Глава 22. Безумная. Геноцидница.

  Глава 21. Удивительная. Кикимора.

  К оглавлению

  Сеттинг

  Я сражалась. Я ранила. Я убивала. Почему я это делала? Потому что должна. Кто, если не я?…
  — Тварина!
  — Скотина!
  — Мразь!
  — Проклятая инквизиторка!
  — Мать свою небось продала!
  Я постоянно слышу подобное о себе. Это… неприятно. Почему обо мне говорят такое? Разве я делаю что-то плохое?… Да… делаю. Я убиваю. Но ведь они также пытаются убить. Убить тех, кого я должна защитить… Так почему же?… Почему меня это задевает? Я ведь знаю, что поступаю правильно… Я помогаю людям… Сражаясь с другими людьми… Я запуталась. Я опять сомневаюсь. Почему?! Сколько можно?! Одни говорят, что я поступаю правильно, другие – осуждают! Я уже не знаю, должна я сражаться или нет! Мне больно! Адски! Невыносимо! Я сбилась со счёта, сколько уже раз теряла контроль над собой! И каждый раз после этого меня оскорбляют за спиной… Первые многого ждут от меня, и я боюсь, что не смогу оправдать их ожидания. Вторые презирают меня за то, что я помогаю первым… Почему никто не может относиться ко мне нормально?! Почему я опять сомневаюсь?… Почему… я…? Куроюно… напиши… пожалуйста…

  Начинало вечереть. Время наибольшей загруженности в кафе уже миновало, но нанятая Колином и Лаурой девушка продолжала торопливо метаться между столиками, то и дело оглядываясь. И без слов было понятно, что она предпочитает работу… тому, что в действительности должна была делать.
  — Знаешь… — обратился Колин к жене, — я, конечно, рад, что у нас такая трудолюбивая помощница… но если учитывать все обстоятельства нашей договорённости, то я начинаю чувствовать себя неловко…
  — Да… Пожалуй, — согласилась Лаура. — Я пойду поговорю с ней.
  — Эм, стой, подожди, — растерялся повар, но женщина уже направилась к девушке.
  — Стараешься изо всех сил, да? — спросила её Лаура.
  — Эм… — смутилась девушка. — Я что-то делаю не так?
  — Всё замечательно. Но не думаешь, что ты уже задерживаешься?
  — Ну… — растерялась. — Ну да, но… я ещё не… это…
  — Разве тебе не надо решать проблемы со своей семьёй? — внезапно спросила Лаура. Девушка не ответила, приняла серьёзный вид.
  — Я понимаю причину, по которой ты хочешь помогать нам, — продолжила женщина. — Но сама видишь: сейчас людей уже почти нет… Так что мы вполне можем справиться сами, — улыбнулась она. Девушка вздохнула:
  — Да. Вы правы. Извините, что лишний раз обременяю…
  — Давай, сходи, передохни и отправляйся. Ждём тебя вечером.
  — Хорошо. Спасибо. Хорошо сегодня поработали.
  — Да, ты тоже.
  Девушка поклонилась и направилась в дом, прошла мимо Колина, попутно повесив фартук, после чего вышла с общей кухни вглубь дома, вероятно, в ванную, чтобы умыться. Через некоторое время вслед за ней зашла Лаура.
  — С каких это пор вы так ладите? — первым делом спросил повар.
  — Просто я с ней поговорила и всё прояснила, — невозмутимо ответила его жена. — Так что у меня нет поводов в ней сомневаться.
  — И когда это ты успела? — поднял Колин одну бровь.
  — Ну… просто я зашла к ней в комнату…
  — Зашла всё-таки, да? — укоризненно посетовал муж.
  — Прости, — не стала откручиваться Лаура. — Просто я правда не могла позволить абы кому поселиться у нас.
  — Хмф… И что она тебе такого сказала, что ты изменила своё мнение насчёт неё?
  — Просто пояснила кое-какие детали своих обстоятельств, — уклончиво ответила жена. — И эти детали достаточно щекотливы, чтобы их скрывать.
  — То есть мне ты о них не скажешь?
  — Прости, — ещё раз извинилась Лаура. — Но это важно для неё. Пойми уж.
  — Хмпрф… — ещё раз недовольно вымолвил Колин, но новых вопросов не задавал. На его счёт Лаура не переживала: муж у неё понимающий. Если человек о чём-то не говорит, значит, у человека есть на то причины. Даже если этот человек – его собственная жена. Колин рассуждал именно так. Но при этом всегда ей доверял. За это Лаура по-настоящему ценит своего супруга и считает его образцовым мужем. Даже если в силу своих качеств он склонен доверять кому попало…

