточной мечтой внезапно стать сильнее. И при этом я не получаю ничего с этих сражений. Я согласна, я сама на это подписалась, но факт: разве справедливо то, что на меня мало того что необоснованно нападают, так ещё и кроют за глаза? Я-то выдержу. Должна выдержать. Но это не означает, что другие также обязаны выдерживать нечто подобное в угоду тех, кто на самом деле виноват.
  — Если же ты удумаешь мешать, — продолжил Волшебник, — знай – мы это так не оставим. Даже если не сможем справиться сами, испортим тебе жизнь другим способом. Вариантов много. Ты уж меня извини, но мы и так сдохли ни за что.
  Как ни посмотри, а он прав. Этот мир – больше не игра, и здесь нет права на роскошь самоутверждения или внимания к себе. А за свои косяки нужно отвечать. Я тоже считаю, что так должно быть. Однако правильно ли это? Но если я сейчас пойду против них, получается, что я буду выгораживать прошмандовку. Чем в этом случае я буду лучше неё? И до кучи ещё и врагов наживу. И слухи усилю.
  — Тц, — сдалась я. — Делайте что хотите.
  — Нет, пожалуйста! — стала молить девушка, но тут же была осечена очередной стрелой, заставившей её хныкать.
  — Рад, что мы смогли договориться, — улыбнулся Волшебник. — Но всё же вынужден настаивать на том, чтобы ты покинула нас.
  — Пф, — я и так не собиралась задерживаться. Я развернулась и стала уходить.
  — Ты понимаешь, что к чему в этом мире, Рейни, — донеслось мне вслед от Волшебника. — Ты действительно заслуживаешь владеть этим мечом.
  Неуместная лесть и сомнительная похвала. Но, по крайней мере, он достаточно сознателен, чтобы быть благодарным. Я могу, конечно, ошибаться, но эта девушка напоминает мне Ассасина… или по крайней мере кого-то из Воров. Значит, у неё реально есть шанс смыться, если она сможет разорвать дистанцию. Если, конечно, тот лучник не является Часовым. С другой стороны, как они вообще её поймать смогли? И где?
  Я мало-помалу озадачивалась всё большим количеством вопросов. И теперь уже перешла к достоверности происходящего. А разве он не мог мне солгать? Или по меньшей мере приукрасить так, чтобы было ему на руку? Почему я ничего не уточнила? Почему не спросила версию девушки? Почему не разобралась детальнее?
  Я уже прилично отошла и вышла в итоге на небольшую поляну, где ходил одинокий каменный голем. Я как раз хотела покачаться, вот мой шанс… Но я не могу. Я чувствую, что поступила неправильно. Я просто физически не могла это всё так оставить…
  «…Что самое страшное в ошибках?»
  ЗАТКНИСЬ! Грёбанная, долбанная мегера! Паскуда! Тварь! Скотина! Как, просто как ты могла это знать?! Как ты это предвидела, гнида?! Я что было сил рванула назад. Что со мной не так?! Почему я это спустила?! Кто знает, через что они могут заставить её пройти!
  «…Что самое страшное в ошибках?»
  ДА ИДИ ТЫ УЖЕ К ЧЁРТУ! Из-за ошибок могут пострадать другие, так?! Ты это пыталась до меня донести, да, тварина?!… Но как бы я ни бесилась, а дурой здесь являюсь я и только я. Ведь это просто непохоже на меня! Почему я не рассмотрела все варианты? Почему не попыталась найти компромисс? Если проблема только в деньгах, то можно было бы и придумать что-нибудь. Я могла оплатить сама, в конце концов! НО Я ПРОСТО ОСТАВИЛА ЕЁ НА СОВЕРШЕННО ЖУТКУЮ УЧАСТЬ! Единственная тварь здесь – это я!
  Я что было мочи неслась с намерением найти этих пятерых. Где они могут быть? Где место, на котором мы разговаривали? Куда они ушли? Я должна, должна их найти любой ценой! Только КАК?!
  Я услышала какие-то взрывы… или, по крайней мере, что-то похожее на взрывы. Возможно, это как-то связано с теми парнями, а если нет, то рискую вляпаться в новую историю. Однако за неимением других вариантов я всё же была вынуждена отправиться на источник шума. Тем более что область примерно совпадает.
  Ещё какое-то время пробиралась, после чего увидела кого-то… Здоровяк с секирой? Тот самый? Походу, он отходил. Он не выглядел таким уж побитым, но судя по цыканью и выраженному недовольству, что-то у них там произошло… Я должна проверить!
  Предельно незаметно я прошмыгнула в окружную так, чтобы бугай меня на заметил, благо, что большая скорость передвижения позволяет делать такие крюки. Я продолжила путь в район, откуда доносились звуки, и вот я увидела фигуру в броне… Твою ж мать, он заметил меня! Я тут же приготовилась к сражению, однако вскорости я смогла узнать этого Боевого Мага.
