Глава 25. Циничная. Мечница.

  Глава 24. Подлая. Ловкачка.

  К оглавлению

  Сеттинг

  Люди часто пытаются показать из себя больше, чем есть на самом деле. Пытаются казаться добрыми и хорошими, но душой на деле располагают дурной. Аж противно. Однако вполне может статься, что на самом деле хороших людей в действительно гораздо больше, чем мы сами считаем. Ведь подобно тому, как человек может быть хорошим – внешне и гнилым – внутри, может быть и наоборот. Те, кто не привлекают. Те, кто отторгают. Те, кто ведут себя по-хамски. Но в действительности могут беспокоиться об окружающих гораздо больше прочих. Действительно помогать им, если те угодят в беду. Или просто быть предельно порядочными в мелочах, не позволяя себе даже самый незначительный мусор на улице. Но будут ли такие люди выделяться на фоне тех, кто бахвалится о том, насколько он хороший? Тех, кто ведёт себя по-хорошему? Или тех, кто привлекает внимание своей показной вежливостью и добротой? Вряд ли. Невольно, но люди сами по себе тянутся к тем, кто хорош именно внешне. Как говорится, встречают по одёжке. Вот только никому и никогда не стоит забывать, что это далеко не единственный критерий, по которому стоит судить человека…

  Был разгар рабочего дня в кафе… и девушка была какой-то суматошной, дёрганой. Всё торопилась куда-то зачем-то, хотя должна осознавать, что её обычной скорости работы вполне хватает. А тут… она несколько раз едва было не налетела на посетителей, прохожих и даже на саму Лауру, не говоря уже о том, что чуть было не разбила посуду. Лишь каким-то чудом умудрилась поймать тарелки у самой земли… И Лауру не покидало ощущение, что тут замешаны способности Призванных. Если женщина права, учитывая все обстоятельства, тот факт, что она их использовала, даже хуже нескольких разбитых тарелок, так что Лаура решила поговорить с девушкой, и позвала ту в коридор дома, где их никто не должен был слышать:
  — Что у тебя случилось?
  — Простите, я делаю что-то не так? — мялась Призванная. Даже сейчас она пританцовывала, словно в туалет хотела.
  — Суетишься ты много, — прямо сказала Лаура. — Словно боишься куда-то опоздать или вроде того. Потому-то я и хочу узнать, что у тебя случилось. Если у тебя там что-то совсем срочное, то мы могли бы тебя отпустить. Во всяком случае, если это не что-то такое, о чём ты рассказать не можешь…
  Девушка продолжала мяться:
  — Могу… Но… Я… не обременю?
  — Не обременишь. Так что у тебя там?
  Девушка ещё немного помялась, после чего вдохнула и затараторила с огромной скоростью:
  — Дело в том, что не так давно сообщили о важном для Призванных событии, о котором долгое время не было никаких новых новостей, именно поэтому мне даже в голову не пришло проверить сегодня утром, а оказалось, что утром как раз таки было обновление, и сейчас многие игроки, то есть Призванные, активно готовятся, что следует делать и мне, а я сижу тут и уже минуты считаю до того момента, когда меня отпустят, поэтому стараюсь работать как можно быстрее в надежде, что меня отпустят раньше, ибо если не успею вовремя среагировать на событие, может произойти непоправимое, и ДОРОГА КАЖДАЯ МИНУТА!
  Девушка выплеснула это всё на едином выдохе и сейчас пыталась отдышаться, в то время как Лаура прибывала в растерянности. Из-за того, насколько быстро Призванная всё это выдала, большая часть в голове у женщины не отложилась. Хотя суть ей всё же уловить удалось:
  — Проще говоря, что-то случилось у Призванных, и тебе нужно в этом разобраться, так?
  Девушка закивала. Своим внешним видом она сейчас напоминала жалобного щеночка. Лаура вздохнула:
  — Иди, что с тобой делать…
  — Правда, можно?
  — Не скажу, что будет нам тут легко без тебя. Но сейчас в твоём состоянии, я боюсь, от тебя будет больше вреда, нежели толку. Тем более что ты сама уже дала понять, что непорядок у Призванных может коснуться всех. В том числе и нас. Так что ступай.
  Девушка некоторое время стояла, потом стала сжиматься, мыча что-то нечленораздельное, затем:
  — Спасибо, что разрешили! — мигом умчалась она. Лишь её фартук остался в воздухе, который, что характерно, упал бы на пол, если бы Лаура его вовремя не поймала.
  — Боже… — проговорила женщина.

  Чёрт дери, чёрт дери, чёрт дери! Вот как, как можно было об этом забыть?! Сейчас народу повсюду немерено, наверняка все так же пытаются об ивенте узнать. Хрен я что смогу вынюхать при таком раскладе. А ведь утром людей не было вообще! Что, ну просто что мне мешало всего лишь глянуть на чёртову доску?!
  Пф, бесполезно уже жаловаться. Нужно делать что-то конкретно сейчас. Полагаю, в библиотеку стоит наведаться в первую очередь. Скорее всего, книга, что нужна мне, уже там… Лицо болит… Стоило, наверное, вылечить рану от шрама… Фиг с ним уже. Заживёт.
  Я доношусь до библиотеки. С момента входа в здание пришлось поубавить темп, чтобы нагоняй не получить. И количество встречаемых в помещении людей не располагало…
  — Дайте угадаю: вам нужна книга по надвигающемуся событию? — спросил меня некто в читальном зале. Я оглядываюсь: библиотекарь.
  — Полагаю, ознакомиться с ней мне не светит, так? — делаю я предположение.
  — Ну… — скривил губы библиотекарь. — Светит или не светит, это решать вам. Она вон там, — указал он на кучу людей за одним столом, осматривающих одну книгу. Нет, не светит. Точно не светит.
  — На вашем месте, — продолжил библиотекарь, — я бы посмотрел в книжном магазине. Если копии этой книги там ещё остались…
  — Да… Пожалуй, так и поступлю. Спасибо.
  — Обращайтесь, — вздохнул он и пошёл по своим делам. Сегодня он прямо другой. Не язвит, не придирается… С другой стороны, не к чему в данном случае. А раньше… Ведь если так подумать, он всего лишь делал свою работу. Просто… по-своему. Думая об этом в таком ключе, сдаётся мне, что у меня сложилось о нём неправильное представление… и несправедливое суждение. В укор мне это стоит поставить.
  Я выхожу из библиотеки и направляюсь в книжный магазин. Очень, очень, оооочень надеюсь, что книги там ещё остались. В противном случае… В противном случае, я вообще не знаю, что буду делать!… Так, успокойся! Ты ещё не знаешь точно, что они там закончились. Вот если действительно закончились… ТО ЧТО Я БУДУ ДЕЛАТЬ?!
  Открываю дверь, раздаётся звон колокольчика.
  — Добро пожаловать, — бросил мне торговец книгами, который в то же время уже предоставлял какую-то книгу покупателю. Ну, очередь тут, по крайней мере, не очень большая. Может, обойдётся. Я встаю в её конец. Нет, можно было, конечно, что называется, только спросить без очереди, но наверняка тут всем «только спросить».
  Через несколько минут едва я оказываюсь у прилавка:
  — У вас осталась книга по событию, которое должно пройти у Призванных? — тут же выпаливаю я.
  — Да, — ответил продавец. — Ещё остались…
  — Слава богу… — у меня от облегчения аж ноги подкосились: пришлось сесть на корты, так и держась за прилавок, но уже через пару секунд я вскакиваю: — Дайте мне одну… Нет, ТРИ!…
  — …До свидания, заходите ещё, — прозвучало мне вслед, когда за мной закрывалась дверь магазина. Теперь бы найти место, где можно это изучить. Вообще говоря, стоило сразу пролистать книгу. Вдруг мне потребуются какие-либо ещё материалы… Впрочем, это уже не так важно. Докупить что-либо – не такая большая проблема, да и в библиотеку можно сходить если что. Главное, что самая необходимая книга у меня есть. Какое облегчение, в самом деле…
  После недолгих поисков я нахожу свободную лавочку, прикрытую тенью дерева. Сажусь, пускаюсь в изучение, которое, что характерно, заняло у меня какое-то время. Но то, что мне удалось узнать уже сейчас, мне уже не нравится. Выглядит как какая-то часть игры, которая по какой-то причине не была включена. В общих чертах… В общих чертах напоминает местные данжи наоборот. Если в обычных подземельях Норовии запрещено открытое PVP, разрешённое тут чуть ли не повсеместно, а карта подземелий имеет один вход и множество выходов к боссам, то тут несколько различных входов, а выход к боссу только один. Более того, PVP тут не возбраняется… Паршиво дело. С одной стороны, идея ясна: это что-то вроде турнира, где стартуют несколько разных групп, которые периодически встречаются в подземелье, и в какие-то моменты группы не могут пройти дальше, пока не устранят конкурентов. С другой же… сама идея подобных взаимодействий предельно цинична, так тут ещё и белых пятен в реализации до чёрта. Словно эта часть игры разрабатывалась одно время разработчиками, но была отброшена либо временно, либо окончательно за невозможностью использования этого элемента геймплея, а тут игровой мастер решил откопать эту наработку и использовать… Ещё одно подтверждение тому, что игроков тут специально пытаются стравить между собой. Я раздражённо вздыхаю: нужно узнать все нюансы.