  …Хотя в кафе сейчас делать нечего, в других местах мне делать ещё более нечего. И вот в результате я бесцельно шатаюсь по Мияну в надежде на… не знаю… на что-нибудь, что обеспечит меня хоть каким-то занятием. Моё внимание привлекла стоявшая в тени дерева лавочка. Пойду присяду. Всё лучше, чем без толку бродить.
  Я подхожу к лавочке и сажусь. Причина, по которой сейчас не слышно ничего хоть сколько-нибудь мне полезного, банальна до смешного: анонсировали очередной ивент. И что характерно, как и в прошлый раз, люди стали его обсуждать. И что, мать его, так же характерно, информации об ивенте шиш да ничего. Это мода, что ли, у толпы такая? Чуть что начинать обсуждать каждый писк, что в достоверности и полноте своей немногим лучше случайного слуха?
  Я вздыхаю. И чему это я удивляюсь? Ведь, по сути дела, всё то же самое было в нашем прошлом мире. По ящику крутят фуфло-клип, называют хитом, и каждый второй имеет эту песню у себя в телефоне, плеере, и звучит она в итоге в каждой подворотне. Кто-то начал распространять тупую картинку с тупой подписью – всё, интернет-прикол, мем века. И люди этому вторят, продолжая распространять подобную хрень, но уже своими силами. Толпа. Как она есть. И пофиг бы мне было, да вот только этот второсортный шлак вытесняет то, что по-настоящему ценно, полезно или смешно. А окружающие ещё удивляются, почему я людей ненавижу…
  Ладно. В принципе, если немного подумать, то я могу найти себе занятие. В моих знаниях об этом мире, как и о сообществе игроков, в общем-то, тоже, многовато дыр. Стоит определиться с тем, что мне нужно знать, купить книги, в которых может оказаться нечто мне полезное, да за игроками понаблюдать где-нибудь. Возможно, даже удастся поворовать чей-нибудь лут. Занятие так себе, но, по крайней мере, не совсем пустое… И ещё бы… Я призываю книгу по недвижимости. И ещё бы с этим разобраться. Сейчас всё более-менее образовалось, но в будущем мне обязательно нужен свой дом. А у меня нет ни единой зацепки, как его себе организовать. Хотя нет. Одна есть. Существует два типа зданий, которые купить нельзя вообще никак. Первый – здания администрации городов. Ведь по сути дела получается, что владеющий таким зданием владеет всем городом. Коренные многое позволяют Призванным, но в данном случае это будет уже перебор, ибо позволит полностью перекроить город на свой лад и, если нужно будет, вытеснить самих Коренных из него. Опять же Серые Стражи связаны с какими-то конкретными людьми в администрации и природу их этой связи требуется держать в строжайшем секрете. Почему-то. Если честно, мне интересен этот аспект. Ведь действительно, не так много известно об этих серых увальнях, что при необходимости с недюжей прытью подрываются на защиту Призванных или Коренных. Ведь если они такие сильные, почему бы не нанять их побольше да изгнать местную нечисть с континента своими силами? Зачем потребовалось прибегать к Призванным, чтобы они сражалась с нечестью, и в то же время прибегать к Серым Стражам, чтобы они регулировали Призванных, вместо того, чтобы драться самим? У меня, конечно, есть кое-какие догадки, но всё равно это как-то слишком сложно…
  Второй тип зданий, который нельзя покупать, это Гильдии Авантюристов. Тут всё ещё банальнее – Гильдия выступает своего рода посредником между Коренными и Призванными, потому отдавать власть над Гильдией – значит отдавать власть над связью Коренные-Призванные и, как результат, перевешивать чаши весов в сторону последних. Не говоря уже о том, что Гильдия предоставляет слишком уж большое количество услуг для Призванных. Чтобы всё это оказалось сосредоточено в руках лишь у одного из них?
  Я закрываю книгу и начинаю смотреть вверх, на листву нависающего надо мной дерева. Иными словами, моя единственная зацепка является тупиковой. Два типа зданий, которые Призванные никак не могут приобретать, но не могут они их приобретать потому, что это даст им слишком много власти даже не над другими игроками и не над конкретным городом – такая власть, будучи сосредоточенной в руках у одиночки, способна оказывать эффект на весь игровой мир. Это, безусловно, привлекает. Но не один уважающий себя гейм-мастер не предоставит подобную власть одному лишь только игроку. Если, конечно, не будет стремиться уничтожить игровой мир как можно скорее… От самой вероятности подобного исхода меня, если честно, в дрожь бросает… Но вроде бы в формулировках всё чисто. То есть нет значит нет. По этой же причине и у меня нет шанса получить подобное здание себе в распоряжение. Не то чтобы оно было мне так уж нужно, в конце концов, мне нужна лишь стабильная крыша над головой… И не более… С другой стороны… своя Гильдия Авантюристов… своя администрация… свой собственный город… Исходя из правил Гильдии Авантюристов, это исключено… Но что если… Что если найти способ…?
  — Здоровеньки! — нависла надо мной морда. В ту же секунду я телепортируюсь в точку над этим человеком, сразу выхватив меч. Приземлившись прямо на него, упершись коленями в спину и схватив за шиворот, я держу клинок у его горла…
  — Белоснежка… — прохрипел он, — остынь… это я…
  Это был Дерек. Я спрыгиваю с его спины и убираю оружие.
  — Чё нервная-то такая? — спросил он, потирая шею.
  — Не люблю, когда подходят сзади, — отвечаю я.
  — Ну, если в детали вдаваться, то было не сзади, а сверху…
  — Тем более!
  — Могу в следующий раз по головке погладить, чтоб задобрить. Пойдёт?
  — Руку отрежу! Нормально обратиться религия не позволяет?!
  — Скорее понятие дружеского приличия.
  — В Вашем понятии приличия не хватает приличия!
  Дерек усмехнулся, но не ответил и принял серьёзный вид. Похоже, он по делу. И я догадываюсь, по какому. Вздохнув, я обхожу лавку, поднимаю с сидения свою книгу и отряхиваю:
  — О чём Вы хотите меня попросить? — спрашиваю я, переместив книгу в инвентарь.
  — Ну… — протянул Дерек. — Примерно то же самое, чем обычно ты занимаешься. Как я и обещал. Но прежде, чем я перейду к делу… Скажи, как много ты знаешь о положении с гильдиями сейчас?
  Хороший вопрос. Я знаю, что люди уже активно собираются в гильдии. И до меня даже доходили слухи, что некоторые уже успели отличиться. Но помимо этого:
  — Не так много, — признаю я. Дерек недовольно прорычал:
  — Ладно. Обрисую в общих чертах… Как ты, наверно, знаешь, чтобы основать гильду нужно пять человек и сотня золотом. Сумма приличная, но подъёмная. Тем более если скинуться. Оттого гильдий расплодилось видимо-невидимо…
  — Дайте угадаю. Добрая половина уже развалилась.
  — Непривычно слышать, как ты перебиваешь, но да, так и есть, — ожидаемо. — Правда, это к нашему делу особого отношения не имеет. Видишь ли, не только нубло собиралось в группы, но и более-менее адекватные личности. И их гильдии, что характерно, более стоические. Обиженки из распущенных, как правило, оседают уже у них. Таким образом, некоторые нынче уже вполне в состоянии диктовать условия и не позволяют влиять на себя с лёгкостью. Как это делаешь ты или я.
  Иными словами, появились большие и организованные группы, люди в которых уже не будут мельтешить и паниковать словно муравьи, едва один оказался убит. Скорее всего, для сражения с врагом они будут координироваться вне зависимости от того, кто это враг: одиночка или другая такая группа. Проще говоря, моя жизнь в скором времени начнёт усложняться. И стремительно… Об этом явно следует разузнать как можно скорее. И принять меры. Даже забавно: до того, как Дерек меня нашёл, у меня было полно свободного времени, зато теперь сколько дел-то появилось!
  — Но, как ни странно, — продолжил он, — напрягает даже не организованная такая, а наоборот – дурная. Состоит из полных бомжей, но будучи толпой на локациях, они навязывают свои условия. И что, чёрт подери, характерно, притеснённые в половине случаев вступают к ним, усугубляя проблему. По-хорошему накостылять бы им, но их уже реально слишком до хрена…
  — То есть мне нужно надавить на лидера?
  — А ты думаешь, я сам об этом не догадался?
  Действительно. Вот кто-кто, а Дерек в том, что касается подлых трюков, мастер. Думаю даже, что он рассматривает нечто подобное в первую очередь.
  — Я в первую очередь попытался прижать говнюка к стенке, — он сам это сказал! — Но не тут-то, нахрен, было, — недовольно выругался Разбойник. — Их защищает какая-то безумная мымра, — раздражённо выдохнул. — Мы с ребятами еле ноги унесли.
  — То есть мне нужно позаботиться об этой… кем бы она там не была?
  — Отвадить, если быть точнее. Сделать так, чтобы она перестала их защищать. И не возвращалась ни при каких обстоятельствах… Понимаешь, мы не можем просто смять их, ибо слишком много. А эта инквизиторша не даёт нам делать то, что мы обычно делаем…
  — Стоп… Инквизиторша? — не может ли это быть…
  — Да… А что? Уже встречалась?
  — И гильдмастера зовут Лаурен?
  — Да… Полагаю, ты что-то слышала.
  Вот оно что. Больше мне ничего не надо знать. Я разворачиваюсь и начинаю уходить…
  — Эм… Белоснежка? — озадачился Дерек. Я останавливаюсь:
  — Это всё, что мне сейчас надо, — проговариваю я через плечо. — Остальное узнаю самостоятельно.
  — То есть ты берёшься? А то я и другую работу мог бы найти…
  — Нет, мне подходит.
  — Да? Хорошо… Хочешь, могу просветить тебя по деталям, — не очень-то уверенно проговорил Дерек. — Сколько их, чем пользуются…
  — Не нужно, — отрезаю я. — Всё, что мне потребуется, это небольшая помощь от Вас и ваших… сторонников.
  — Эм… Ну окей… В пределах нормы, но я и мои ребята в твоём распоряжении…
  — Дайте мне два часа. Потом буду ждать Вас здесь, — проговариваю я, после чего продолжаю свой путь. Всё, что мне нужно, я узнаю самостоятельно. Дальше я найду их, заставлю Дерека сделать так, чтобы никто нам не помешал, и решу всё. Самостоятельно.
  Ежедневные происшествия отодвигают личное на второе план… Но сейчас… самое время. Да, самое. Обычно я убиваю из соображений целесообразности. Чтобы не дать забыть зазнавшимся о том, в каком они положении в действительности. Сейчас же я буду убивать не ради других людей. Сейчас я буду убивать ради себя. Ради собственных эгоистичных желаний. Ради той злобы, что переполняет меня. Заставляет дрожать. И лишь усилием воли сдерживается от того, чтобы первый встречный не оказался убит просто потому, что попался под руку.