  — Рейни, не нужно нападать, — попытался он изобразить миролюбие, хотя давалось ему это с трудом: у самого в руках были щит и меч. — Это я, Редорайдо, — не то чтобы мне имя о чём-то сказало, правда… Но да, я отлично его помню. Паренёк, что не так давно полез непонятно зачем, непонятно куда и угодил в итоге в переделку. Только теперь, судя по всему, не ему стоит опасаться переделок, а переделкам – его.
  — Это ты разогнал парней?
  — Ну… — убрал он меч и почесал голову. — Вроде да…
  — А девушка? Что с ней?
  — Я не знаю, — обеспокоенно ответил он. — Она исчезла… как только началась драка.
  Значит, я была права. Она действительно из Воров.
  — Ладно, — я тоже убрала меч. — Найдёт уж дорогу в город как-нибудь.
  — Вы тоже пытались её спасти? — спросил Редорайдо. И этот невинный вопрос снова погрузил меня в мои мрачные думы, что ненадолго были развеяны встречей со знакомым. Не стоит ему об этом знать.
  — Как тебе удалось? — перевожу я тему.
  — Простите? — не понял он. Я раздражённо выдохнула: опять эти его «простите/извините».
  — Как тебе удалось прогнать эту четвёрку? — поясняю я вопрос. — Они не выглядели такими уж безобидными.
  — Ам… — озадачился он. — Я не знаю… Но то есть… Я могу сражаться. И со мной сражаться неудобно… И девушка сбежала… Вот они и отступили…
  — Внятное изложение мыслей явно не относится к твоим лучшим качествам, — сухо прокомментировала я и вздохнула: — По крайней мере, хвастовство – тоже.
  — Эм… — снова озадачился он, вероятно, пытаясь осознать, хвалю я его или критикую. Я осмотрела Редорайдо. Как и я, он сильно преобразился с наше последней встречи: если тогда он ещё выглядел как Боевой Маг, то сейчас он больше похож на тяжеловооружённого воина с мечом и щитом и в накидке с капюшоном. Его снаряжение явно тяжелее, нежели в прошлый раз. Но тем не менее: чтобы одолеть группу врагов одной только брони и огненной магии мало.
  — Что произошло? — спрашиваю я.
  — Ум… — полагаю, после своего следующего вопроса я услышу новый звук. — Ну я заметил их. Понял, что девушка не с ними. Подошёл и попросил отпустить. Они сказали, что это не моё дело. Я попросил их рассказать, в чём дело, но они стали ругаться. Вроде как кто-то с ними уже разговаривал… — ну да… «кто-то»… — Они сказали, что не будут ничего объяснять и сказали валить. А я не стал. Ну они и напали…
  — Сами напали?!
  — Да. Но после этого Аура мучительного жара стала действовать на них. Они не хотели драться со мной вблизи. Они стали стрелять в меня издали, но я кинул в них Вулканическую сферу… Тогда девушка и убежала.
  Они недооценили парня. Непрошибаемый Боевой Маг, к тому же имеющий ауру, насколько я помню, наносящую урон огнём врагам поблизости. Способность, что по отвратительности стоит в одном ряду с Отражающим щитом. Выживаемость танков определяет их задачу – они должны отвлекать внимание противников на себя. Но эта же выживаемость позволяет извлекать толк из способностей, наносящих хотя и слабый, но постоянный урон. Таких, например, как моя способность наносить размеренный урон, благодаря Азоту и скорости атаки… или вот эта самая аура, что наносит постоянный урон вокруг сама по себе.
  — Почему они просто не прикончили тебя, когда девка смылась? — спрашиваю я. — Они ведь наверняка хотели отыграться.
  — Не знаю, — пожал плечами Редорайдо. — У меня много брони, но мало защиты от магии. Потому я стал призывать Извержение прежде, чем это маг прочитает какое-либо своё заклинание… Потом… они разбежались…
  Насколько я знаю, игровой стиль за Боевых Магов сводится к тому, чтобы читать разрушительные, но долгие заклинания, и чтобы компенсировать эту длительность, ходят в доспехах. Не знаю, что это за заклинание такое – Извержение, но полагаю, взрывы были вызваны именно им. Но всё-таки… они сбежали… так просто? Выходит, то, что мне Волшебник угрожал расправой, было обычным блефом?
  — Что ты сам забыл в этом лесу? — спросила я. Я уже не хотела продолжать свою прошлую мысль.
  — …Качался, — этот ответ удивил меня…
  — Так, момент! — и поверить в него я могла с трудом. — Я в курсе, что големы вполне себе неплохо прожигаются магией. Но они чувствуют начитывание заклинаний, а читаешь ты, полагаю, долго. За это время они вполне успеют к тебе подобраться и живого места не оставить.
  — Я не использую магию… против них.
  — В смысле?!
  — Ну… не совсем не использую… — Редорайдо вытащил меч. — Я усиливаю своё оружие Силой огня и Зачарованием огнём, а себя – Аурой мучительного жара. Так я сражаюсь как воин, но наношу магический урон…
  — Но ведь если перемкнут, то отправят прямиком в ад нахер! И ты не боишься вот так на големов идти?!