  Как ни странно, но обнадёживающие факторы есть. Разумеется, обнадёживающие они по большей части для меня, для других сюрпризом могут стать пренеприятнейшим, если они не озадачатся подготовкой. Это подземелье… Оно напоминается мне игру в жанре рогулайк. Во-первых, так как на каждую карту очередного этажа мы будем попадать вместе с другими группами, где нам за отведённый промежуток времени нужно избавиться от других, будут образовываться ситуации, когда нам придётся ждать, пока другие группы разберутся между собой. Наверняка найдутся те, кто будет тянуть время. Таким образом, я ожидаю, что мы там проторчим несколько дней. Проще говоря, нужен запас еды. Это первая ловушка этого ивента.
  Вторая ловушка заключается в самих ловушках. И это во-вторых. Да, в этом подземелье будут ловушки. Катящиеся камни, высовывающиеся шипы из полов, стен, потолка, ямы с лавой, ловушки с отравленными дротиками и прочая, прочая, прочая. Причём многие ловушки дамажат чистым уроном – броня едва ли тут сможет помочь. Без Воров и их производных ни одна группа, не располагающая должной внимательностью, то есть участники которой не привыкли смотреть по сторонам, не выживет.
  В-третьих, мобы этого подземелья не совсем обычные. Они долбанутые. На всю голову. Многие из них, будучи обычными мобами своих этажей, способны дать фору некоторым боссам наших подземелий. Серьёзно. Цифры на защитные и атакующие показатели настолько жёсткие, что один моб в состоянии положить целую группу, даже если он это будет делать по одному. Проще говоря, большие пати будут бесполезны, если участники этой пати не будут представлять, что они делают. Нельзя просто навалиться толпой и запинать. Не потеряв при этом половину своих, по крайней мере. Полагаю, этого люди тоже не увидят, и те, кто уповают на количество, собранное посредством рекрутинга в гильдии, выроют яму себе же, потянув туда и всех своих друзей заодно. Впрочем, туда им и дорога, раз не разобрались ни то, что они делают, ни то, куда они вступают, ни то, куда и зачем они идут со всеми и что их ждёт.
  Вообще говоря, большая группа не просто бесполезна в таком подземелье, а будет только мешать. Узкие проходы едва позволяют маневрировать даже одиночкам, а в большом количестве люди будут перекрывать друг другу один лишь только обзор, чего уж говорить о позиционировании. И это всё не говоря о том, что один может активировать ловушку, что в состоянии вайпнуть всю пати. С одной стороны, это плохо, так как только-только собравшиеся в гильдии люди после этого ивента наверняка переругаются между собой, что внесёт ещё больше раздора и недоверия в сообщество Призванных. Как результат, риск, что всё скатится в бардак и анархию, резко возрастает. С другой же, именно благодаря своим этим особенностям, возможность очистить это подземелье появляется даже у меня. Правда, идти в одиночку всё равно самоубийство, так что найти хоть кого-нибудь в помощь так или иначе придётся. Тут главное, лишь бы наши способности дополняли друг друга, и тогда проблем быть не должно. Вот только где этих людей найти?!…
  Я закрываю книгу. Прежде, чем разрабатывать план действий, нужно знать, чем я располагаю. Я не в том положении, чтобы заведомо предполагать, люди каких классов будут со мной. Возможно, Страж, если выцеплю Рейни… Вот только где её сейчас искать? А кого ещё знаю? Дерека? Даже не смешно. Мидорика…? Не думаю, что она будет мне полезна, учитывая её положение с билдом. А… Аканэйро… Нужно прогуляться.
  Щелчком пальцев я перемещаю книгу в инвентарь, встаю и начинаю ходить по улицам, оглядываясь в надежде увидеть то, что наведёт меня на умные мысли. Аканэйро… Честно говоря, её помощь была бы очень кстати, ведь многие мобы этого подземелья относятся к нежити. Только она мне помогать точно не будет!… Никто бы не стал… После произошедшего… Я вздыхаю. Инквизитор действительно не помешал бы в этом деле. Может, есть какие-нибудь альтернативы…? Паладины, например… А кого я знаю из Паладинов…
  — АРТУРИАС! — резко развернувшись, я подрываюсь по улице, выкрикивая его имя. — АРТУРИАС!
  Маловероятно, что он в этом городе, но вдруг повезёт. Сейчас он мне нужен как никто. И я знаю, кто мне может помочь в том, чтобы его найти. Сейчас нужно в Гильдию Авантюристов, там наверняка есть кто-нибудь из гильдии Дерека или по меньшей мере можно узнать, где этого кого-нибудь найти. В конце концов, у этого ушлёпка достаточно связей, наверняка он в состоянии найти Артуриаса без особых проблем. С другой стороны, проблемой конкретно для меня может стать тот факт, что я снова собираюсь лезть ему в долг…

  — Я слышал, ты меня искала. Зачем? — усмехнулся Артуриас. Вижу, ты и сам уже понял, зачем. И эта усмешка либо заведомо означает отказ, либо таки может означать согласие, но с какими-то условиями, которые, что характерно, могут мне не понравиться, учитывая тон нашего последнего разговора. Блин, я вообще умею не портить отношения с людьми?!
  Найти Артуриаса оказалось несложно. Мне действительно удалось найти человека Дерека, и тот, уже слыхавший мои до того момента выкрикивания, согласился помочь безо всяких условностей. Просто Артуриас за счёт консультирования нубов в Наоко смог обзавестись определённой долей известности, а сейчас он действительно был в Мияне, что и не укрылось от внимания участников гильдии Дерека. Вот что конкретно он тут делал, мне ещё только предстоит выяснить. Хотя кое-какие догадки у меня на этот счёт уже есть…
  — Я здесь, чтобы просить Вас об одолжении, Артуриас-сан… — начинаю я…
  — Да ну? — снова усмехнулся он. — А не многовато ли ты пробуешь просить?
  У меня не было желания отвечать на этот вопрос. Даже если ему уже заведомо ясны мои намерения, мне нельзя позволять вести эту беседу, как он того хочет. Дело осложняется тем фактом, что он является одним из в своё время умерших и, вероятно, не до конца восстановившимся. Что характерно, Артуриас может воспользоваться тем фактом, что я это понимаю.
  — Ты ведь осознаёшь, через что мне пришлось пройти? — серьёзно спросил он. Вот. И я об этом же.
  — Осознаю.
  — И зная это, всё равно просишь меня?
  — Соглашаться или нет – право Ваше, — невозмутимо отвечаю я. Пожалуйста, только не раскуси этот блеф! Я же без тебя ничего не смогу сделать!
  — Хм… — протянул Паладин. — Даже так, да? Хорошо. Тогда я согласен.
  «Правда?!» — чуть было не вырвалось у меня вслух. Нельзя ему этого показывать.
  — Но только если поможешь мне взамен, — добавил Артуриас. Ну да, нужно было понимать, что всё не будет так просто…
  — Разумеется, что это будет за дело, Вы мне сейчас не скажете… — проговариваю я, на что Паладин удивился:
  — Почему ты так решила? — действительно, почему? — Я вообще-то даже думал, что ты догадаешься, о чём идёт речь.
  У меня, должно быть, глупый вид сейчас, но я реально не догадываюсь. Артуриас вздохнул:
  — Я тебя просил найти девушку для меня, забыла? — ах, это… — Я тебе помогу, но только при условии, что ты пообещаешь мне найти её после этого.
  Видимо, я уже во всём пытаюсь найти подвох. Вплоть до того, что пытаюсь увидеть его там, где его явно нет. Артуриас – не Дерек. Он честен и прямолинеен, а потому не станет юлить и вести закулисную игру. Не говоря уже о том, что услуга эта не несёт ему прямой выгоды – он беспокоится за свою знакомую… Ёлки. Даже удивляет, насколько выбранные классы действительно соответствуют этим двоим…
  — Полагаю, Вы уже поняли, как стоит вести дела со мной… — вздыхаю я.
  — Не ты одна умеешь узнавать и добиваться своего, — улыбнулся Паладин. — Ну так что, могу я на тебя рассчитывать?
  — Можете, — отвечаю я. — Конечно, розыск пропавшего может занять много времени, но работа эта не такая уж и плохая, — особенно на фоне того, чем я обычно занимаюсь. — Я берусь. Если Вы поможете мне с ивентом, я помогу Вам найти эту Вашу пропавшую… которая Ассасин, кажется, да?
  — Да, Ассасин. Но знаешь, хотя мы и пришли к соглашению, честно говоря, я должен тебя кое о чём предупредить. Если я посчитаю, что твоя авантюра чересчур опасна или что ты пытаешься что-то от меня скрыть, то я сразу же выйду из игры. Я понимаю, что в этот же момент я сильно испорчу с тобой отношения, но не хочу повторения того, что со мной уже произошло. Уж извини.
  Да, мне это понятно. В таком случае лучше сразу дать ему понять обо всех опасностях этого ивента. Я призываю одну из трёх книг по ивенту и телекинезом подвожу её к Артуриасу:
  — Тогда давайте вместе всё изучим и составим план. Если Вы и впрямь откажетесь, то пускай уж лучше это произойдёт как можно скорее. Так у меня, по крайней мере, будет время для того, чтобы составить другой план.