  Дерек смотрел вслед уходящей девушке. Он полагал, что знал о ней если не всё, то по крайней мере многое… но сиё предположение только что оказалось вдребезги разбито. Её тон не менялся на манер, как ему свойственно меняться, когда она пытается запугать. Нет, она всё это говорила спокойно. Но нотки, что он почувствовал… То было не безумие или гнев, а самая настоящая жажда убийства. Эти нотки не то что напрягли Разбойника, они откровенно испугали его!
  И вот она удалялась. Даже не торопясь. И сейчас Дереку было не по себе даже не от картины холодных ответов в его памяти, а от того, что он видел прямо сейчас перед собой: каждый шаг девушки покрывал землю в небольшой области в момент разраставшимся инеем…

  Меня снова отправили на разведку. В опасные районы. Туда, куда никто из гильдии Лаурена не хотел отправляться. Всё как обычно: иду, куда говорят, делаю, что велят. Ибо кто, если не я?… Но почему я чувствую себя настолько отвратно…? И лишь одна только мысль согревает меня. Куда бы я не ушла, Лаурен найдёт меня. И я верю в это… Хочу верить.
  Я была удивлена, но формирование гильдии привлекло много людей на нашу сторону. Мне стало казаться, что в действительности Лаурен знает, что он делает. Но в последнее время меня одолевают сомнения. Снова. Мы защищаем тех, кто не может защитить себя сам. Разумеется, нашлись те, кому это понравилось. Но… почему их так много? Практически каждый, кого я вижу, кто не с нами, тот против нас. Что я делаю такого запретного?!
  Я видела их взгляды. Меня ненавидят. Меня презирают. Но почему? Ведь мы не нападаем на них. Мы не сражаемся с ними… Но они не любят нас. Нашу гильдию. Они ненавидят меня. Желают, чтобы я исчезла. Почему?… Я знала, что будут враги… Но они же обычные игроки… Как и мы… Только самостоятельнее… Так почему они не любят тех, кто собирается вместе только потому, что слабее? Почему они не любят меня, кто просто защищает их от тех, кто сильнее? Почему?…
  Те же, кто к нам присоединяется… они правда не в состоянии сражаться самостоятельно. Так у них появляется возможность качаться там, где бы сами не смогли. Казалось бы, мы делаем благое дело. Но почему мне кажется, что что-то с этим не так? Почему…?
  Предо мной вспыхнуло небольшое сообщение… От кого? От Лаурена?!… Как? Почему?… Это всего лишь просьба вернуться… Но мне стало не по себе от неё… Почему я в ней вижу… ложь…?
  Я стала возвращаться. У меня ушло на это некоторое время, но я добралась до группы Лаурена без каких-либо происшествий.
  — Наконец-то, — увидел он меня. — Тут что-то какие-то парни скапливаются… Мне они не нравятся. Проследишь за ними?
  Это… несложно… Но:
  — Почему вы здесь? — спросила я. Лаурен с ребятами значительно отдалились от основной массы гильдии.
  — Ну не всё же нам перебиваться качем на мелочи, правильно ведь?
  — Это… не опасно?
  — У нас же есть ты. Тебя боятся. Да и ребята не очень далеко. Просто в другой группе…
  — В другой группе…? — опешила я. — Почему?!
  — Ну… — замялся Лаурен. — Мы же не хотим случайной агрессией навести опасность на ребят, не так ли?
  Это… разумно… но всё равно. Этого бы не потребовалось, если бы качались все вместе. Зачем так рисковать? Зачем разделяться на разные группы? Я не понимала… Не хотела понимать… Почему я сомневаюсь…?
  Я оглядела группу Лаурена. Помимо него я никого в ней не знала… даже их имён. Я знала только их классы: Волшебник, Боевой маг, Часовой, Рейнджер и Мечник. И… они мне не очень нравились. Я была не против защищать слабых… но кто они мне? Зачем они мне? Сражаться только ради Лаурена?
  — Ступай, Аканэйро. А то они правда беспокоят…
  — Лаурен… — негромко позвала я. Он немного опешил от того, что я перебила.
  — Что такое?
  — Ты говорил, что придёшь за мной… — высказала я то, что было у меня на уме. Лаурен растерялся:
  — Это… Аканэйро… Ты же… понимаешь наши обстоятельства, да ведь?
  Я смолчала. Не то чтобы я не понимала. Но он же говорил… что всегда придёт за мной… в случае чего…
  — Тебя это сильно расстроило? — спросил он.
  — Нет, — солгала я. — Пойду.
  — Рассчитываю на тебя, — донеслось мне вслед… Так всегда. Я иду, куда говорят. Делаю, что велят. Но почему в этот раз я не хочу этого делать?! Почему мне кажется… что вокруг меня… сплошная ложь…?