  — Боюсь, — вымолвил он, и я тут же осеклась. — Но я должен научиться сражаться. Сражаться без страха… как вы… или та девушка. Каждый раз, когда я думаю о ней, то восхищаюсь тому, какая же она всё-таки удивительная… Так ловко дерётся… и так сильно мне помогла… Но вы… вы не менее удивительная. Столько драться без конца… только потому, что у вас этот меч. Это… это печально… Именно поэтому я должен так же. Я должен быть опорой для тех, кто попал в беду. Быть защитой для тех, кто не может защитить себя сам. Я не хочу, чтобы кто-то несправедливо страдал! Поэтому я должен научиться сражаться! И сражаться так, чтобы на меня можно было положиться…
  Когда я слушала его тираду, была готова разорваться на части. Абсолютно детская точка зрения… Но почему… Почему я готова разреветься? Просто взять и разреветься навзрыд. Я чувствую, что у меня уже крыша едет. Снова момент, словно предсказанный белой. Ведь кто этот пацан? Просто альтруистичный подросток. Нечасто, но такие встречаются. И их убеждения вдребезги разбиваются об циничную реальность. В результате они становятся такими же тварями, как и те, из-за которых их убеждения и разбились… Разбились бы и его. Но она нашла его. Спасла. Подсказала. Подтолкнула в верном направлении. И вот он. Он всё ещё подросток, но теперь он может сражаться. Сражаться не хуже меня или даже неё!… Но что мне по-настоящему не даёт покоя, так это его слова. Ведь действительно, нет большой заслуги, чтобы не бояться ничего. Истинная смелость в том, чтобы идти вперёд, невзирая на страх. Сражаться, отдавая себе отчёт о последствиях… И он идёт на это… Это… Это слишком…
  — Прости… — я нервно сглотнула. — Мне… нужно побыть одной… Обдумать кое-что… Ты молодец… Удачи тебе.
  — Вам тоже… — озабоченно произнёс он. По всей видимости, он не понял, что меня гнетёт, но перемену почувствовал…
  Я стала отходить от него. Отходить куда глаза глядят. Да и те видеть уже переставали: наворачивались слёзы… Я не понимаю… Не могла понять… Или даже не хотела… Как так?… Этот парень сделал правильный выбор, когда я не смогла… Эта белая сделала правильную ставку, когда я не смогла… Выходит, она спасла ту девушку… И он спас ту девушку… Но не я… НЕ Я! КАК?!
  Слегка оступившись, я стала скатываться с горки, хотя и смогла удерживать равновесие на ногах. Оказавшись на платформе ниже, сделала несколько шагов по инерции, оборот и уткнулась спиной во внушительных размеров камень. Пальцами свободной руки вытерла слёзы, но поток новых сдерживала с трудом. От бессилия стала стучать кулаком по камню за моей спиной… Да, она умная, признаю. Да, она разбирается в людях, в обществе, вроде бы старается помогать людям… Но её методы так или иначе, они отвратительны! Она коварна! Бьёт в спину!… Подлая, бесчеловечная, но достаточно порядочная… Она бы разобралась, она бы помогла той девке… И есть он. Он ещё ребёнок, совершенно не понимает, что к чему в этом мире. Наивен, глуп, и всё, что у него есть, это его чувство справедливости. Он всегда придёт на помощь, чтобы ни случилось… Даже если сам будет запуган до мокрых штанишек… И вот он пришёл на выручку. Не задумываясь, не сомневаясь… Так почему?!… Слёзы снова хлынули из моих глаз, а мне пришлось упереться головой в свободную руку, крепко стиснув зубы, чтобы хоть как-то сдерживать себя… Почему я не сделала того же?! ПОЧЕМУ?! Как и она, я сведуща, что к чему в этой жизни. Как и он, я стараюсь помогать тем, кому нужно помочь… Я должна вроде как быть между ними. Я не такая подлая, как эта белая. И я не такая наивная, как этот паренёк! ТАК ПОЧЕМУ Я ОШИБЛАСЬ ТОГДА, КОГДА ОНИ ОБА СДЕЛАЛИ ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР?! ПОЧЕМУААА?!?!
  Резко отстранившись и развернувшись, я со всей силы ударила кулаком в камень, погрузив руку сантиметров на десять внутрь, отчего по всему камню начали расходиться трещины. Я выдернула руку оставив внушительных размеров выемку. Мне… Мне нужно успокоиться… Мне нужно собратьсЯААААААА!!!
  …Меня обожгло. Всю. Не понимая, что к чему, я стала как-то разворачиваться, доставать оружие… Глаза не видят, голова не соображает… Мать… Вашу… ДА КАКАЯ ТВАРЬ ПОСМЕЛА ПРИЙТИ В ТАКОЙ МОМЕНТ?!