  Я сильно рискую сейчас, но так действительно будет лучше всего. И для меня, и для него. Артуриас удивился:
  — Иногда ты поражаешь… причём ничего особенного при этом не делая. Рад, что ты понимаешь. Я ценю это, — он принял книгу и стал листать. Честно говоря, было бы здорово, если бы мы присев где-нибудь это делали, а не так, стоя посреди улицы…
  Чем больше он листал книгу, тем больше он хмурился. Навеяло мне себя же во время ознакомления с первым ивентом. Ну да, ивенты тут паршивые, нечего сказать. Но чистить их необходимо, и для этого мне нужна помощь Артуриаса. Лишь бы он только не отказался…
  — Слушай, — Паладин отвлёкся от книги, — выглядит очень опасным… У тебя есть план, как это проходить?
  — Нет, — отвечаю я. — План я буду составлять, только когда буду знать, чем я располагаю. Да и тот будет держаться во многом на импровизации, честно говоря…
  — Импровизации?! — опешил Артуриас.
  — Да… к сожалению, — признаюсь я, покосившись в сторону. — Ничего нельзя предугадать наверняка, когда имеешь дело с другими людьми. Даже притом, что я всегда ожидаю от них худшего, они всегда умудряются меня удивлять своими всё новыми и новыми моральными уродствами. Не говоря уже о том, что встречаются предприимчивые игроки со своей собственной схемой и стратегией, грамотно подошедших к сути того, что они делают. С такими дело придётся иметь… индивидуально, — я перевожу взгляд на Артуриаса. — От Вас по большей части будет требоваться ПВЕ-часть. Проще говоря, танковка мобов. Если я буду сражаться с мобами самостоятельно, то меня могут застать врасплох. Игроки, вовремя незамеченные ловушки, другие мобы… А так, если вы будете отвлекать внимание на себя хотя бы немного, у меня будет достаточно времени, чтобы оценить окружение, после чего, если никаких других проблем нету, мы расправляемся с мобом, продвигаемся дальше. Если не принимать внимание детали, которые я и планирую обсуждать, если Вы согласитесь, то в общем будем действовать примерно так.
  Артуриас подумал. Вымолвил:
  — То есть с игроками…
  — Я буду разбираться самостоятельно, — заканчиваю я его мысль. — Я могу отправиться в одиночку, но всё же было бы здорово иметь союзника, способного сносить урон. Так у меня появляется куда больше времени на позиционирование…
  — Проще говоря, тебе нужна приманка, пока ты будешь нарезать других в спину, я тебя правильно понял? — прямо спросил Паладин.
  — Честно говоря, мне не нравится, как это звучит… — сухо проговариваю я. — Если Вам угодно, можете считать так. Но было бы здорово, если бы при принятии решения Вы не руководствовались субъективным фактором вроде искажённых на свой лад формулировок.
  Артуриас слегка подался назад, склонив голову, обдумывая.
  — А что там вообще? — посмотрел он на меня.
  — Эм… — что «что там»…?
  — Ну, зачем ты вообще туда лезешь? Там что-то опасное?
  И этот невинный и, в общем-то, естественный вопрос поставил меня в тупик. Надолго. Ведь я…
  — Не имею ни малейшего понятия! — улыбаясь и нараспев проговариваю я, ударив голову кулачком.
  — В смысле, не имеешь понятия?! — снова опешил Артуриас.
  — А давайте вот сейчас мы с Вами пойдём в библиотеку и узнаем! — всё также весело проговариваю я, хлопая в ладоши, подражая ведущим детских передач.
  — Нет, слушай, ты сейчас не шутишь?! — вместо ответа я просто направляюсь в сторону библиотеки. — Эй, подожди! — всё надрывался Артуриас, нагоняя меня.
  — Я серьёзно не знаю, что там, — честно говорю я, когда Паладин выровнялся со мной, — но зная местные ивенты, ничего хорошего. Так что давайте выясним.
  — Подожди, я тебе не давал ещё своего согласия.
  — Заодно и примите окончательное решение. Поймите, Артуриас-сан, у меня нет намерений что-либо от Вас скрывать. В конце концов, в подземелье мне потребуется Ваше абсолютное ко мне доверие, в противном случае в критической ситуации рискуем погибнуть оба. Однако сейчас многого не знаю даже я. Поэтому-то я и предлагаю выяснить вместе.
  — Тебе стоило сразу мне это объяснить!
  — Ой, да ладно Вам, — махаю я рукой. — А то Вы не знали, с кем связались. Вы ведь знаете, как меня называют. Сумасшедшая там, безумная… — кстати, это заставило меня задуматься. — Хм… Проклятая, подлая, мегера, убийца, геноцидница… И это ещё далеко не полный список всех моих прозвищ… Не фига себе, ну и репутация у меня…
  — С кем ты вообще разговариваешь…? — пробубнил Артуриас и вздохнул: — Ладно, я тебя понял. Давай посмотрим, что там нас ждёт.
  — «Нас»? Так Вы согласны?! — наигранно радуюсь я.
  — Нет! — отрезал Артуриас. — Даже не думай. По крайней мере, пока я не взгляну на это всё.
  — Ау, — грустно протягиваю я. — Вы разбиваете мне сердце…
  — Мы не на свидание идём, знаешь ли!
  — Разве? Мы же идём в замечательное мрачное подземелье, битком набитое шипами и способными раздавить камнями, кишащее жутким мобьём, что может разорвать на куски на месте, где на нас также будут нападать другие игроки, а в худшем случае, если что-то пойдёт не так, мы не сможем выбраться и будем медленно и мучительно умирать от голода. Что может быть романтичнее?
  — ЧТО УГОДНО!! — на этом месте мне еле удалось подавить смешок. — Слушай, давай заканчивай со своими шутками. Серьёзно, мне не по себе уже становится.
  — Боюсь, — будучи уже у библиотеки, я останавливаюсь, — что не могу с Вами согласиться, Артуриас-сан. Больше скажу, сейчас как раз таки самое оптимальное время, — смотрю на Паладина. — Потому что если Вы всё-таки пойдёте, то в этом подземелье нам будет уже не до шуток, — после чего начинаю подниматься по ступеням.

  Девушка ходила от полки к полке, периодически вытаскивая и листая очередную книгу. Ещё одна всё это время парила рядом с ней, в которую она периодически заглядывала, и, как понял Артуриас, это была такая же книга, которую она дала ему и с которой он ходил сейчас сам. Заняться ему было особо нечем, потому он просто пытался не отставать и самостоятельно узнавать об этом ивенте по этой книге. Притом, что он нешуточно боялся того, что может произойти, Паладин понимал, почему девушка просит его о помощи. Действительно, даже несмотря на высокие показатели мобов, если их будет немного, он будет вполне в состоянии их сдержать. Тем более что, наученный горьким опытом, Паладин немного перебилдился на дополнительную защищённость.
  Артуриас обратил внимание, что они давно уже стоят на месте. Девушка довольно долгое время изучает одну-единственную книгу. В придачу к той, что висит в воздухе.
  — Нашла что-то полезное? — полюбопытствовал Паладин.
  — Вроде того, — проговорила девушка. — По крайней мере, здесь есть зацепки о том, что же это будет за босс в конце.
  — А в книге, что ты дала мне, ты не смотрела? — осторожно спросил Артуриас. Ведь это логичнее всего… Девушка щёлкнула пальцами и указала на книгу в руках Паладина, страницы которой тут же стали быстро перелистываться, пока не открылся раздел о боссе.
  — Информация там слишком общая, — стала девушка пояснять, по всей видимости, открыв раздел в книге Артуриаса для наглядности своих пояснений. — Конечно, там есть полезная информация, и мы более-менее понимаем, какого рода это будет босс. Но всего того, что по-настоящему меня интересует, вроде того, как эффективнее всего с ним сражаться, здесь нет. Не говоря уже о том, что полно других моментов, что смущают меня…
  — Ты о том, что с боссом нужно сражаться «следуя вместе с ним»? — привёл Артуриас цитату с книги.
  — Например, — девушка немного подняла правую ладонь, тем самым заставив перелистнуться несколько страниц в своей парящей книге, после чего продолжила листать ту, что держала в руках. — В целом я представляю подобного рода боссов. Часто приходилось сталкиваться в других играх, где с боссом нужно сражаться постоянно убегая от него или, наоборот, догоняя. Но как это будет выглядеть в условиях ММО-игры и, уж тем более, нашего этого подземелья, я себе представляю уже с трудом.
  — Ну… а сейчас что конкретно ты пытаешься узнать? — спросил Паладин.
  — Что будет, если босс дойдёт до конца своего пути, — ответила девушка.
  — Это разве так важно…?
  — Меня не покидает ощущение, что да, это важно… — девушка листала книгу всё реже, вместо этого водя пальцем по строкам, и чаще делала паузы перед предложениями, по всей видимости, натолкнувшись на какую-то полезную информацию. — Если вспоминать первый ивент… Его выгодно было делать большой группой… Но одиночная награда… Из-за неё игроки нападали друг на друга… Даже сейчас… — свои мысли девушка излагала всё более обрывчато, но Артуриас понял, что она имела в виду. — Здесь… Наоборот… Награду получат все… Лишь тот… кто добьёт… немного больше… Но большие группы… не работают… — девушка прервалась. Её палец задержался. Она долгое время пилила взглядом строки рядом с ним. Через некоторое время девушка цыкнула:
  — Твою ж!
  — Что такое…? — осторожно спросил Артуриас: вид у неё был злобный. Девушка раздражённо выдохнула:
  — Кажется, я догадываюсь, что произойдёт, если мы не справимся… Точнее, не догадываюсь, а здесь это чуть ли не прямо написано, — подняв книгу, девушка указала на место, где читала, после чего опустила: — А догадываюсь я о том, чем нам это грозит, — она ещё раз вздохнула. — Суть в том, что если Призванные потревожат босса и не справятся с ним, то ближайший город – Миян то бишь – будет уничтожен.