  — Слушай, как бы ты не хотела, я ничем больше не могу тебе помочь! — убеждал трактирщик. — Клянусь.
  — Зато плату взяли не задумываясь, — упрекаю я.
  — И ты вправе получить за неё информацию. Но хвойные же деревья, тебе и то надо узнать, и это, и сколько человек, и где собираются, и где они сейчас, и в каком количестве… Да кто вообще может знать такие детали?!
  — Хороший информатор. Коим Вы, по всей видимости, не являетесь. Всего хорошего, — я отхожу от стойки и выхожу из таверны. Очередной и, вероятно, последней.
  Я вздыхаю. За прошедшее время не так много удалось узнать. А время – я достаю часы на цепочке и рывком открываю их – а время меж тем уже поджимает. Назначенные мной два часа скоро пройдут, а я до сих пор ни черта не знаю из того, что мне нужно. Я закрываю и убираю часы; при таких обстоятельствах я банально не успею подготовить план… Твою муть. Может, всё-таки стоило согласиться на информирование со стороны Дерека? Да тоже не хочется быть ему обязанным больше необходимого. Нужно узнать самостоятельно. Даже если придётся идти на риски.
  Люди, принадлежащие к какой-либо гильдии, носят герб этой самой гильдии. Он отображается на спине, также есть небольшой значок на груди. Кроме того, знак отображается на щитах и плащах, если те экипированы. При запросе информации с этого знака можно получить название гильдии. И, нахрен, всё. Трактирщики тоже многого не знают. Всё, что мне удалось накопать, это то, что нужная мне гильдия называется «Гринлаянс», а их герб – зелёный лев на чёрном фоне. Вообще говоря, если разбирать их название как транслит, то получится нечто вроде «Зелёные львы», и обескураживает один только факт, что пачка тупых, бесхребетных, криворуких трусов смеет себя львами величать. «Зелёные хомячки» или «Лемминги» им бы подошло куда больше.
  Самый верный вариант достать информацию – обратиться к члену самой гильдии. Но обо мне уже многие наслышаны, да и Лаурен меня знает, потому, если пройдёт слух, есть риск, что он примет меры. С другой стороны, чем больше гильдия, тем сложнее ей управлять и понимать, что в ней происходит. Даже если толки и пойдут, то, скорее всего, к тому времени, как этот Лаурен поймёт, в чём дело, будет уже поздно. Если, конечно, мне не «повезёт» натолкнуться на кого-нибудь, кто к нему близок… Но была не была.
  …На поиски подходящей группы из гильдии ушло некоторое время, но вот эти ребята выглядят говорливыми. Авось выложат всё. Я подхожу к ним:
  — Извините, — обращаю я их внимание. — Не расскажите мне про свою гильдию?
  — А тебе зачем? — твою ж, меня беспокоила возможность именно этого самого вопроса. — Вступить хочешь?
  — Да, — не задумываясь отвечаю я. Нужно будет потом как следует помыться, чтобы очиститься от этой мерзкой лжи. Но так, по крайней мере, мой интерес приобретает невинный смысл.
  — Ну да, действительно, — посмеялся ответивший мне парень. — Зачем же ещё спрашивать? — действительно… зачем… — Идите, — обратился он ко своим. — Догоню, — те пожали плечами и пошли. — Ну-с. А зачем вступить-то хочешь? Качаться тяжело? Билд запорола?
  — Да, — снова нагло вру я. — Типа того, — добавляю, чтобы выглядело естественнее.
  — Хех. Ты не первая такая, — снова посмеялся парень. — Но даже так мы, конечно, всегда рады пополнению, но ГМ у нас берёт только тех, с кем разговаривал лично. Впрочем, я могу замолвить словечко…
  — Нет, — резче, чем стоило бы, отвечаю я: у меня аж внутри всё перекрутилось, ибо в этот самый момент чуть было не пошло кувырком абсолютно всё. — Я считаю важным, чтобы люди строили мнение друг о друге при личной встрече, а не с чужих слов.
  — Хм… Как знаешь. С какой-то стороны это даже правильно…
  — Так где я могу его найти?
  — Как я понял, они сейчас в каком-то хвойном лесу туда ближе… — стал махать рукой.
  — К Северным Землям?
  — Ну да, только чуть-чуть в сторону…
  Чуть-чуть в сторону, говоришь… Я знаю один хвойный лес.
  — Примерно на севере-востоке отсюда? — спрашиваю я вслух.
  — Да-да, примерно так!
  — Но насколько я знаю, Серых Стражей там почти нет, — пытаюсь я сделать так, чтобы мой интерес выглядел как можно более невинным. — Это не опасно?
  — Серых… Стражей? — озадачился парень, потом понял: — А этих. Ну да, их там нет. Но зато там наших полным-полно. Обидеть не должны… Только тебе там поискать придётся. Просто они, как я понял, в двух группах…
  — В двух группах?
  — Ну да. ГМ со своими в одной, а остальные в другой… Так что тебе поспрашать придётся…
  Две группы… Зачем? Это предосторожность или… или он обнаглел настолько, что даже качается отдельно, полагаясь на более способных, а не на толпу, как раньше? Если последнее, то этот урод вообще страх потерял!
  — Понятно, — я изо всех сил пытаюсь не выдавать свои мысли, что давалось мне с трудом. — Спасибо, пойду искать.
  — А ты сама справишься?
  — Да, вполне.
  — А то я мог бы поговорить с ребятами, сопроводили бы тебя…
  — Не хочу вас беспокоить без причины.
  — Как знаешь… Ну ты это… Обращайся, как вступишь… Покачаемся вместе… — упаси бог!
  — Хорошо, — в очередной, надеюсь, в последний, раз нагло вру я. — Всего доброго.
  — Давай… удачи… — озадаченно проговорил он вслед. Мне оставалось только надеяться, что он не выдаст меня ненароком. Вдруг в момент разболтает всем вокруг, описав мой внешний вид в точности… Лишняя тому причина начать действовать как можно скорее.
  Я подхожу к лавочке под деревом, у которой мы с Дереком должны были встретиться, но того ещё не было. Полагаю, я несколько раньше запланированного, но так даже лучше. Я призываю одну из купленных недавно книг. Ту, что по Инквизиторам. Нет сомнений, мне придётся драться с Аканэйро. А я помню, насколько она опасна. И дело даже не в Лечении – судя по всему, её билд в принципе рассчитан на уничтожение врага через урон себе. Вероятно, основу составляет Божественное возмездие. При обычных обстоятельствах оно лишь добавляет немного чистого святого урона к базовым атакам или атакам, которые используют механику базовых, вроде Двойного удара Бойцов или Святого креста Пилигримов. Но численное значение этого урона можно ненадолго увеличить в соотношении от полученного. По такому же принципу работает механика отложенного урона: после получения повреждений часть урона персонажу проходит сразу, а часть – в течение нескольких секунд, за которые можно вылечиться, щит на себя наложить или ещё что-нибудь в этом же духе. И что характерно, чем больше прошло времени с момента последнего прилетевшего удара, тем меньше периодического урона будет дожигать. Механика Божественного возмездия аналогичная, хотя суть кардинально другая. Каждое получение повреждений увеличивает урон на этом бафе, который плавно проходит на протяжении нескольких секунд до своего стандартного значения. И если Аканэйро получит огромный взрывной урон, после чего резко выхилится и продолжит сражение, последующие несколько секунд она будет просто рвать врагов на куски чистым уроном, от которого никакая броня не поможет… Мда. И впрямь Божественное возмездие – раз готов ранить другого, то будь готов и быть раненым. Балансных моментов в этой механике два. Первый – элемент этого урона – святость, а она бьёт в пониженном значении от своего базового по всем другим, кроме тьмы. Но даже так: при мне она пустила тигрочеловека на шашлык, а потому мне страшно даже представить, что она способна сделать с демонами и нежитью… Второй нюанс – урон, что накапливается на бафе, учитывается только такой, что проходит непосредственно по здоровью Инквизитора и уже после всех порезок за счёт брони, сопротивлений и тому подобного. Проще говоря, если одеться в тяжёлую броню и защищать себя разными щитами, то урон копиться как следует не будет, и толка в этом примерно никакого. Иными словами, Инквизитор, играющий через этот скилл, обречён на постоянную и невыносимую физическую боль, и именно через это Аканэйро и проходит… Я раздражённо вздыхаю: любой нормальный человек стал бы отговаривать своего знакомого от использования подобной схемы. Тот факт, что она до сих пор её применяет, говорит об обратном. От одной только этой мысли я хочу оторвать ноги этому Лаурену!
  И хотя перспектива получить удар, усиленный Божественным возмездием, действительно пугает, тем более, что я как раз специализируюсь на взрывном уроне, для меня оно вряд ли будет представлять опасность. Насколько бы её атаки не были сильными – всё бесполезно, покуда она не сможет попасть по мне. Другие умения Аканэйро при мне не использовала, но она боец, потому если они и будут, то наверняка преимущественно из физических умений Инквизитора. Правда, уклониться от большей части также не должно быть особой сложностью. Меня беспокоят только два навыка. Первый – Печать немоты. Следующая атака оружием ненадолго накладывает немоту, прерывая каст. От этого также можно уклониться, но особенность умения в том, что пока весит эта Печать, к кастующему можно блинкануться с этим ударом. Проще говоря, мне, будучи в зоне видимости Аканэйро, строжайше противопоказано использование Заморозки и Молнии. А Буран так вообще верная смерть. В зависимости от ситуации Лёд кастануть всё-таки можно: его время произнесения крайне короткое. Сомневаюсь, что она успеет наложить на себя Печать за это время. Другое умение – магическое, но я очень сильно сомневаюсь, что кто-либо, кроме Аканэйро, вообще посмотрит в его сторону. Называется «Великий крест», и оно наносит довольно серьёзный магический урон элементом святости во внушительной области вокруг себя в форме креста. Идеальное умение зачистки против нежити, но проблема в том, что кастер тоже получает этот урон. И это есть та причина, по которой ни у кого из Инквизиторов не стоит ожидать сего умения. По этой же причине на него могла обратить внимание сама Аканэйро. Я очень сильно беспокоюсь, как бы оно у неё действительно не оказалось: не вижу возможности быстро выйти из радиуса действия умения, если я в ней окажусь и у меня не будет на этот момент Телепортации. Можно было бы её приберечь, но… боюсь, Аканэйро не единственная, с кем мне придётся сражаться.
  И отсюда уже начинаются проблемные стороны моей идеи. Чтобы Аканэйро перестала защищать этих уродов, нужно показать ей, что её пребывание с ними делает только хуже. Каким именно образом это сделать, я ещё точно не знаю. У меня пока только домыслы на этот счёт. Но вне зависимости от конкретных действий одно неминуемо: мне придётся драться не только с Аканэйро, но и с её ближайшим окружением. Не имея при этом доступа к половине своих умений.
  — Йо, Белоснежка, — махнул рукой Дерек. — Звиняй, опоздал. Нужно было подготовить почву да оповестить всех. У тебя же уже есть какой-то план, не так ли?
  Я захлопываю книгу. Преувеличением будет назвать это планом, но то, что мне нужно конкретно от вас, Дерек-сан, решено абсолютно точно.

  Люди, о которых говорил Лаурен, просто качались рядом. Они не проявляли враждебности, но меня старались избегать… Учитывая, как ко мне относятся, вряд ли это можно считать странным. Но не могу сказать, что меня не беспокоит их расположение… Словно так, чтобы окружить нас. Или мне это кажется? Или они впрямь что-то задумали? Не понимаю… Хочу ли понимать? Должна ли понимать…?
  Я была слишком поглощена наблюдением за окружением и собственными мыслями, когда поняла, что произошло. Кто-то напал на группу Лаурена. Я тут же побежала на выручку… но правильно ли я поступаю…? А как же те, кто вокруг…? ПОЧЕМУ Я ВООБЩЕ ОБ ЭТОМ СЕЙЧАС ДУМАЮ?! Что со мной?!
  Я подбежала к Лаурену:
  — Всё в порядке?
  — Да… — недовольно буркнул тот. — Вон он обездвиженный. Кажется, один. Просто прикончи его уже…
Там действительно был один Мародёр, обездвиженный стрелой в ноге. Но один ли он на самом деле?… Да почему я опять пытаюсь что-то обдумывать?!
  Я побежала к Мародёру, как обратила внимание, что нашего Рейнджера поразила молния. Я тут же остановилась. Это засада? Здесь маг?! В тот же миг с огромным набором неприятных чувств меня резко по шею заковало во что-то ледяное… Это и есть лёд! Где-то здесь точно прячется маг!
  — Как дела, Аканэйро-сан? — послышалось у меня за спиной, и я, сколько позволяла заморозка, повернула голову… едва ли поверив в увиденное. — Всё ли у Вас хорошо? Про меня не забыли?!
  Сзади была девушка в белом… Та самая. Она вызывающе стояла спиной ко мне, подобно мне, повернув лишь голову. Я не полностью видела её лицо, частично скрытое рукоятью её меча и набалдашником её жезла, что были у неё на спине. И говорила она так же вызывающе… нет, даже язвительно.
  Едва я смогла вырваться из заморозки, как сразу же почувствовала нестерпимую леденящую боль от рассекающих спину ударов. Я взвизгнула, но собралась и взмахнула клинком назад наотмашь, но девушки уже не было… Убью, убью, УБЬЮ!… Нет, только не снова! Взять себя в руки!… Но надо ли…? ДА ЧТО СО МНОЙ НЕ ТАК?!
  Девушка проскочила прямо под моей рукой, но ударить снова или догнать её я просто не могла: что-то меня замедляло. Несильно, но этого было достаточно, чтобы я не могла поспеть за ней. Освободив руку от ножа, я стала вылечиваться, всё ещё пытаясь её настигнуть. А девушка уже порядочно убежала и со всего разгона прыгнула на Часового, поразив того ударом. От неожиданности он упал, и девушка, сидя на нём верхом, стала с огромной скоростью его протыкать раз за разом… Нет, пожалуйста… ОСТАНОВИСЬ!