  На меня напали. Как не вовремя! Я развернулась и сразу подорвалась вперёд, пытаясь оценить обстановку прямо на ходу. Стоять на месте в сражениях с другими игроками – верная смерть. Даже для танка. Перенимать на себя стоит лишь тот урон, который направлен на цель. А от всего, от чего можно уклониться, нужно уклоняться. По крайней мере, до тех пор пока это не ставит под угрозу окружающих…
  Недолгим был мой бег: меня уже через пару секунд обездвижила стрела в колене. Едва обездвиживание слетело, и я хотела было вырваться вперёд, так меня снова обездвижили, и на сей раз Варвар своим этим ударом в землю. Едва его обездвиживание прошло, так меня очередная контролящая стрела пригвоздила к тому камню, у которого я ныла только что… Уроды… Встретьте меня, когда я буду в нормальном состоянии, твари! У меня просто не получается сейчас избегать контроля… Но сколько бы я не сетовала на этот счёт, им до этого дела нет. Я снова допустила ошибку. Сама. Я расклеилась. На опасной территории…
  Покуда я была прижата к камню, я смогла оглядеть нападавших. Тот, что был в тяжёлых доспехах и вооружён двуручным мечом, полагаю, Мародёр, дальше Волшебник, какой-то лучник, вероятно, Снайпер, Варвар с булавой и топором и последний – танк со щитом и одноручным молотом – думаю, что Паладин. По крайней мере, на это указывало его снаряжение, так и отдающее святостью.
  Мародёр стал подходить ко мне. Ты чё там, поговорить удумал? Как истинный злодей в фильмах, хочешь рассказать о своих планах перед тех, как убить? Он остановился:
  — Ну а теперь давай поговорим, — серьёзно, что ли?! — Ты отдаёшь нам свой меч, а мы тебя отпускаем.
  А. Всё настолько банально. Пф:
  — Нет, — отрезала я.
  — Ещё огрести хочешь? — прорычал Мародёр.
  — Да ради бога. Но клинка вы не увидите.
  — Смелая, что ли?
  — А ты сам разве боишься тараканов?
  — За языком следи!
  — Ой, простите… Вероятно, «тараканы» не совсем верно, ибо для ваших огромных уродливых рож тапочка будет явно мало. Полагаю, «крысы» – более подходящее слово.
  Я нарывалась. Но я слишком не в настроении для нормального разговора. Сейчас мне нужно любой ценой прийти в себя. Целиком уйти в конфликт – лучшее, что я могу сейчас придумать. Ибо иначе постоять за себя не смогу. Да и, если уж на то пошло, непохоже, что они отпустят меня с миром, если я оставлю Азот себе.
  Вопреки моим ожиданиям об исходе провокации, атаки, от которой я уже приготовилась уклоняться, не последовало. То есть если я пытаюсь воззвать к благоразумию – на меня нападают, а если выделываюсь, то нет? Что не так с этим миром?!
  — А ты наглая девка, — изрёк Мародёр. — Неужели этот меч и впрямь так силён, раз ты себе это позволяешь?
  — А вы разве этого не «знали»? Вы же за ним пришли, нет? — не думаю, что он почувствовал сарказм в моих словах.
  — Ты хоть кого-нибудь из нас с мечами видишь? С одноручными, — добавил он, едва я собралась открыть рот. Да, с одноручными мечами среди них действительно никого нет. Но тогда:
  — Зачем вам этот меч?
  — Да ты хоть знаешь, сколько за него предлагают? — ну да, надо думать. — Я удивлён, что с такими ценами до сих пор никто не отжал его у тебя… Впрочем, это поправимо.
  — И ты считаешь, что всерьёз найдёшь покупателя?
  Этот вопрос поставил Мародёра в тупик.
  — Что ты имеешь в виду?
  — Всё очень просто. Заявленных сумм денег у людей попросту нет. Те, кто по-нормальному зарабатывает, и так в состоянии купить то, что им нужно. Они не кретины гнаться за всякой хренью, что может даже не окупить себя, тем более, что за ней и так много кто гонится… Иными словами, меч хотят купить те, кто кормят обещаниями. Ибо рассчитывают, что с его помощью смогут легко отдать долг. Вот только… — я взмахиваю Азотом от себя, прокручиваю клинок в руке, хаотично взмахиваю перед собой ещё три раза, вынудив Мародёра, да и других за ним чуть отступить, — не меч делает мечника мечником! А мастерство. Сила. Знание. И умение добиваться своего. И уж точно не уникальное оружие, которое, по сути, любой может держать. Этот меч – причина распрей, потому лишь способный должен владеть им. И до тех пор пока я не найду такового, этот клинок будет у меня!
  Пятёрка стала переглядываться.
  — Если он действительно не такой ценный, то зачем он тебе? — снова подал голос Мародёр. — Отдай его тогда!
  — Чтобы вокруг него постоянно была резня? Нет, спасибо. Я оттягиваю на себя внимание часть гнид этого мира. По мне, так это того даже стоит.
  — Ты кого гнидами назвала, кикимора?!
  — Молоко на губах не просохло называть меня кикиморой, лох! — тут же осекла я. — Вы лишь сосунки, охочие до лавэ, не брезгующие мокрухой. Это из-за вам подобных ныне такой бардак!… Вот только даже если прикончите меня – клинка не увидите.