До Артуриаса не сразу дошёл смысл её слов. Я когда дошёл…
  — Подожди! — он не смог в них поверить. — Ты сейчас не шутишь? Это же игра! Как такое возможно, чтобы целый город был уничтожен?!
  — Артуриас-сан, в некоторых онлайн-играх разработчики специально устраивают такие ивенты, результат которых может изменить весь игровой мир. Или, по крайней мере, отдельные локации. Мне доводилось играть в некоторые из таких игр. Это создаёт нечто вроде истории мира, в котором происходит действие игры, и освежает её сюжет… Я допускаю, что разработчики планировали нечто подобное и здесь. Это также объясняет, почему этот ивент настолько сырой, ведь маловероятно, что они собирались устраивать подобное сразу после релиза…
  — Даже если ты так говоришь… Целый город… Что там вообще написано?
  Девушка стала читать вслух:
  — «…Чудовище, состоящее из огромных костей, не то оживший труп древней и ужасной твари, рвалось к скоплениям людей, оставляя за собой разрушение и смерть. Лишь у самых стен города пятерым героям удалось установить и изгнать чудовище во тьму, в которой оно и было рождено, ибо доберись тварь до домов, горожане бы заплатили высокую цену, разделив судьбу тех несчастных, что оказались у твари на пути».
  — Пятеро героев…?
  — Первые Призванные, — ответила девушка. — Воин, Колдунья, Охотница, Плут и Клирик. Их именами назвали пять ключевых городов этого мира. В честь подвигов, что они совершили.
  — А куда эти герои делись?
  Девушка вздохнула и посмотрела на Паладина:
  — Не думаете ли Вы, что мы уже отходим от сути, Артуриас-сан? — вернулась к своим книгам. — Я не знаю, что случилось с героями. Никакой конкретной информации об этом мне в своё время найти не удалось. А после всегда находились дела важнее, нежели копание в обрывках лора этой игры.
  — Ну да, пожалуй, меня не туда ведёт… — признал Паладин. — Извини… То есть ты считаешь, что если эта тварь доберётся до города, то разрушит его, правильно? А что ты имела в виду, когда говорила, что догадываешься, чем это грозит? Или как ты там выразилась…?
  — Именно так. Видите ли, в чём дело, Коренные – то есть те, кто известны нам как НИПы или неписи – это живые люди. Они ожили вместе с этим миром для нас. И в отличие от нас они не бессмертны. Собственно говоря, потому-то мы и должны их защищать. За это и, в общем-то, только за это они и терпят соседство с нами, пришельцами из другого мира. А представьте себе, что будет, если мы не справимся?
  — Нас прогонят назад?
  — Если нас могли прогнать назад в наш мир, то все города уже были бы разрушены. Причём лично мной, — мрачно пошутила девушка. — Честно говоря, несмотря на мои же слова об уничтожении целого города, я не думаю, что весь Миян полностью сравняют с землёй. Скорее всего, будет разрушена лишь часть, оставив нам такие важные инфраструктуры как Гильдия Авантюристов, например. Но часть, что будет разрушена, совершенно точно будет жилой. То есть той, что населена Коренными-обывателями. Тот факт, что Призванные допустили трагедию подобного масштаба, сильно подорвёт к нам доверие. Чем это грозит, нетрудно представить, и один исход безрадостнее другого: начиная с отказа от торговли и предоставления спальных мест и заканчивая полным огораживанием городов от нас. Не думаю, что игрокам понравится подобное ущемление, ведь признавать собственную глупость люди совершенно точно не будут. А даже если и будут, то им будет плевать, потому, где возможно, они будут пытаться получить желаемое силой. Это все приведёт к тому, что мир покатится по наклонной ко всем черт… прямиком в ад, короче, — девушка вздохнула, закончив своё объяснение.
  — Нет, это правда? Всё настолько плохо? — Артуриас сам уже не на шутку встрепенулся. — Так давай лучше всем расскажем! Всех оповестим, что на эту штуку нельзя ходить…
  — Вы настолько наивны, что думаете, что Вас определённо послушаются все и каждый? — осекла его девушка. — Нет, это не выход. По крайней мере, не полный… Но может, получится уберечь хотя бы часть от похода в эти долбанные катакомбы…? — девушка немного подумала. — Нет, всё-таки не вариант. Мне нравится Ваше предложение оповестить всех, но мне кажется, люди посчитают, что Вы просто пытаетесь снизить конкуренцию и тем самым увеличить собственные шансы на победу. И в итоге окажете противоположный эффект.
  — Ты очень плохого мнения о людях…
  — Нет, это Вы слишком хорошо о них думаете. Я предполагаю, что среди тех, кто собирается пойти, будут: a) школьники, мнящие себя великими – даже притом, что многим этот мир уже разбил надежды, а некоторым и морды заодно, всё равно большинство из них будет считать себя сильнее и умнее других; b) уроды, думающие о кошельке и наживе и том, как бы жить припеваючи, ничего особенного не делая – такие всегда были, есть и будут во всех мирах, разница тут лишь в том, осознают или не осознают, что являются, простите, гнидами; и c) хомячки, подмазывающиеся к толпе с целью урвать часть ништяков – категория, которую лично мне совершенно точно не жалко, ибо следовать за другими, делать как другие может любая мартышка, и то, что их вырежут за это, а не за то, что они думали своей головой, вполне себе справедливая расплата. А теперь скажите мне, кого из них вы хотите переубедить?
  Артуриас потупился. И дело даже не в убедительности аргументов девушки, а кое в чём другом:
  — Знаешь, — осторожно заговорил он, — ты иногда бываешь не в меру циничной…
  — Это о себе я тоже знаю, — отмахнулась девушка. — Да и не в первый раз меня так называют. Кстати, можно добавить в список моих прозвищ…
  — Мне сейчас не до шуток! — вспылил Артуриас. — Мы же можем сделать хоть что-нибудь!
  Девушка не ответила, какое-то время стояла молча. Она неспешно закрыла свою книгу и так же неспешно перевела взгляд на Паладина. Тот сглотнул: не перегнул ли он палку? Ибо взгляд девушки сейчас был слишком холодным, чтобы назвать его человеческим.
  — Я помню, что это предприятие – моя инициатива, — соответствующе холодно говорила девушка. — Однако если Вы продолжите руководствоваться подобными субъективными факторами – нам не по пути. У нас есть реальная возможность спасти сотни, а то и тысячи реальных жизней и уберечь игроков от собственной глупости или же мы можем допустить трагедию из-за тупого идеализма о спасении всех. Чем-то нужно жертвовать, и я предпочту жертвовать теми, кто сам нарывается, нежели теми, кто ни в чём не виноват. Если Вы с этим не согласны – прочь с моих глаз.
  Артуриасу было не по себе. Теперь он явственно понимал, почему эту девушку не любят. И тем не менее:
  — Но разве те, кто пойдут туда по инициативе других, виноваты в этом…?
  — Виноваты! Любой, кто пойдёт туда – виноват, — девушка опустила книгу, которая, подобно первой, повисла в воздухе, и развернулась к Артуриасу, чему тот не обрадовался. Вид у неё был холодный… зловещий. За окном солнце всего лишь ушло за облака, отчего в читальном зале стало несколько темнее, но Паладину казалось, будто весь зал окутала непроглядная тьма.
  — Виноваты даже те, кто идут туда, чтобы остановить угрозу, — продолжала девушка в белом, чей зловещий силуэт словно отторгал зловещую же атмосферу, которую ощущал Артуриас. — То есть и мы тоже. Чтобы остановить монстра, нам придётся убивать. Даже если этого не будете делать лично Вы, Вы допускаете, что это буду делать я. Значит, способствуете этому. Значит, виноваты. И те, кто доберутся до босса, допускают, что он будет убивать всех на своём пути. И когда это произойдёт, виноваты будут те, кто до него добрались. И тем более они будут виноваты, если его не остановят. Видите? Любой, кто вошёл в подземелье – виноват. Если погиб по своей глупости – виноват. Если пошёл за другими, не разобравшись – виноват. Если убил другого – виноват. Виноваты будете и Вы. Ибо допускать убийство есть грех. И чтобы по-настоящему спасать людей, нужно брать на себя грех. Либо жертвовать собой. Либо упиваться показным благородством, якобы не жертвуя ничем, а не деле лишь позволяя мало-помалу случиться самому ужасному из возможного… Я не хочу больше ни спорить, ни доказывать. Здесь и сейчас дайте мне ответ: Вы со мной или не со мной?
  Артуриас пожалел, что настоял. Кажется, он открыл Ящик Пандоры. И дело не в том, что он не сошёлся с ней взглядами – сейчас она требует от него прямого ответа. И открутиться в случае чего, как он планировал заранее, у него уже не получится. Откажет – сильно испортит отношения и, скорее всего, будет об этом сожалеть. Так что выбора у него не оставалась:
  — Ты не осознаёшь, насколько с тобой тяжело, — выдохнул Паладин. — Я согласен. Если ты говоришь, что чтобы спасти людей нужно либо взять на себя грех, либо принести жертву, то так тому и быть. Принесу в жертву свои убеждения и помогу тебе в убийствах других.