  — В смысле, отвлечь? — не понял Дерек.
  — В прямом, Дерек-сан, — ответила «Белоснежка». — Мне нужно, чтобы вы их отвлекли. Они там в двух группах: основная масса, где большая часть гильдии, и небольшая, где Лаурен и, полагаю, Ак… та Инквизиторша. Мне нужно отрезать их друг от друга и сделать так, чтобы эти группы не воссоединились. Ни при каких обстоятельствах…
  — Ты спятила? Я тебе, кажись, говорил, что их там больше, чем червей на дороге во время дождя!
  — Я не прошу их убивать. Просто отвлечь.
  — И как ты себе это представляешь?
  — Просто, — осекла девушка. — Выделите людей… желательно, чтобы их составляло не менее трети от всех… которые способны напасть и убежать при этом… Проще говоря…
  — Разводил, — понял Дерек. — Это не проблема. Многие у нас привыкли заниматься подобным. Но всё-таки, что у тебя на уме?
  — Нужно чтобы эти одиночки напали по всей протяжённости, где качается большая группа, и убегали в сторону от малой, тем самым отводя.
  — И ты думаешь, такой детский трюк проканает?
  — Нет, — холодно ответила «Белоснежка». — Именно поэтому нам нужны остальные две трети от всех людей. Им нужно будет имитировать бурную деятельность: поливать окрестности массовыми умениями, вести заградительный огонь… Короче, любым способом дать понять, что их больше, чем на самом деле.
Дерек задумался. Кажется, он понял, что она задумала. Но то был риск и не малый.
  — Думаешь, сработает? — спросил Разбойник.
  — Не вижу причин, почему не должно, — высокомерно заявила «Белоснежка». — Люди – трусливые, эгоистичные создания, думающие в первую очередь о лёгких путях. Особенно характерно это для тех, кто сбивается в кучи. Видя, что с одной стороны с большей долей вероятности им покажут, где они, раки, должны зимовать, наверняка найдутся те, кто побежит в сторону одиночек. Остальные же побегут следом, ибо сработает старый добрый стадный инстинкт. Толпы тем и характерны, что ими легко манипулировать. Причём они настолько невежественны, что не будут даже этого осознавать, — вскинула «Белоснежка» голову.

  — Ну здрасьте, уроды, — поднялась девушка. Её одежда и клинок были в крови – Часовой точно был мёртв.
  — ТЫ?! — взвизгнул Лаурен.
  — Именно, — оскалилась она. — Скучал? — взмахнула оружием, стряхнув от крови. — Не переживайте. Я с удовольствием наверстаю упущенное… ОТРУБАЯ ВАШИ КОНЕЧНОСТИ ОДНУ ЗА ДРУГОЙ! — пришла она в ненормальный восторг… ДА ЧТО С НЕЙ НЕ ТАК?! Она… Она… Она БЕЗУМНАЯ!… В этот самый момент на ум пришли слова, словно сказанные голосом Куроюно: а я разве не такая?
  Я была слишком поглощена мыслями и упустила момент: девушка уже неслась на меня, и едва я успела неуклюже замахнуться, она пронеслась с боку, ударив дважды. Ненормальная боль от колющего сзади – клинок вылез у меня из живота! – после чего девушка резко вырвала оружие, а мой удар назад не достиг цели… Где она? И что меня так замедляет?!
  Я начала истерично оглядываться, пытаясь понять, куда она опять убежала. Но, как и в прошлый раз, девушка смогла быстро разорвать дистанцию и уже приближалась к Рейнджеру. Едва настигнув его, атаковала, проскочив ему за спину, стала засыпать ударами сзади, едва ли не вырывая части плоти. Ещё один рывок с атакой – тело бедолаги развернуло в воздухе – после которого девушка ещё чуть проскользила по земле, оказавшись примерно между всеми нами. Неужели я просто так и буду смотреть как люди умирают?!
  — Ну же, ребят, — развела девушка руки в стороны. — Вот я, возьмите меня! — она начала крутиться. — Или вы боитесь? — и ещё издевается!… Но парням явно было страшно. Ведь она только что убила двоих. Внезапный крик боли перепугал меня до полусмерти. ДА ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИСХОДИТ?!
  — А вы думали, я здесь в одиночку? — посмеялась девушка. Напали на сей раз на нашего Волшебника. Я тут же подорвалась в его сторону, как почувствовала каст. Я резко развернулась, уже наложив Печать немоты на оружие, но каст уже пропал. Так быстро?! Я мало того, что не смогла реализовать Печать, так ещё поскользнулась и упала, больно ударившись об… лёд? ОПЯТЬ?! Кое-как поднимаясь по скользкой поверхности, я уже чуть ли не ревела от собственного бессилия… Сколько можно?! За что она так со мной?!
  — А, а, а, Аканэйро-сан, — неодобрительно проговорила девушка, описывая передо мной полукруг, скользя спиной вперёд, словно на коньках. — Что это Вы удумали? Не делайте больше подобных резких движений, — девушка резко развернулась и с большой скоростью начала скользить в направлении Волшебника. Я смогла подняться, но шансов догнать её у меня не было никаких. Да я едва удерживала равновесие на этом проклятом льду! Девушка же со всей своей скорости влетела на бедолагу, пронеслась мимо него, с голубым взмахом поведя за собой в воздухе кровавый шлейф, что едва только развеялся, как она снова начала атаковать несчастного. Дольше, чем в прошлый раз, но помешать ей не мог никто: Волшебник был последним дальнобойным участником нашей группы…

  — Ну окей, допустим, группы мы разделим, — пытался Дерек сохранить хладнокровие. — Но как ты собираешься справляться с Инквизиторшей и теми, что при ней?
  — А вот с этого момента и начинаются настоящие сложности, Дерек-сан. Фейс-ту-фейс у меня против них нет ни шанса. Именно поэтому эту группу также нужно отвлечь.
  — Ты уже многовато просишь, не думаешь? — проговорил Разбойник.
  — Боюсь, что ни у Вас, ни у меня нет особого выбора, Дерек-сан. Если Вам будет от этого легче, могу заверить, что большую часть рисков я возьму на себя.
  — И как ты собираешься их взять?
  — Точно так же, как я это делаю обычно, — горделиво заявила «Белоснежка».
  — Что нужно сделать? — вздохнул Дерек, не удовлетворённый ответом.
  — Примерно то же самое, что и с большой группой, — уклончиво ответила девушка. — Разница, а также первая сложность, тут в том, что нужно не столько уводить, сколько собрать как можно больше внимания с этой группы. А в идеале ещё и контроля.
  Дереку это было не по душе. Кто бы не вызвался на эту задачу, он будет рисковать своей шеей.
  — Ты можешь дать мне гарантию, что человека потом не порубит на куски эта геноцидница?
  — Ммм, — показушно задумалась девушка. — Да. Я могу дать такую гарантию. Как только я увижу, что тянуть больше нельзя, я вмешаюсь. И вмешаюсь с собственным контролем и напрямую на Инквизиторшу. Так Ваш человек сможет спастись. Очередной нюанс тут в том, что это не единственное, что необходимо сделать.
  — Не единственное?
  — Да. Оказавшись с частью своих умений на перезарядке, а также с учётом эффекта неожиданности, у меня будет мощное преимущество. Но оно скоротечное. Нужно продолжать на них давить. Заставить их бояться. И допускать глупые ошибки.
  — То есть нужно продолжать нападать? — предположил Дерек.
  — Нет. Достаточно напасть ещё только раз. В придачу к первому. Остальное сделают их собственные опасения. Страх потенциальной атаки. Непонятно от кого, непонятно когда и непонятно откуда. Будучи в ловушке своего собственного маленького сознания, они не сильно воспрепятствуют мне остаться наедине с… теми, кто меня интересует больше всего, — с маниакальной полуулыбкой запрокинула девушка голову.