  Мародёр усмехнулся.
  — Что смешного? — не выдержала я.
  — Нам не нужно тебя убивать. Нам нужен лишь меч.
  Я смолчала. Но предчувствие у меня дурное.
  — Всё, что нам нужно делать, — продолжил Мародёр, — это не дать тебе выйти из контроля. Как до этого. Хочешь, чтобы мы тебя отпустили – отдавай клинок!
  Уроды… Кажется, не такие уж они и лошпеды. По крайней мере, не полные… У меня нет выбора. Нужно принять этот бой. В своё следующее пожелание я вложила столько злобы, сколько могла:
  — Удачи, — что даже мне мой собственный голос показался неестественным. Парни напряглись. Ибо нехер.
  Я стояла и пилила их взглядом. Хотите нападать – так нападайте. Но давление выдержите ли? У лучника первым сдали нервы: он выстрелил. Нырнув в сторону, я тут же подорвалась в направление, с которого я могу напасть хоть на него, хоть на Волшебника: эти двое сейчас представляют для меня наибольшую опасность. Главное, чтобы до последнего момента они не поняли, на кого именно я буду нападать. Так они потратят больше контролящих умений зря и больше совершат глупых ошибок. Лишь бы только мне не попасться случайно… Ах ты ж твою мать! Сглазила! Совсем вылетело из башки, что у Варваров есть это тупое умение, обездвиживающее всех вокруг! Плохо, плохо, ПЛОХО! Вырваться! Нужно любой ценой уклониться от стрелы! ДА! Едва действие умения закончилась, я всё же смогла избежать выстрела лучника, сделав кувырок вперёд. Теперь нужно достать этих уродов… Грёбанная огненная стена! Хотя с одной стороны от неё маячит лучник. Уже совсем близко… Надо достать хотя бы его. Но стоило мне сократить дистанцию, как нечто снова обездвижило меня, и я не сразу поняла, что именно. Лишь посмотрев на свою ногу сообразила: мою голень обвивали какие-то ожившие лианы, что выползали прямо из-под моей ступни и не давали сделать шаг… Ловушка? Так этот лучник… На самом деле не Снайпер. Он Рейнджер! Я услышала звук, не предвещающий ничего хорошего: Волшебник стал заряжать заклинание. И я уже догадывалась, куда! Чёрт, такими темпами я не успею уклониться! Ну же! Проходи уже!…
  Мимо меня пролетел большой огненный заряд. Я подумала, что всё, поздно, но моё сознание смутило три вещи. Во-первых, ни разу не видела подобных заклинаний у Волшебников. Даже Огненный шар выглядит по-другому. Во-вторых, снаряд летел не по прямой, а по кривой, и летел он мимо меня. В-третьих, появился он с совсем другой стороны от Волшебника! Лишь мгновение спустя, я наконец поняла, что мой противник тут ни при чём. Огненная сфера упала примерно между Волшебником и Рейнджером, взорвалась и разбросила вокруг себя огненные осколки, каждый из которых ещё катился какое-то время. Умение задело обоих, вынудив Волшебника прекратить чтение заклинания, а Рейнджера – отступить.
  — Рейни! — кричал Редорайдо. — Держитесь! Я уже иду!
  — Идиот! Нет! Не подходи! — пыталась я предостеречь парня, но на него уже выдвинулись Паладин и Варвар. Я просунула меч под уже ослабшие лианы, перерезала их и ринулась на помощь Боевому Магу, но на меня вышел Мародёр с явным намерением задержать. Двигаясь ко мне и используя рукоять как рычаг, он рубанул боковым ударом. Я прыгнула, прижав щит к себе; удар всё равно настиг меня и развернул в воздухе, вынудив сделать что-то вроде сальто. Приземлившись на ноги, я с разворота перемкнула Мародёру щитом, продолжив комбинацию тремя ударами Азота, между первым и вторым пронеся оружие сверху, а в третий вложив как можно больше силы… Почему мне кажется, что я сама уже потиху ворую фишули белой?
  Закрывшись щитом от выстрела Рейнджера, я глянула на своего незадачливого спасителя. И была удивлена: Редорайдо на удивление неплохо справлялся. Выставив щит перед собой, держа в поле зрения обоих, он проходил в мою сторону. Стоило кому-то из двоих попытаться к нему подойти, так он тут же разворачивался вместе со щитом в его сторону – так не одна атака не могла его достигнуть. В то же время он взмахивал оружием сам и, судя по следу, такому же, как у чародейки, только оранжевому, попадаться под эти взмахи явно не стоит… Пройдя черту «между противниками» Редорайдо резко развернулся и стал двигаться в мою сторону уже спиной вперёд, по-прежнему держа обоих врагов в поле зрения и реагируя на любое их действие. Паладин попытался напасть, но Боевой Маг просто ударил сверху щита, едва того не зацепив: лишь в последний момент он укрылся собственным щитом. На фоне Редорайдо, тактично прошедшего в гущу замеса, не ослаблявшего оборону ни на секунду, действия Паладина выглядели даже нелепыми…
  В меня полетел магический заряд, полагаю, Огненный шар, и очередная стрела, и я рефлекторно включила Несокрушимую оборону. Получать от магии, конечно, неприятно, но эта мелочь порядочно маны выжгла. Не то чтобы это было так уж принципиально в данный момент, но всё равно. Я выключила умение и, также укрываясь щитом, тоже была вынуждена пятиться назад. Так и вышло, что мы прижались спинами друг к другу…
  — Снова мы сражаемся спина к спине, — мрачно вдохновился Редорайдо. — Прямо как в тот день…
  — Давай всё же не будем делать из этого обычай, — нервно проговорила я: от верхнего края моего щита срикошетила очередная стрела, едва не отлетев мне в голову. — Довольно неожиданно, учитывая, что я сама только что прорывалась к тебе, но тем не менее: скажи, ты тут один выстоишь?