  — Если Вам будет от этого легче, — девушка повернулась, запрокинув голову, — могу сказать, что люди, которых я буду убивать, будут идти в катакомбы с намерением убивать других, в том числе и Вас. А для Вас, если Вы действительно пойдёте, это должна быть более чем причина помогать мне.
  — Не заставляй меня повторяться. Я иду. И своё решение уже не изменю. Так что давай вернёмся к плану действий.
  Девушка ещё какое-то время косилась на него:
  — Отрадно слышать, — коротко изрекла она и опустила голову. — В таком случае дайте мне время, чтобы составить его, — и пустилась в дальнейшее изучение. Артуриасу всё ещё было немного не по себе, но с какой-то стороны он даже почувствовал облегчение. Если раньше он не знал, пойдёт или не пойдёт, и этот страх выбора пугал его, то сейчас он совершенно точно знает, что пойдёт. Теперь его пугало лишь то, что его ждёт в этом подземелье. Артуриас тоже погрузился в чтение. В первую очередь его интересовали мобы, чтобы он смог подобрать оптимальную защиту против них, и ловушки, чтобы случайно их не активировать. Он должен знать об этом всё.
  Девушка в белом всё правильно поняла: если он пойдёт, то в виду того, что с ним произошло, цепляться за жизнь будет любой ценой. Даже вопреки собственным принципам. Легко рассуждать, будучи в стороне, в роли наблюдателя, ни разу не познав ужас на собственном опыте. Но Артуриас-то как раз таки его познал. Это она и имела в виду, когда говорила, что избавление от людей, желающих убить его – более чем причина ей помогать… Паладин вздохнул. Эта девушка умна, сильна, грамотно оценивает перспективы и умеет задать окружению нужное направление. Она не скупится на переплаты и помогает тем, кому может помочь, оттого у Артуриаса и сложилось о ней впечатление по-настоящему щедрой, если не благородной, девушки. Однако её способы предполагают движение напролом, руководствуясь тем, что люди сами должны понимать, что можно, а что нельзя, и если кто-то окажется на пути её движения, она не будет разбираться в причинах – просто раздавит этих людей. С какой-то стороны это, может, и правильно, но для Артуриаса это был по-настоящему дьявольский цинизм.

  Вечерело. Девушка в белом и Артуриас выходили из библиотеки. Девушка потягивалась.
  — Не знаете, сейчас рынки ещё открыты? — спросила она, когда закончила потягиваться.
Артуриас призадумался.
  — Если не закрыты, то, по крайней мере, закрываются… А что? Что-то купить хочешь?
  — Закупиться, если быть точнее. Основательно причём. И Вам того же желаю.
  — Так ивент только завтра после обеда начнётся. К чему такая спешка?
  — Вот именно такая непредусмотрительность и приводит к несчастьям, — скривив губы, посмотрела девушка на Паладина. — Я ожидаю, что толковые игроки начнут закупаться уже сейчас. Одно это может привести к тому, что завтра будет меньше вероятность приобрести необходимое. Опять же именно потому, людям свойственно откладывать, завтра на рынках будет не протолкнуться. Результатом будет то, что подготовиться не успеете вовсе…
  — Ладно-ладно, я тебя понял, — перебив, согласился Артуриас. — Закуплю, что могу, сейчас.
  — Ещё кое-что… Вы ведь помните, что торчать в этих катакомбах нам придётся несколько дней?
  — Ну… да. И?
  — Еды купите. По лимиту переносимого без перегруза.
  — Основательно… Но ты ведь тоже купишь?
  — Грузоподъёмность моего инвентаря оставляет желать лучшего, — развела девушка руками. — Кроме того, нам там придётся ночевать. Подолгу спать мы не сможем, да и кто-то из нас двоих должен постоянно караулить. Короче говоря, нужно затариться кофе и настоем. Это-то я и понесу.
  — Ладно кофе, а что за настой?
  — Долго объяснять. Типа успокаивающего, улучшающего мышление чая. Углубляет сон, позволяет чище думать при нервных нагрузках.
  — Ой, ой… — начал опасаться Артуриас. — Ты чем это таким балуешься…?
  — Нам это нужно, иначе погрохаемся в обморок от усталости в данже, — зло посмотрела девушка. — Будете упорствовать в своём нежелании – силой вливать буду.
  — Ты меня пугаешь.
  — Поймите, других вариантов у нас нет. Если мы будем спать в одно время, кто-нибудь просто придёт и перережет нам во сне глотки. А даже если успеем проснуться, ибо всё ХП, по крайней мере, у Вас моментом не уйдёт, вряд ли сможем дать достойный отпор. Именно поэтому одному из нас придётся сторожить другого, а голову стоит держать постоянно в тонусе. Тела у нас, может быть, и синтетические, но усталость и переутомление мы чувствуем как обычные люди. Как бы их чувствовали, если бы задротствовали несколько дней подряд дома, сидя за компьютером.
  — Что-то эта авантюра нравится мне всё меньше и меньше… И по сколько ты планируешь позволять спать каждому из нас?
  Девушка немного подумала.
  — Думаю, где-то в районе четырёх часов в сутки. То есть суммарное время на отдых получится восемь часов, что и так слишком много…
  — А четыре часа на сон – мало! У нас что, армия?!
  — Вы так говорите – армия, как будто это что-то плохое…
  — Нет, серьёзно, мы собираемся в данж, где один неправильный шаг может прикончить, так ещё и высыпаться не будем?!
  — Ой, да ладно Вам, — улыбнувшись, махнула рукой девушка. — Пропустите один удар – мигом взбодритесь.
  — ИМЕННО ЭТОГО Я И ОПАСАЮСЬ!
  Девушка похихикала, после чего вздохнула и приняла серьёзный вид:
  — К сожалению, альтернатив у нас нет. Я могу лишь Вам пообещать, что если я сочту, что мы сможем тратить больше времени на отдых, то мы будем тратить больше времени на отдых. Однако сейчас, пожалуйста, готовьтесь именно к такому раскладу. Я повторюсь: если будем спать в одно время – нас просто вырежут, пока мы спим.
  — Ай, ладно… Я тебя понял, — вздохнул Артуриас и вернулся к изначальной теме: — То есть сейчас, я так понимаю, мы расходимся закупаться. Мне что-нибудь ещё, кроме еды, покупать надо?
  Девушка немного подумала:
  — Да нет, ничего такого особо важного в голову не приходит. Если что, скажу завтра. Или куплю самостоятельно. А Вы пока загружайтесь по собственным предпочтениям.
  — Понял. Завтра во сколько и где встречаемся? Днём где-нибудь…?
  — Нет, утром. Днём у меня работа.
  Артуриас еле удержался от вопроса, что это может быть за работа. Зная эту бестию, ничего хорошего.
  — Хорошо. Утром. Но где всё-таки и когда конкретно утром?
  Развернувшись, девушка запрокинула голову:
  — А это уже зависит от того, во сколько Вы планируете встать, — с ехидной улыбкой изрекла она.

  Как и договорились, Артуриас с девушкой встретились утром, обменялись последними мыслями о том, что следует взять в данж, и снова разошлись, во второй раз встретившись уже в районе обеда и уже с намерением идти в место, откуда начнётся их авантюра. Таким образом, получилось, что Артуриас нёс большую часть еды, а девушка – кофе, упомянутый настой и медикаменты. Кроме того, Паладин понимал, что нехватка еды может сыграть злую шутку, но всё же решил взять спальные мешки. Спать на голом камне – не его фетиш. Девушка никак не прокомментировала его решение.
  У подземелья этого ивента был один конец, но несколько начал, разбросанных в округе Мияна. Каждая группа может сама выбирать, откуда начинать, но нюанс в том, что все стартовые точки находились на неохраняемых территориях, хотя некоторые и были довольно близки к охраняемым. Учитывая, что старт на каждой такой точке может взять только одна группа, девушка предположила, что резня начнётся ещё до начала ивента и, что характерно, сильнее всего это будет чувствоваться как раз таки в ближних к городу районах. Именно поэтому она предложила взять старт из той, что находится в одной из самых неблагоприятных локаций, предполагая, что туда будет стремиться наименьшее количество групп. Конечно, наверняка, кто-то тоже придёт к этому решению, но такие пати, как думала девушка, наверняка должны быть крупными и выдавать себя за версту. У Артуриаса были свои мысли на этот счёт, но спорить он не стал.
  По дороге девушка предложила не избегать сражений, обход которых может привести к потере времени. Из двух соображений. Первое: экономия собственно времени. Прийти на место стоит пораньше, чтобы была возможность проверить территорию на предмет засад, после чего устроить собственную на тех, кто придёт после них. Артуриасу не по нраву был подобный способ ведения дел, но учитывая, что их всего двое, выбирать средства действительно не приходилось.
  Второе соображение: возможность сработаться. На словах получается всё гладко: Артуриас отвлекает внимание, а девушка нападает в спину на тех, кто представляет наибольшую опасность. Но на практике, тем более когда дело касается других людей, что-нибудь обязательно пойдёт кувырком. Чтобы иметь возможность реагировать на такие изменения, да и даже чтобы отработать ими придуманную схему, им стоит хотя бы немного поучаствовать в сражениях против мобов. И по возможности как можно меньше обсуждать, что делать, а вместо этого как можно лучше чувствовать друг друга. Артуриас не был таким уж зелёным новичком в играх, чтобы не понимать простую истину: все объяснения и планы, какими продуманными они не были – ничто перед настоящим опытом. И, вероятно, это не только игр касается.