  Лаурен стал истерично набирать сообщение. Очевидно, зовёт на помощь. И почему я не в состоянии что-либо сделать сама?!
  — Бесполезно, — громко и вызывающе сказала девушка, испугав того. — Я же говорю: я здесь не в одиночку. Неужели ты всерьёз думал, что твоё жалкое подобие на гильдию защитит тебя хоть от чего-то? Вы лишь гниль на теле сообщества Призванных. Грязь, возомнившая, что имеют те же права, что и по-настоящему выкладывающиеся игроки, только потому, что сбились в кучу. Нет. Сколько бы амёб вместе не собралось, они останутся амёбами. Ничтожными и бесхребетными!
  Эта девушка… Она пугала… даже меня. Я должна что-то сделать. Я должна как-то её остановить!
  — Но разве плохо, что мы собрались вместе? — я должна… Должна!… Но кому? И почему?… Девушка лениво перевела на меня взгляд:
  — Мне казалось, что Вы из тех людей, кто просто делает, что им говорят, Аканэйро-сан. Разве не об этом Вы мне рассказывали?
  Да… Я всегда делаю, что мне говорят. Но почему я так делаю? И почему я сейчас пытаюсь спорить?!
  — Нет ничего плохого в том, чтобы собираться вместе, — продолжала девушка. — Однако сейчас образовалась некая гильдия ничтожеств. И эта гильдия вытесняет других. Мешает остальным. Только потому, что их больше. Конечно, рано или поздно, их бы вынесли, словно мусор, коим они, по сути, и являются, те, кто действительно достоин. Только вот незадача: их защищает некая «безумная инквизиторша», — неприятный ком прошёл через всё моё тело. — Так ответьте мне, Аканэйро-сан! Вы их защищаете, потому что вам так сказали или потому что Вы сами этого хотите?
  Я… Я не могла ответить на этот вопрос. Я сама не знаю, что я должна делать… Что я делаю? Ради чего стараюсь?… Я стараюсь, чтобы помогать другим… Но помогает ли им это на самом деле…?
  — То, что Вы делаете, никому не помогает, — словно проследила она за моей мыслью. — Только вредит! Тем, кто в гильдии. Тем, кто не в гильдии. И даже лично Вам, Аканэйро-сан. А всё ради жадности одного урода. Не так ли, гадёныш? — посмотрела она на Лаурена.
  — Я… Я не понимаю, о чём ты?! — перепугано заверещал он. — Я всего лишь хочу… помочь тем… кого угнетают… в этом дрянном мире!
  Некогда прежде его таким не слышала… Даже… неприятно. Неужели… Неужели ему настолько страшно?
  — Помочь как? — осекла его девушка. — Просто собрав всех в кучу, наобещав кач, а после за счёт этой кучи мешать всем остальным, вытесняя с локаций?! И вместо того, чтобы помочь ребятам разобраться в механиках и стать достойными представителями своих классов, ты поощряешь их никчёмность?! Да, определённо, сейчас вы сможете качаться даже будучи такими ущербными. Но что дальше?! ЧТО, Я ТЕБЯ СПРАШИВАЮ, ВЫРОДОК?! В будущем обычный моб вашего уровня прихлопнет вас всех словно мух одним лишь ударом. ЭТО ТЫ НАЗЫВАЕШЬ ПОМОЩЬЮ?! А остальные? Справедливо ли, что ты им мешаешь?! Вытесняешь с локаций?! Это ты так помогаешь?! Выборочно?! ЛИЦЕМЕР! А что потом? Ведь найдутся те, кто затаит обиду. Уже нашлись! И начнут кромсать ребят из тех, что под тобой… И ЭТО ТЫ ТАК ПОМОГАЕШЬ?! А Аканэйро-сан? Заставлять человека проходить через столько боли, покуда сам в безопасности… ДА КАК ТЫ ВООБЩЕ СМЕЕШЬ СЧИТАТЬ СЕБЯ ЧЕЛОВЕКОМ ПОСЛЕ ЭТОГО, МРАЗЬ?! Вне зависимости от причин, нечто подобное является пределом отвратительности! Тот, кто действительно старается ради других, подобное бы поощрять не стал. Проще говоря, всё, что тебя беспокоит, это твоя собственная шкура. И тебе плевать и на Аканэйро, и даже на собственную гильдию. Не поэтому ли ты стал качаться отдельно от них, а? — неужели это правда…? — Впрочем, так ты только облегчил мне задачу, — девушка уже говорила чуть спокойнее. Я же… запуталась. Я тоже сомневалась насчёт гильдии… насчёт разделения на группы… Неужели то, что она говорит – правда? Я… не хочу этого признавать. Нет… Какими бы не были мотивы Лаурена, нападать так, как это делает она, неправильно. Я определённо должна её остановить! Она нападает сама! Первая! Убивает людей! Без какой-либо пощады! Как самая настоящая геноцидница! И при всём при этом она не одна! Пока мы тут разговариваем, наверняка на нашу гильдию уже напали!
  — Нельзя просто так нападать на людей! — выпалила я. — Я… Я не могу тебе позволить…
  Девушка посмялась, вынудив меня умолкнуть:
  — Аканэйро-сан… Моя милая Аканэйро-сан! Вы мне нравитесь! Очень нравитесь! Но неужели Вы думали, что одно только это делает Ваше слово весомым для меня? — оскалилась она. — Совсем нет. Мне нужны именно Вы, а не Ваши слова. Вы мне нравитесь. Именно поэтому я уничтожу. Уничтожу всех, кто рядом с Вами! ВСЕХ! — да что с ней не так?! — Никому не отдам! Я объединюсь с любыми, даже самыми отвратительными выродками… да хоть с самим дьяволом, если потребуется, но не позволю кому-либо присвоить Вас! Особенно подобному низкосортному мусору. Так что Вы будете принадлежать мне, Аканэйро-сан. И только мне! — она вытащила второй меч и, после небольшой задержки взмахнула обоими… Каст?! Я должна была напасть! Но… это было бы подло… Нет, я должна! В следующий раз нападу, едва только почувствую. Я постаралась как можно незаметнее наложить Печать немоты на оружие.
  — Да, Вы мне нравитесь, Аканэйро-сан! — безумно веселилась девушка: никакая боль не сводит с ума так, как осознание, что подобная личность испытывает чувства ко мне. — Именно поэтому я убью каждого, кто встанет у меня на пути! Даже если это будете Вы сами… ДА! Вы мне нравитесь! Именно поэтому я убью Вас! — закатив голову, девушка смотрела на меня совершенно больным взглядом, способным вот-вот лишить рассудка.