  — …Надеюсь, — не очень уверенно ответил Боевой Маг.
  — Те два урода нам выйти не дадут. Даже если мы сможем спрятаться от Рейнджера за его же корешами, в какой-то момент нас может накрыть Волшебник… Желательно бы этого не допустить. В конце концов, магия – единственное, чего мы оба тут реально боимся, — я обернулась на Редорайдо.
  — Угу, — кивнул тот.
  — Просто задержи, кого сможешь, — подорвалась я в сторону лукаря и мага. Я бежала так близко к земле, как только могла, и держала щит перед собой, чем едва не перекрывала себе же обзор. Попасть в меня стрелой было трудно, но… Варвару обездвижить меня это не помешало. Как же он меня уже достал! Да и вообще, с какой силы нужно бить по земле, чтобы обездвиживать окружающих?!
  Я обратила внимание, что меня настиг Паладин. Я не могла оторвать свои стопы от земли, но в остальном двигаться могла свободно. Он попытался напасть со спины, но я развернулась влево сколько смогла, отмахиваясь щитом. И что удивительно, я сумела отвести его атаку. Резко развернувшись в другую сторону, я взмахнула клинком наотмашь и снова попала. Он явно решил попытать удачу ещё раз в своём нападении…
  Я смогла вырваться из обездвиживания, рванув вперёд и вместе с тем развернувшись – молот пронёсся в нескольких сантиметрах от меня. Выровнявшись, я рванула на Паладина: нанесла три удара Азотом, после чего, оперев щит в плечо, практически прыгнула на него, оглушив. После такого резкого знакомства лица противника с моим щитом меня даже слегка откинуло назад, примерно на позицию, с которой я прыгала. Мимо меня просвистела стрела – надо бы убрать этих двоих уже наконец! Я побежала на них.
  Я не знаю, читал ли что Волшебник, но завидев меня, он тут же призвал Огненную стену. Полагаю, даже если и читал, то вынужден был прервать, что выигрывает нам немного времени. Я развернулась на лучника, но тут же почувствовала сильный и довольно болезненный удар в центр груди. Этот удар меня откинул; я смогла устоять на ногах, но долгое время скользила по инерции назад чуть ли не вплоть до места, где стоял Редорайдо. Броня не позволила меня серьёзно ранить, но чёртово же отталкивание!…
  — Простите, Рейни, — стал извиняться Редорайдо, — я не смог задержать…
  — Да забей, — тут же пресекла я его распинания. — Но тех двоих нужно выключать. И срочно!
  — Я могу вызвать Извержение… но мне нужно время.
  Время, говоришь? Я успела закрыться от очередной стрелы, но ударившись в самый край, она развернула руку, что я едва не перемкнута щитом себе же в нос – лишь в последний момент успела откинуть голову… Что ж, за неимением других вариантов:
  — Считай, оно у тебя есть, — и я приготовилась отводить всё внимание на себя. Редорайдо тут же убрал меч и стал концентрировать магическую энергию в руке, поднимая её всё выше, но держа ладонью к земле. Лишь бы он успел прочитать раньше Волшебника…
  Весь их авангард, включая Варвара, в тяжёлой броне, значит с подвижностью у них туговато. Полагаю, я смогу шнырять между ними, шугая каждого при попытке подойти к парню. Здесь есть два нюанса, которые меня беспокоят. Первый: у Варваров есть этот их дурацкий прыжок. Только я что-то не припомню, правда, чтобы он его использовал за этот бой. Второй: Рейнджер может попытаться сорвать каст заклинания Редорайдо отталкиванием… Любой ценой стоит этого не допускать.
  Понеслась. Я начала помалу двигаться в направлении Варвара. Сначала медленно, но разгонялась. И едва они поняли, в чём дело, я уже неслась во всю и, врезавшись на огромной скорости, сбила Варвара с ног. Не теряя ни секунды, тут же развернулась на Мародёра. Явно не ожидавший такой прыти, он попытался нанести неловкий удар, но я прижала его своим щитом, постоянно двигаясь на него и просто молотя ударами сверху. Отстранилась, нанеся последний удар, развернулась на Паладина. Пробегая мимо Редорайдо, заблокировала стрелу от Рейнджера. Я так и не поняла, в кого именно он стрелял. Надеюсь, всё же в меня…
  Я быстро настигла Паладина и встретила того Двойным ударом, но высунулась больше необходимого: получила удар молотом по голове.