  Лес, через который они проходили, располагался на территории орков. Орки среди мобов этих окрестностей представляли наибольшую опасность из-за своих высоких базовых показателей и агрессивности. Поэтому на них и имело смысл тренироваться, ведь по своей специфике они напоминали монстров из ивентового подземелья. От Артуриаса, вооружённого освящённой булавой и внушительных размеров щитом, не так много требовалось: провоцировать монстров, в том числе и ударами, после чего стоять в глухой обороне и не позволять себя окружить. Трудность была в том, что Паладины, в отличие от Стражей, не располагают непосредственно провоцирующими умениями. Потому провоцировать приходилось импровизацией за счёт умений, издающих свет и звук. Главное, чтобы его уровень угрозы был достаточно высоким, чтобы мобы не переагривались девушку по крайней мере до тех пор, пока она сама не нападёт.
  Артуриасу было приятно наблюдать за тем, как справлялась девушка. Вот орк идёт заагренный, она пробегает мимо него, держа клинок обратным хватом, забегает за спину и, помогши себе второй рукой, наносит колющий удар сзади. Резко вырвав оружие, начала цепочку режущих атак, во время первой из которых она сменила хват на прямой. Развернувшись, орк попытался контратаковать, но девушка отпрыгнула с сальто назад, из своего положения сидя резко подорвалась навстречу мобу, всадив клинок ему в живот, и сделала разворот, резко вырвав оружие и ударив ещё раз, в итоге добив монстра. Движение своё девушка не остановила: она забежала на толстое дерево, прыгнула, зацепившись за толстую ветку одной рукой, рывком выполнила подъём с переворотом, взобравшись на эту самую ветку, где стала восполнять себе ману. Это всё выглядело, бесспорно, зрелищно, однако восторгался Артуриас всё-таки не этим.
  Любой в мире «Наследия» становился искуснее в соответствии со своими параметрами. Артуриас в реальной жизни, конечно, был неплох в спорте, но даже он оценил разницу. Паладин сильно сожалел о своём поспешном решении пойти на нежить с самого начала. Если бы он хоть немного разобрался, то сейчас, возможно, демонстрировал бы не меньшую эффективность, нежели эта девушка. И не умер бы зря… Она же… Она разобралась. Освоилась. Приспособилась. Конечно, рано или поздно все этому научатся, но пока она определённо сражается эффектнее большинства. Именно поэтому люди и считают её особенной. И хотя это заслуживает внимания, по-настоящему Артуриас оценил другое. То, что для других людей наверняка показалось бы мелочью. Просто… девушка в первую очередь убивала тех орков, которые могли бы помешать Паладину в его отступлении.

  Они уже были у входа в подземелье. Точнее, у одного из. Точнее, только Артуриас был у входа. Стоял и ждал, прислонившись спиной к скале. Ему, сказать по правде, было не по себе вот так вот стоять практически на блюдце для потенциальных врагов, но он принял решение заставить себя привыкнуть к этому. В конце концов, в подземелье его ждёт ситуация ещё хуже.
  — Ключи? Чтобы пройти на следующий этаж? — вспоминал Паладин свой разговор с ней.
  — Да, Артуриас-сан, ключи. На каждом этаже есть несколько ключей, которые нужно добыть или из помеченных сундуков, или выбить с соответствующих мобов, но их количество и количество, необходимое для того, чтобы пройти на следующий этаж, таковы, что пройти сможет только одна группа. Проще говоря, на каждом этаже нужно собрать больше половины от имеющегося на этом этаже количества.
  — Ну и что с этим не так?
  — Видите ли, в чём дело, — девушка говорила это с улыбкой, которая Артуриасу уже заведомо ну очень не нравилась… — подобно тому, как сундук или моб с ключом помечается издающим звук свечением, персонаж, несущий ключ, также будет издавать звук и свет, даже если он ничего при этом не делает. Таким образом, чем больше ключей кто-то из нас будет нести, тем сильнее он будет заметен.
  — И этот «кто-то» – я?
  — Благодарю за Ваше понимание, — продолжая ослепительно улыбаться, девушка поставила его перед фактом.
  Артуриас вздохнул: именно так, он приманка, а девушка будет делать основную часть работы по ликвидации оппонентов. Примерно этим они и занимались прямо сейчас. Пока он стоял и ждал, она должна была тем или иным способом отвадить тех, кто решит стартовать оттуда, откуда решили стартовать они. Артуриас надеялся, что большие группы не подумают идти на их место. В этом случае им придётся искать другой вход. Но судя по всему, даже малые не особо-то рвались: Паладин не слышал ни звуков драк, ни чьих-либо криков, ни чего бы то ещё, что бы могло напоминать сражения или убийства. И тут Артуриас уже не мог сказать однозначно, хорошо это или плохо, потому что в данже, он уверен, будет слышать нечто подобное часто…
  С ключами всё не так просто. Чтобы их достать, нужно излазить больше половины данжа, или убить того, кто это сделает сам. Любой из двух вариантов предполагает практически стопроцентную встречу с противником. Но даже не это проблема, а то, что сопартийцы несущего ключи также помечаются, хотя и издают вдвое меньше звука и света. Девушка предложила каждый раз собирать пати перед дверью, чтобы пройти как группа, но распускать – после. Не один нормальный человек не согласился бы на такое, будь это игрой. В таком случае получается, что она в одиночку будет получать все награды, в то время как все риски ложатся на плечи несущего ключи. Артуриас сам удивлялся тому, в какую невообразимо опасную историю он умудрился влипнуть ради чёрноволосой девушки. «Ты даже не представляешь, на что я иду ради тебя, — грустно усмехнулся он. — Так что, пожалуйста, будь в порядке».
  — Я-хо! — свесилась перевёрнутая мордашка со шрамом на лице. Артуриас вздохнул:
  — Ты ведь осознаёшь, что я мог тебя ударить с неожиданности?
  — Но ведь не ударили, — проявляла девушка почти что преступный оптимизм.
  — Как ты вообще держишься…? — спросил Артуриас, но посмотрев вверх, сам всё понял. Она держалась за свесившуюся под её весом ветку дерева, которое росло из скалы, рядом с которой он стоял. Девушка спрыгнула.
  — И? — возвращался к насущным вопросам Паладин. — Всё чисто?
  — Всё чисто, — ответила девушка и дополнила задумчиво, взявшись за подбородок: — Настолько, что даже не по себе становится… Я знаю! — воскликнула она с видом открывшей Америку. — Это потому что мы настолько круты, что с нами никто не хочет иметь дело!
  — Ага, щас! — сухо отрезал Артуриас. Однако, если она позволяет себе настолько неосторожные во всех смыслах шутки, вероятно, округа и впрямь чистая.
  — И? — снова пытался Паладин вернуть действительно важную тему. — Что мы делаем сейчас?
  Девушка из внутреннего, как понял Артуриас, кармана достала часы на цепочке и рывком открыла их, уже через пару секунд снова закрыв. Она медленно перевела взгляд на Паладина:
  — Можем создавать пати, — холодно сказала она. Артуриас этим тут же занялся, после чего пригласил девушку. Та вздохнула:
  — Вы ведь не забыли о моей просьбе?
  — Не открывать окно группы. Я помню.
  — Благодарю за понимание. Впрочем, не думаю, что у Вас будет время на это, учитывая все обстоятельства этого подземелья и план наших действий.
  Практически сразу после того, как девушка приняла приглашение, земля начала дрожать, а затем и вовсе небольшой участок поднялся, открыв проход, ступени которого тянулись вниз.
  — Пути назад нет, Артур, — девушка бросила холодный взгляд на Паладина и стала спускаться. По непонятной причине последние слова девушки и её поведение только прибавляли ему уверенности. Он последовал за ней.
  В конце спуска была проход-арка, пройдя через которую они очутились в небольшой, освещённой факелами комнате с одной дверью. Девушка осторожно попыталась её открыть:
  — Закрыто, — сказала она. Сразу после этого с характерным грохотом проход-арку резко закрыла металлическая решётка. Артуриас напрягся: не очень-то приятно быть запертым в небольшой комнате решёткой – с одной стороны, закрытой дверью – с другой. Но, судя по всему, это часть ивента.
  — Думаю, — снова заговорила девушка, — необходимое условие заключается в том, чтобы все группы дошли до вот таких вот комнат. После чего мы все стартуем одновременно. Во всяком случае, это наиболее логичный вывод, к которому можно прийти.
  Артуриас думал примерно также. Тут земля снова стала некоторое время дрожать, из-за чего с потолка стали сыпаться мелкие кусочки камня. Судя по всему, проход за ними закрылся. Теперь пути назад действительно не было.
  Как ни странно, дверь перед ними не открывалась довольно долго. Паладин уже начал волноваться, когда услышал заветный щёлчок. Девушка слегка толкнула дверь, и та с лёгкостью поддалась. Судя по всему, игра началась. Девушка вышла из пати:
  — Ну, — с улыбкой посмотрела она на Артуриаса, — удачи, — после чего вышла за дверь, где должна была тут же исчезнуть. Артуриас глубоко вдохнул и выдохнул, чтобы собраться силами, и вышел сам.
Каждый этаж подземелья состоял из коридоров, комнат и перекрёстков, которые своим построением образовывали лабиринт. Разница была лишь в количестве элементов: на одних этажах комнат больше, на других – коридоров, а бывают и практически открытые локации. Кроме того, менялся и внешний вид. Первые этажи более-менее напоминали классическое подземелье. Что будет дальше, можно было только догадываться, отталкиваясь от информации, полученной из книг.