  — Ладно, — вздохнул Дерек. — Убедила. В принципе, ничего сверх невыполнимого ты не просишь. Пойду тогда к приготовлениям ближе.
  — Есть ещё кое-что, Дерек-сан.
  — Что ещё? — нервно выдохнул Разбойник, уставший от новых обстоятельств.
  — Ничего такого особенного, — сразу успокоила девушка. — Просто… Ваши люди будут стоять на протяжённости области между малой и большой группой… то есть образуют нечто вроде линии обороны между группами, так?
  — Ну… да. Типа того и получается.
  — Мне нужно, чтобы Вы уничтожили любого не из Ваших, кто окажется в этой области, — леденящим тоном сказала «Белоснежка». От неожиданности от такой перемены Дерек резко перевёл на неё свой взгляд и тут же пожалел об этом: вид у неё был жуткий. Да что с ней не так сегодня?!
  — Прости… — Дерек стал осторожно уточнять. — Что конкретно ты хочешь? Кого конкретно ты хочешь уничтожить…?
  — Всех, — таким же леденящим тоном резко ответила девушка. — Любой одиночка, кто не относится к Вашим людям, что окажется рядом, должен жестоко поплатиться. Если он будет жёлтым – убивайте, не раздумывая. Если мирным – отделайте так, чтобы носа из своих дешёвых грязных таверн не высовывали! Каждый, подчёркиваю, каждый должен жестоко поплатиться только за то, что оказался там!
  — Подожди-подожди, к чему такая категоричность? Ведь необязательно люди, там оказавшиеся, будут из этой гильдии…
  — Это неважно, Дерек-сан! — осекла «Белоснежка». — Наша задача – уничтожить гильдию. Раздавить её! А вместе с ней раздавить абсолютно всех, кто посмеет хотя бы посмотреть в их сторону! Даже тех, кто просто окажется рядом! Ведь они сами виноваты в том, что пожелали присоединиться к заведомо гнилой гильдии, разве не так? И незнание не освобождает от ответственности. Они виновны! Даже если просто проходили мимо. И особенно если это будут те, кто попытается сбежать, выйдя из гильдии, когда мы начнём! Каждый! Должен! Быть! Наказан!… И не переживайте за свой авторитет, Дерек-сан. Если по ошибке Вы всё-таки нападёте на невиновного – общественность поймёт. В конце концов, многие не любят эту гильдию, и они готовы прощать недоразумения до тех пор, пока это не касается их и их друзей. В крайнем случае я могу взять вину на себя. Но так или иначе, виноватые должны понести ответственность. Даже если придётся принести жертву… Не поймите меня неправильно, Дерек-сан. Я одобряю мягкие методы. Но у них есть недостаток – они не работают. Именно поэтому любую паршивую овцу избивать нужно нещадно, вне зависимости от её мотивов. Только страх будет держать стадо, что в обычном разговоре мы называем людьми, в порядке. И сейчас идеальный момент показать пример, что бывает с теми, кто не задумывается о последствиях своих действий. Даже если… нет, особенно если человек просто плывёт по течению.
  Дерек изо всех сил пытался не показывать, насколько он был шокирован. До сих пор эта девушка проявляла терпимость по отношению к людям и старалась обходиться без лишних жертв, наказывая лишь тех, кто действительно провинился. Но сейчас она выставила себя в предельно циничном свете, и Дерек не знал, являлись ли она сама по себе такой или здесь имела место быть причина какой-то личной неприязни. Последнее было на то похоже: ему показалось, что в конце своей речи она имела в виду кого-то конкретного. Но как бы то ни было, у Разбойника не было причин ей претить. До тех пор пока она собирается брать риски на себя, он остаётся в выгоде. Его беспокоило другое: сейчас он разговаривал словно с другим человеком… Даже не так. Это всё та же «Белоснежка», но складывалось ощущение, что в неё вселился бес… демон. Точно так же, как тогда. От самой вероятности того, что девушка действительно такая на самом деле, бросало в дрожь. Но иначе сложно объяснить всю ту ненависть, которой она – физически можно почувствовать – сейчас объята. В глаза ей смотреть и вовсе было страшно: окружённые оболочками яркой, едва ли не светящейся, голубой радужки, её зрачки казались вертикальными, навеивая их первую встречу…
  …и то, что тогда произошло.