  — Святой крест! — ударил он во второй раз, что меня слегка развернуло вправо. Я перехватила Азот на обратный хват и из своего сложенного состояния резко нанесла горизонтальный удар. За спиной перехватила клинок снова на прямой хват, держа щит перед собой во время сего действа – очень сильно раскрывалась – после чего ещё раз рубанула сверху-вниз. Вот так надо крестом бить. Но это я выпендривалась, конечно, не в меру… Но его «крест» совсем мне урона никакого не нанёс, даже с учётом моей выживаемости.
  Я снова побежала на Варвара, но в этот раз своим бегом. Подбегая к нему, я сделала подкат – мимо меня просвистела очередная стрела – выставив щит, по которому Варвар тут же стал молотить. Я кольнула из-под щита, вынудив его немного отступить, после чего стала быстро подниматься, так и держа щит к нему, но в процессе подъёма сделала резкий разворот, рубанув с этого самого разворота, и понеслась дальше, на Мародёра. Тот был готов меня встретить ударом, но я выставила щит впереди себя и при приближении своевременно среагировала на атаку, после чего положила на верхнюю грань щита клинок и нанесла колющий удар, от которого он едва успел уклониться в сторону. Из своего положения я резко изменила движение клинка так, что получилось подобие режущего удара и полоснула ему по лицу, отчего Мародёр завыл. Вероятно, я в глаз попала. Чтоб он у тебя вытек.
  Я сама не могла нарадоваться, как я неплохо справлялась, но тут я глянула на Волшебника и Рейнджера и вспомнила, чем действительно должна заниматься. А последний уже стрелял. И не в меня, а в Редорайдо… Твою мать! Я ж не успею!…
  Выстрел срикошетил от большого щита Боевого Мага, что лишь чуть дёрнулся от удара, не нанеся ему видимого вреда. И сразу вслед за этим, весь до сего времени накопляемый заряд Редорайдо выпустил в землю. В том месте тут же образовалась трещина, что с огромной скоростью разрасталась в сторону Волшебника и Рейнджера, и едва она достигла точки между ними, с сильным подземным толчком нечто словно вышибло часть земной коры, образовав небольшую горку… нет, небольшой вулкан, из которого тот час стали раз за разом вырываться во все стороны магматические сгустки. Каждое такое извержение сопровождалось оглушительным звуком – неудивительно, что я приняла их за взрывы. Я уже поняла, что если те двое не отступят, то превратятся в пепел, и не стала терять времени зря: я стала нападать на ещё не пришедших в себя от увиденного ближников. Сначала на Мародёра, что был ближе всего ко мне. Затем на Варвара. Быстро приведённые в чувства ударами магического меча, они обратились в бегство. Что там Волшебник и Рейнджер? Тоже убегают. Паладин? Что стоишь, родной? Тоже хочешь огрести? Стоило мне начать двигаться в его сторону, как он стал-таки убегать, но я настигла его ударив сначала щитом с разбега, потом ударив ещё и Азотом с развороту по пояснице – так он и убегал, похныкивая.
  Фух… худо-бедно разыграли. Призванный Редорайдо вулкан отгромыхал своё и сложился в землю, каковой он и был до этого… Ох уж эта магия. Я посмотрела на Боевого Мага:
  — Знаешь, я бы долго смеялась, если бы кто-то при нашей первой встрече сказал, что что-то подобное произойдёт. Но ты и впрямь впору удивлять… Спасибо. Должна буду.
  — Да… да не стоит… — смутился Редорайдо. — Я ничего такого не сделал.
  Я стала кряхтеть, стараясь сдерживать смех. Я убрала меч и, взявшись за лицо, всё же рассмеялась. Грустным, или, возможно, даже истеричным, смехом.
  — Ты… — произносила я, — ты просто… до смешного прост… даже глуп… — я отсмеялась и вздохнула: — Глуп, скромен и отважен… Серьёзно, — я посмотрела на Боевого Мага. — Ты и раньше бросался в омут с головой, но сейчас ты мало того что в грязь лицом не ударяешь, так ещё и чужие шкуры сохраняешь. Можешь так не считать, но это мне впору тобой восхищаться, а не наоборот.
  — …Спасибо, — Редорайдо совсем смутился.
  — Полагаю, это-то в тебе белая и увидела, — отвела я взгляд, рассуждая. — И объяснила, как нужно качаться…
  — Нет… — ответил Боевой Маг.
  — В смысле, нет?! — вернула я взгляд на него.
  — …Она… не объясняла. Я сам… придумал.
  — Подожди-подожди, она же тебе с чем-то помогала, разве нет?