  Коридоры этого подземелья были очень темны, и освещались лишь редкими факелами. Эти факелы можно было свободно брать и носить, освещая себе путь, но в этом случае они бы занимали слот второй руки, что для Артуриаса означало ходить без щита. Учитывая обстоятельства, позволить он себе такое не мог. В то же время низкая освещённость резко увеличивала вероятность случайной активации ловушки. Паладину стоило быть предельно осторожным и внимательно осматриваться, чтобы этого не произошло.
  Артуриас шёл вдоль стен, прикрываясь щитом сзади, на случай нападения из мёртвой зоны. Как бы он не пытался успокоиться, его сердце всё равно колотилось как ненормальное. Помочь тут себе Паладин не мог никак: всё-таки это подземелье с ловушками, сильными монстрами и людьми, что могут напасть внезапно и из ниоткуда. И тем не менее: если это продолжится в том же духе, то он попросту не сможет грамотно оценивать ситуацию… или заработает разрыв сердца.
  Артуриас остановился. Он услышал звук костей, да и их издававший не заставил себя долго ждать. Огромный скелет с более массивными, нежели у обычной нежити, костями и огромной дубиной неспешно шёл к Паладину. Артуриас освятил свои булаву и доспехи, приготовившись к бою. Он не стал нападать первым, потому что понимал, что мог получить удар на упреждение. Тут скелет замахивается, и Паладин едва успел поставить щит, чтобы заблокировать. Но даже так, удар был настолько мощным, что вынудил его отступить на два шага назад. Он упустил возможность контратаковать, потому стал ждать следующей атаки. Скелет снова ударил, и в этот раз Паладин лучше устоял, отступив всего на один шаг вместо двух, воспользовался этим, чтобы ударить самому. Взмах и, несмотря на крепкое сложение костлявой твари, булава знатно нанесла урону. Всё-таки булава – это тяжёлое оружие, а к тяжёлому оружию скелеты имеют уязвимость, да и Артуриас ещё подобрал такую, чтобы больше урона нежити наносить, кроме того, зачарованная святостью, что сильно увеличивает и без того неслабый урон Паладина по нежити. Контратака скелета – Артуриас закрылся щитом, вынужденный снова отступить. И тут он вспомнил слова девушки о том, что не стоит полагаться на блок чрезмерно, потому что в какой-то момент он может перестать защищать. Не говоря уже о том, что могут напасть сзади, и щит лучше держать так, чтобы прикрывать тыл. И хотя сражение не защищаясь против кого-то, кто даже заблокированными атаками заставляет пятиться назад, смахивает на самоубийство, Артуриас решил попробовать.
  Паладин осторожно подался вперёд. Едва скелет замахнулся, Артуриас отпрянул назад и сразу после атаки скелета атаковал сам. У него получилось, едва смог подумать он, но понял, что не к месту, совсем не к месту радуется. Очередную атаку моба Паладину снова пришлось блокировать щитом. Но главное, что он понял, как нужно бороться с этой тварью. Удар, отступление, удар, отступление, в крайних случаях блок щитом. Таким образом, ещё три атаки и один блок, и моб оказался сражён.
  Артуриас испытывал невероятное в своём многообразии чувство. Что-то вроде непонятной смеси эйфории и облегчения с адреналином и беспокойством, граничащим со страхом. Паладин снял свои бафы, а то слишком уж ярко светят, и продолжил продвигаться. Как мог Артуриас пытался держать себя в руках и ни в коем случае не позволять себе терять сосредоточенность. Но давалось ему это с трудом: он победил по-настоящему серьёзного противника, пускай тот был мобом. Этот факт его… окрылял, что ли. Вместе с тем просыпался какой-то азарт… Артуриас болтнул головой, чтобы скинуть это наваждение. Ему нельзя поддаваться подобным чувствам. Тем более что очередной скелет уже шёл к нему.
  После предварительной подготовки с освещением своего снаряжения Паладин стал сражаться по предыдущей схеме: аккуратно подходить, уклоняться от атаки моба, после чего атаковать самому. Всё это время щит Артуриас держал сзади, лишь изредка используя его, чтобы блокировать те атаки, отпрянуть от которых он не успевал. Вот он нанёс уже три атаки и отпрянул назад от удара противника, приготовившись нанести четвёртую, как нечто внезапно ударило его в щит сзади, вынудив сделать шаг вперёд. Когда оглянулся, Артуриас был готов с ума сойти от накатившего страха: на него напал игрок! Скорее всего, Ассасин, но даже тот факт, что Ассасины не сильны против Паладинов, никак не развеивал его панику от того, что он находится между агрессивным игроком и чудовищным мобом!
  — Займите скелета! — раздался знакомый девичий голос, белый силуэт обладательницы которого пронёсся мимо Артуриаса. Подобно тому, как они договорились, Паладин послушался, не задавая никаких вопросов. Ему оставалось лишь довериться девушке. Скелет снова атаковал, но на сей раз Артуриасу отступать было некуда, потому он продолжил с ним сражаться уже через блок-удар. Лишь бы этот самый блок не подвёл в критический момент…
  С разбега девушка всадила клинок в живот напавшему Ассасину, вынудив того отступить. Девушка воспользовалась этим, чтобы высвободить острие своего оружия и нанести ему ещё несколько жутких ран. Неуклюжая контратака противника, от которой она лишь слегка подалась назад, после чего ринулась на несчастного со всей прытью, дважды ударив, когда проносилась мимо него, стоя практически спиной к нему, ударила колющим с двух рук назад ему в поясницу, после чего развернувшись в другую сторону, по сути сделав разворот, и помогши себе второй рукой, нанесла удар, ставший для Ассасина летальным. Артуриас не смог оценить весь этот бой: сразу после того, как он одолел своего скелета, очередной не заставил себя ждать. Паладин выругался: слишком много всего и сразу! Девушка выровнялась с ним:
  — Я помогу, — сказала она, проведя ладонью над клинком своего оружия, заставив его испускать небольшие электроразряды и светиться светло-фиолетовым, — сразу как Вы начнёте.
  Артуриас кивнул и вышел немного вперёд. Тяжело было сконцентрироваться после того, что случилось, но Паладину стоило сосредоточиться на схеме уклонения с последующей контратакой. Он уже сам чувствовал, что следующий блок может не получиться. Скелет атакует, Артуриас отпрянул, атаковал сам. Вслед за этим девушка пронеслась мимо них, зайдя мобу за спину, судя по звукам, нанесла две… наверное даже три атаки, после чего, прежде, чем скелет контратаковал, снова забежала за Артуриаса. Паладину было это не по душе, но он снова ударил с целью переагрить моба на себя и тут же отступил, предвкушая контратаку. Девушка, в свою очередь, опять побежала мобу за спину. Продолжая в том же духе, вдвоём таким образом они быстро расправились с монстром.
  — С боевым крещением, — сухо поздравила девушка пытавшегося отдышаться Артуриаса. И он даже понял, что она имела в виду. Действительно, пережить первый бой при подобных обстоятельствах, да ещё и победить, подобно празднику.
  — Что сейчас? — спросил Артуриас: девушка не уходила снова в Скрытность, значит, их продвижение пока что стоит, и он хотел узнать, почему.
  — Мне нужно восстановить ману. Да и Вам стоит прийти в себя после такого-то.
  — Восстановить ману? — удивился Паладин: она же не начинала светиться, как она обычно светится, когда её восстанавливает. — А чего ты ждёшь?
  Девушка промедлила с ответом.
  — Дело в том, что я не могу использовать умение для этого. Оно слишком яркое и шумное. Потому придётся рассчитывать на естественную регенерацию. Вы уж простите мне это неудобство, Артуриас-сан.
  У Паладина не было с этим проблем. Напротив, он даже в какой-то мере рад был, что у них будут такие вот передышки, в которых они смогут приходить в себя и собираться с мыслями. Да и подобная осторожность совсем не лишняя, в чём он убедился. Разве что стояли они сейчас на своего рода перекрёстке из коридоров и комнаты, что несколько беспокоило Паладина, так как может последовать внезапная атака из одного из направлений. С другой стороны, без Скрытности подобраться незаметным тоже было проблематично. Но один к нему же подобрался, и девушка, словно поняв его опасения, встала рядом с Артуриасом так, чтобы со стороны спины ни к нему, ни к ней было не подойти. Пока они так стояли, Паладину захотелось кое-что просветить:
  — А давно ли ты меня «Артуриас-саном» зовёшь?
  — Со вчерашнего дня.
  — Разве? — удивился Паладин. Он был уверен, что совсем недавно она назвала его «Артуром», как она обычно и называла.
  — Да, — девушка задумалась после своего ответа. — Хотя, впрочем, я допускаю, что ради пущего эффекта у меня могло в какой-то момент вырваться нечто другое. Здесь додумывайте сами, — ехидно улыбнулась она через плечо.
  — И с чего такая перемена…? — неуверенно спросил Артуриас.
  — Ммм, — девушка снова немного подумала. — Скажем так, не так давно мне повстречался довольно интересный игрок с убеждениями похожими на Ваши. Вот только он ненавидит, когда его ник произносят неправильно. Принимая во внимание, что ради его ко мне расположения мне нужно было его звать его полным именем, будет немного странно, если при общении, например, с Вами я продолжу звать Вас… Вашим кратким именем, выразимся так.