  Я чудом удерживала себя от того, чтобы не удариться в панику. Неужели я настолько же пугающая… в те моменты? А ведь возможно, что даже хуже! Не, не, не… Не думай, Аканэйро. Просто не думай. Она враг. Она напала на нас. А значит, мне больше нельзя сдерживаться. Я должна защитить нашу гильдию любой ценой.
  Я, сильно не поворачивая голову, осторожно огляделась. Нас осталось всего трое: я, Лаурен и Боевой Маг. Ещё трое погибли, но… разве нас не должно быть больше? Изо всех сил я стала припоминать состав единожды встреченных людей… Волшебник, Боевой маг, Часовой, Рейнджер и… Мечник! Где он? Я стала истерично оглядываться. Его не было! Он сбежал?!
  Я внезапно почувствовала каст, что прервало мои размышления. Я тут же напала, попытавшись ударить Печатью немоты, но едва я переместилась… девушки уже не было. Где…? Где она?! Крики боли, пробравшие меня до костей:
  — ЛАУРЕН! — взревела я. Как она так быстро переместилась?! Я что было сил рванула на выручку, но пока я пыталась до них добраться эта безнаказанно кромсала Лаурена. УБЬЮ!!!
  Когда я была близко, девушка, ещё пару раз ударив напоследок, оббежала Лаурена со стороны от меня и побежала на Боевого мага, читавшего заклинание. Дочитать он его явно не успевал – девушка пронеслась мимо него, голубыми взмахами фактически вырвав кровь из его тела, не взирая даже на доспехи. Но это не Божественное возмездие. Как она это делает?!
  Как могла я бежала на выручку, однако девушка уже порядочно искровенила парня. Последующее и вовсе едва ли не сбило меня с толку: в какой-то момент она после очередного взмаха и оборота резко рванула ко мне – я едва успела вытащить нож! С огромной скоростью девушка влетела на меня – мы скрестили все четыре наших клинка. Силой всеми ими взмахнув, со звоном металла мы оттолкнули друг друга. Едва девушка выровнялась, снова подорвалась на меня, стала засыпать атаками с сумасшедшей плотностью. От неожиданности я стала защищаться, но собралась, тут же рубанула клинком, девушка нырнула в сторону мне за спину. С разворотом я взмахнула ножом назад, но она выгнулась, и моя атака её не зацепила, она же, резко развернувшись, выровнялась, нанеся два обжёгшие холодом удара. Сдохни! Я попыталась ударить в ответ, но атака не достигла цели. Укол ножом – она свела его вверх. Я попыталась ударить ножом возвратным, а вслед за ним и клинком, но первая атака не достигла цели, а вторую она также свела, нырнув под атаку, мне за спину. И новая боль от леденящих ударов. Развернувшись, я стала махать оружием совсем уже хаотично. Сдохни, сдохни, СДОХНИ!
  …В какой-то момент, едва только мне показалось, что она снова пытается обойти меня, я с развороту взмахнула клинком понизу, вынудив девушку подпрыгнуть, и уже было обрадовалась, что смогу попасть в неё колющим ножом, но после оборота в своём прыжке на долю секунды мне открылось её лицо, что дало понять об обратном: не выдающее ни единой эмоции выражение, широко открытые голубые глаза – я уверена: мой взгляд был безумен, но её как раз таки таковым не был – он просто леденил саму душу. Ещё момент, и продолжая свой разворот в воздухе, она ударила мне по горлу, вынудив отступить. У меня уже кружилась голова, и я начинала плохо соображать. Мне нужно лечиться. Я убрала нож и стала нашёптывать заклинание… Если можно назвать нашёптыванием одно лишь движение губ: раненое горло не позволяло мне издать какой-либо звук. Но раны всё же исцелялись.
  Мне потребовалось время, чтобы прийти в себя от перенесённого урона, и пока я лечилась, девушка успела искромсать Боевого мага до смерти… Убью… Но почему моё обычное безумие перемешивалось с холодом в душе…?
  Убийца прошмыгнула мимо меня. Я уже успела вылечиться, а это странное замедление меня отпустило, так что я могла следовать за ней. Но даже при этом я не сильно поспевала, и единственное, почему я реально имела возможность её догнать, это то, что она петляла, бегала туда-сюда… Минуту, а где Лаурен? Ушёл в Скрытность…? Просто… взял и ушёл в Скрытность… Вроде бы это естественно, но почему мне от этого… гадко… И всё-таки… если она так петляет… тогда… Она… Она пытается его найти! А Лаурен и без того двигается медленно из-за доспехов, так ещё и замедление от Скрытности… Она точно его найдёт! Я должна ей помешать!
  Что было сил я понеслась с намерением догнать, но перестаралась: девушка, обратив внимание, резко рванула навстречу, проскочила мимо, ударив. Невыносимая боль, я резко оглянулась с намерением заблокировать последующие атаки, но… их не было. Не было и девушки. Я стала крутиться с намерением найти, после чего поняла, какой оказалась дурой: она просто сделала вид, словно опять собирается ударить сзади, а на деле просто пробежала за спиной, подгадав разворот. И так она уже далеко от меня убежала! Тут девушка встрепенулась и резко отпрыгнула назад, от попытавшегося её ударить Лаурена:
  — Нашёлся! — оскалилась она. ТОЛЬКО ПОПРОБУЙ ЕГО ЕЩЁ ТРОНУТЬ И Я РАЗОРВУ ТЕБЯ НА МЕЛКИЕ КУСОЧКИ!!!… Но как бы я того не желала, а замедление не позволяло мне добраться до них с лёгкостью…
  — ААА!!! — заорал от боли Лаурен. Прости… Я доберусь… Я помогу!
  — РГААА!!! — снова несколько раз полоснула по нему девушка. Я уже была близко, но она просто перемахнула через него, ещё раз рубанув в прыжке, так, что он оказался между нами. Я попыталась обойти – она рывком перепозиционировала. Я начала двигаться в одну сторону, на деле – в другую, но она просто осталась на месте, засыпая Лаурена атаками, словно прочитав меня. Я снова сменила направление, рассчитывая быстро настигнуть её, но девушка откатилась в сторону, и пока я обходила, сделала очередной рывок со стороны от меня, атаковав Лаурена. Я было развернулась, так она сделала очередной рывок, но в обратную сторону… После которого уже не двигалась… Неужели…? Не может быть?!… Я посмотрела на Лаурена:
  — А! — вскрикнув от неожиданности и отступив. У него… не было головы! Изувеченное тело упало, окрашивая землю кровью. Я упала на колени:
  — За… что…? — почему она это сделала?!
  — На то была необходимость, Аканэйро-сан, — спокойно ответила девушка.
  — …Необходимость? — всё ещё с трудом верила в происходящее.
  — Да. Это то, что должно было быть сделано. Рано или поздно. И что было бы сделано в любом случае. Просто это случилось сейчас. И моими руками. Вот и всё.
  — Но почему?! — посмотрела я на неё. — Неужели то, что мы делаем – это так плохо?!…
  — Одних лишь добрых намерений мало, Аканэйро-сан! — осекла меня девушка. — Вам нужно думать самой, правильно Вы поступаете или нет. Решать самой. И постоянно, постоянно вникать в суть того, что Вы делаете, чтобы действительно понимать, правильно Вы поступили или нет. Сейчас именно Ваше пребывание с ними убило их. До тех пор, пока не перестанете допускать подобное, Вы мне враг. Все, кто рядом с Вами, тоже. И должны умереть, — распахнула она свои жуткие голубые глаза. Да… Она говорила, что убьёт меня. Я поднялась:
  — Это необходимость? — спросила я.
  — Да. Необходимость.
  — Я буду сражаться, — выразила свою решимость.
  — Как скажете, — девушка стала смотреть мне в глаза своим леденящим взглядом. — Но знайте, Аканэйро-сан: сражение без цели заведомо обречено на поражение. Сейчас я сражаюсь за себя, за Вас, так сильно нравящуюся мне, и за тех людей, что страдают в результате Вашей деятельности… А за что сражаетесь ВЫ?!
  Этот вопрос ввёл меня в ступор, и словно воспользовавшись им, девушка напала. Я едва успела поставить неуклюжий блок, но одной атакой девушка не ограничилась – стала засыпать ими. В какой-то момент я неуклюже контратаковала, но зря: тут же пропустила несколько ударов. Чем дальше, тем хуже: девушка носилась вокруг меня, стараясь атаковать со спины, а я и так за ней не поспевала, так ещё и замедление это… Больно… Я умирала… Я убрала нож, стала залечиваться, но так сделала только хуже, ведь больше не могла использовать блоки… Больно… Она была права. У меня нет против неё ни шанса. И дело не в сборках персонажей… У меня просто нет мотивации сражаться… Больно… Хватит… Я не люблю боль… Пожалуйста… Прекрати… Но… Почему я до сих пор лечусь?…
  Ещё какое-то время она носилась между моими неуклюжими атаками, раз за разом пуская мне кровь, когда у меня кончилась мана… Почему я этому радуюсь? Очередной болезненный укол сзади, после которого последовала череда невыносимых холодящих атак. Я, едва удерживая равновесие, развернулась. В глазах всё было мутно, я едва могла сфокусировать взгляд на девушке. Она стала подходить, и мне показалось, что она протянула мне руку… Я стала протягивать в ответ, в тот же момент девушка резко взмахивает, рассекая мне грудь: то был просто замах для удара… От боли я стала пятиться, оступилась и упала на спину. Я уже мало что чувствовала. Было холодно… И вместе с тем я чувствовала нечто тёплое, что неспешно растекалось подо мной… что казалось мне противным… Кровь… Ясно…
  Я проиграла… И сейчас умирала… Лежа на спине, с меркнувшим мало-помалу сознанием я видела лишь темнеющее пасмурное небо… И некие белые частички, словно следовавшие ко мне… Снег…? Снежинки опускались мне на лицо, где я ещё хоть что-то, хоть как-то могла чувствовать… Каждая оставляла неприятное ощущение холода от прикосновения и влажности, стоило им растаять… Но почему… Почему мне становилось от них… легче…?

  Чем ближе к Северным Землям, тем чаще можно наблюдать временами падающий с неба снежок. Впрочем, для не-снежных биомов это явление, как правило, скоротечно. И недавний небольшой снегопад не просто развеялся, но даже сами тучи частично разошлись, и сейчас уже можно было наблюдать всё ещё затянутый облаками, но всё же закат.
  На окраине одного небольшого, по большей части заброшенного поселения, где, правда, ещё работали магазин и таверна, на этот самый закат, скрестив руки, смотрела девушка в белом. Это не было заранее спланированным местом встречи, но для того оно подходило прекрасно: немного игроков знали об этом поселении и при этом здесь ещё находились Серые Стражи, хотя их было и мало.
  — Ты провела прекрасную работу, Белоснежка! — окликнул подходящий к ней Дерек, на что она слабо повернула голову в его сторону. — Дать ей понять, что любой связавшийся с ней умрёт, да ещё и на месте доказать это… После такого, не думаю, что она вообще высунется в ближайшее время, — посмеялся он. Девушка продолжила смотреть на заходящее солнце.
  — Слушай, — продолжил Разбойник. — Не находишь ли, что очень уж удачно вышло, что они разделились на группы? Просто мне кажется, что кто-то приложил к этому руку… — усмехаясь намекал он.
  — Это удачное стечение обстоятельств, — ответила девушка. — Ни больше, ни меньше. Будь они в одной группе, суть того, что бы мы делали, не менялась. Хотя задача и становилась бы сложнее.
  — Хм… Но знаешь, я уверен, что ты бы справилась. У меня вообще постоянно складывается ощущение, что тебе всё что угодно под силу. И я всегда буду знать, что если что-то из ряда вон выходящее начнёт происходить, на тебя можно будет поло… — Дерек резко умолк, ибо девушка резко пустила в него огненный снаряд. Однако так ему лишь показалось, ибо снаряд пронёсся хотя и в паре сантиметров от его лица, но всё же мимо. Тут внезапно за спиной Разбойника что-то вспыхнуло, вынудив обернуться. Как оказалось, целью был уличный фонарь, что, после угодившего в него огненного снаряда, стал освещать темнеющую улицу поселения.
  — Дерек-сан, — позвала девушка, и Разбойник, предполагая дурное, медленно, того не желая, но всё же повернулся к ней, — я делаю это только потому, что это выгодно и мне тоже, — медленно проговорила она. — У меня собственное виденье этого мира и происходящих в нём вещей, — она опустила руку, которой пустила снаряд. — Я всего лишь хикикомори, что хочет вернуться к себе в комнату, — хотя она и была спокойной, её голос выдавал нечеловеческий холод. — И ради этой цели, я уничтожу любого, — её глаза неестественно блеснули. — Дерек-сан, не сочтите за угрозу, но едва только я сочту нужным, я без всяких сомнений всажу клинок Вам в спину. Рассчитываю на Ваше понимание.
  Высказав всё это, девушка спокойно и неспешно прошла мимо остолбеневшего Разбойника. Ещё какое-то время после этого он так и стоял, после чего сжал зубы:
  — Тск.

  К оглавлению

  Сеттинг


Оставить комментарий