  Редорайдо смутился:
  — Ну… да… но… не с раскачкой. Она объяснила, что мне нужно хорошо представлять своего персонажа, чтобы развивать его… и рассказала, что в библиотеке я смогу узнать, что мне нужно. А ещё она сказала, что если я случайно запорю персонажа, то она мне поможет это исправить.
  — То есть ты раскачивался сам?!
  Редорайдо кивнул. Я была в шоке:
  — Охренеть, ты в натуре поражаешь… В таком случае, раз ты не руководствуешься советами белой, просвети мне один момент: откуда ты знал, что сможешь прочитать это своё Извержение раньше, чем Волшебник какую-нибудь отвратительную массовую хрень?
  — Извержение не очень долго заряжается. Другие заклинания… дольше. Мне вообще не очень нравится магия, если честно. Но у меня не было выбора…
  — Не было выбора? — подняла я бровь.
  — Да… Я… Я всё-таки… — он говорил так, словно вынужден был признаться в чём-то, в чём не хотел признаваться. — Я немного не… — он вздохнул и всё-таки признался, посмотрев на меня: — Я запорол персонажа.
  Это откровение в очередной раз за сегодняшний день повергло меня в шок.
  — Ты тоже?! — вырвалось у меня.
  — Ну… не то чтобы совсем… Просто… я думал, что Скорость поможет мне быть быстрее и бить… чаще. Так и получилось: я могу сражаться в ближнем бою… Но доспехи и щит слишком сильно замедляют… Движение… И я не могу… достать тех… кто убегает от меня… Но я не отступлю от своего. Я знаю, что смогу… что-то придумать… но сейчас приходится тяжелее… И я выкачал заклинания. Те, что читаются побыстрее… Я не могу так быстро бегать, как вы. Но зато могу использовать магию на тех, кого не могу достать…
  Впечатляет… Если я подвижный боец, за счёт чего могу маневрировать между несколькими противниками, то Редорайдо – боец совсем другого сорта. Он не может быстро перемещаться по полю боя, но зато может использовать свои заклинания, вынуждая противника сражаться на своих условиях… или и вовсе обращая того в бегство. По сути тяжеловооружённый магический воин…
  — Долбануться. И ты сам до этого додумался?
  — Угу, — кивнул Боевой Маг. — Я хотел сделать Огненного Рыцаря… такого, что сможет сражаться, несмотря ни на что…
  — Ну… У тебя пока получается.
  Редорайдо помрачнел. Кажись, я ляпнула лишнего…
  — Нет. Ещё нет, — покачал он головой. — Мне не нравится… Мне не нравится, что я такой медленный… Не могу перемещаться… как вы… И приходится прибегать к магии… Я понимаю, что любой герой имеет свои слабые стороны. Но я всё равно хочу своего Огненного Рыцаря. Именно такого, каким я сам его вижу…
  — Подожди… Что ты сейчас сказал? — чухнулась я.
  — Эм… Хочу Огненного Рыцаря…
  — Любой персонаж имеет слабые стороны!
  — А… Ну да… Так все же… И я… И вы… Я не быстрый… Вы… без магии…
  — Именно! И она тоже их имеет!
  — Ну… Наверно… — судя по всему, Редорайдо не понял, о ком я. Но действительно, как же я до этого до сих пор сама не додумалась! Эта грёбанная мегера тоже имеет свои слабости! И я, как никто, близка к тому, чтобы их разгадать! Тем более что многое она мне уже сама выложила…
  — Редорайдо, — обратилась я. — Спасибо. Ты даже сам не представляешь, насколько ты сегодня мне помог. Ты сам если что сможешь вернуться? — он кивнул в ответ. — В таком случае разреши тебя оставить. Я… У меня появилось срочное дело. И я непременно хочу им заняться прямо сейчас.
  — Эм… Хорошо… Удачи… вам.
  — И тебе, братюнь. И тебе, — после чего побежала в сторону города. Мне. Срочно. Нужно. В библиотеку!
  Раньше я считала чародейку неуязвимой для себя. Как бы я не пыталась, я даже догнать её толком не могла, не то что ударить. Не говоря уже о всех тех уловках, что она использует… Но сейчас ситуация совсем иная! Я теперь быстрее! И я знаю, что она использует для своих трюков. И чего не знаю, то можно вынюхать! Она Чародей. Использует Крестик Лечения и Накидку Скрытности. А откуда она берёт свой урон и как действуют её умения – обо всём этом я могу узнать из нужных книг. Так у меня реально появляется шанс против неё! А раз так, то я уже не позволю смотреть на меня свысока.
  «Что самое страшное в ошибках?»
  Да… Есть тут кое-что. И оно тупо в том, что сильный всегда прав, вне зависимости от того, как сильно он в натуре ошибается. Даже если… Даже если я неправа в своих убеждениях, если я смогу одолеть тебя, то это будет неважно. Ибо слово – звук, и вес имеет лишь у тех, кто в состоянии за него ответить. Именно поэтому, чародейка, помяни моё слово. Я найду тебя…
  …И убью.

  К оглавлению

  Сеттинг

Вы можете оставить комментарий.


Оставить комментарий