  — Да я не против так-то…
  — Вы не против, а я предпочту придерживаться своих собственных понятий о вежливости, а потому приношу извинения за свою неучтивость ранее, — запрокинув голову, улыбнулась девушка. Вот такими вот странностями в своём общении она порою совсем сбивала Артуриаса с толку.
  — Кроме того, так проще держать дистанцию с людьми, — едко добавила она, отвернувшись.
  — Вот это уже больше похоже на тебя, — недовольно выдохнул Артуриас. — Но знай, что я всё-таки…
  — Тихо! — перебила его девушка. Паладин умолк. Некоторое время стояли молча. Артуриас не мог понять, почему, но понимал, что это не просто так, а потому ничего не говорил.
  — Вы слышите? — спросила девушка. Артуриас прислушался. Да, он слышал что-то… и шум от этого чего-то нарастал… и очень быстро нарастал! Едва он понял, что это действительно такое и оглянулся, среагировать он не успевал!
  — В сторону! — толкнула его девушка и тем самым спасла. Буквально через секунду через коридор, в котором они стояли, прокатился огромный валун, который, вне всяких сомнений, раздавил бы Артуриаса вместе с его доспехами. Сама девушка едва успела уклониться, откатившись в другую сторону.
  — Это… — всё пытался прийти в себя Артуриас, — это… это такая ловушка?!
  — Да… — раздражённо выдохнула девушка, подходя к Паладину. — Но если Вам будет от этого легче, активировали её не мы.
  — Другая группа…? Они пытались так убить нас?!
  — Боюсь, что реальность гораздо более прозаична, Артуриас-сан, — сказала девушка, глядя на оставленные валуном непонятные, периодически повторяющиеся по всей линии его движения следы. Артуриас пригляделся, чтобы понять, что это такое, а когда понял – ужаснулся. Это была человеческая кровь.

  Они паниковали. Огромный валун оставил от доспехов их Стража лишь металлические ошмётки, а всё, что было внутри, выдавлено и размазано по всему коридору, по которому укатился этот валун. Хуже всего то, что Ассасин, которого они послали на разведку, тоже не отвечал. И теперь они остались втроём.
  — Придурки! Это из-за вас всё! — надрывалась Жрица. — Зачём вообще сюда попёрлись?!
  — Не ори, Юнахи, — пытался утихомирить её Волшебник. — Ещё кого привлечёшь.
  — Да какая уже разница?! Что мы можем?! Ни танка, ни убийцы! Мы трупы, кто бы нас не нашёл. И отсюда не выйти!
  — Так воскреси ты его уже, блин, — раздражённо предложил Рейнджер. — Ну или перенеси к нам, если он зареспаунился уже…
  — Чтобы пока я кастовала, нас кто-то нашёл?
  — Тебе только что было на это всё равно!
  — Я не хочу дохнуть! Дохните сами!
  Рейнджер нервно выдохнул. Она не видит, что ли, насколько сама себе противоречит?
  — Где вы откопали эту истеричку? — спросил он у Волшебника. — И почему я её до сих пор терплю?
  Волшебник сам был не на шутку встревожен. Мало того что их ситуацию приятной не назовёшь, так ещё и девушка совсем не к месту устроила сцену.
  — Послушай, Юнахи, давай ты успокоишься, и вместе обсудим, что нам теперь делать, — попытался вразумить её он.
  — Нечего тут обсуждать!
  — Ой, да забей ты на неё, — Рейнджер собрался уходить. — Давай оставим её здесь и сами будем как-то крутиться.
  Юнахи явно не ожидала такого, и чуть было не задохнулась в попытке высказать свою мысль:
  — Вы… вы… вы ничего без меня тут не сможете!
  — Да с тобой – тем более! — огрызнулся Рейнджер.
  — Ребят, давайте мы все успокоимся, — пытался Волшебник вразумить уже двоих. — И не будем что-либо делать сгоряча…
  — Да не хочу я её уже терпеть! Её приняли в гильдию, одели, научили, а она права качала и тогда, и сейчас. На смазливую мордашку, что ли, купились?! Вот нахера она…
  — ААА! АААААААА!! — ненормальным голосом стала визжать Юнахи, испугав обоих парней. Да и когда они посмотрели в её сторону, испугались не меньше: что-то, а точнее кто-то, раз за разом протыкал Жрицы, заставляя её визжать от боли снова и снова. В какой-то момент некто вместо очередного удара в спину, провёл клинком по горлу девушки, и та безвольно повисла на руках убийцы:
  — Ох… Не люблю я девушек убивать, — которая тоже оказалась девушкой. — Впрочем, спектакль она устроила тот ещё. Не очень мне её жалко.
  Убийца бросила труп. Она не была похожа ни на один из классов: белый наряд, чем-то напоминающий то, в чём обычно маги ходят, включая капюшон и рубашку, которая была изрядно заляпана кровью. Она перевела взгляд на ребят:
  — К сожалению, вам уготована та же участь. Ничего личного. Просто мы не можем принять вас в группу из-за возможности предательства и в то же время не можем вас отпустить, потому что, если мы продвинемся вперёд, а мы собираемся продвигаться вперёд, вы умрёте в любом случае. Так что милосерднее убить вас здесь и сейчас. Я предлагаю вам сдаться. Тогда я сделаю всё, что в моих силах, чтобы вы долго не мучились.
  Парни опешили. Прямо сейчас она, по сути, предлагала просто стоять и ждать, пока она их заколет. Да кто вообще на такое согласится?!
  Первым среагировал Рейнджер, но едва он успел натянуть тетиву…
  — ВГХААА! — как девушка в белом уже атаковала его сзади. Волшебник растерялся. Если она может так быстро перемещаться, что в состоянии не дать сделать выстрел стрелку, то у него – мага – тем более нет ни малейшего шанса! Он побежал, проклиная себя за то, что оставлял напарника на мучительную смерть, но ничего не мог с собой поделать. Он побежал в коридор, куда укатился валун. Наверняка он передавил всех потенциальных врагов. Но думал он так зря.
  — Святая преграда! — созданная поджидавшим в коридоре Паладином полупрозрачная стена загородила проход, и Волшебник понимал, что не сможет через неё пройти или быстро пробить. Он развернулся с намерением найти другой путь, но было поздно: девушка в белом капюшоне уже неслась на него, и едва настигла, нанесла три удара, заставив Волшебника упасть и скорчиться от боли. Она же села на него сверху и стала протыкать раз за разом, пока он не умер.

  — Этот ключик – сюда, а этот – сюда! — утрировала девушка, вставляя полученные от Артуриаса ключи один за другим. Они уже снова были в группе, так что осталось пройти через дверь и снова её распустить. Пока собирали ключи, ничего особенного после того случая не произошло: ловушек удавалось избегать, а другие игроки больше не встречались. Правда, сражаться с мобами приходилось одному лишь только Артуриасу на случай непредвиденных сюрпризов, из-за чего он чувствовал себя вымотанным. Но даже не это его сейчас угнетало…
  — О, надо же! — наигранно восхитилась девушка открывшемуся после вставки всех ключей проходу вниз. — Получилось!
  — Слушай, это правда было так необходимо? — решился Паладин задать свой вопрос, осознавая, что следующая возможность поговорить может долго не представиться.
  — Аре? — склонила голову девушка в недоумении.
  — Тебе правда необходимо было их убивать?
  — А… Вы об этом… — вместо ответа она прошла в проход и стала спускаться. Артуриас последовал за ней, надеясь всё-таки получить ответ на свой вопрос.
  Внизу их ждала комната похожая на ту, которая была перед первым этажом. Словно в подтверждение этой мысли с характерным звоном проход за ними закрылся решёткой. Разница была в том, что эта комната была несколько больше, а также стоял какой-то прилавок… или что-то на то похожее. Но даже если это и прилавок, ни товара, ни того, кто мог бы что-либо тут продавать, не было и в помине.
  — Закрыто, — девушка уже проверила дверь. — Полагаю, раз уж мы тут застряли на какое-то время, у меня нет возможности уйти от ответа на Ваш вопрос…
  — А ты всерьёз рассчитывала на это…? — недовольно выдохнул Паладин.
  — Артуриас-сан, — серьёзно обратилась девушка, — Вам стоит всё-таки принять факт того, что смерти в этом подземелье неизбежны. И чем раньше Вы это сделаете, тем лучше, потому что в противном случае может произойти ситуация, в которой пострадаете и Вы, и я.
  — Но всё-таки… неужели нельзя было их отпустить?
  — Куда отпустить? — недовольно выдохнула девушка. — Возвращение тут не работает. При этом через определённые промежутки времени респаунится жуткий моб, которого можно даже причислить к боссу по уровню этого подземелья. А Вы сами должны понимать, что значит босс по уровню этого подземелья, если даже обычный моб тут по силе уделывает некоторых боссов обычных данжей. Если даже каким-то чудом им бы удалось от него скрыться или даже убить, следом через тот же промежуток времени зареспаунится ещё один с бо́льшими параметрами. И так до тех пор, пока пати не окажется вайпнутой. Как Вы считаете, что милосерднее: убить их на месте или оставить их там, заставляя плавно, но стремительно сходить с ума от страха и паники, а если они и еды не захватили, до кучи ещё и медленно умирая от голода при этом?
  — Ну… — Артуриас пытался собраться мыслями, — ну да, может и так… Но почему всё-таки мы не могли с ними объединиться?
  — Хммм, — протянула девушка. — Хорошая шутка. При других обстоятельствах она бы даже показалась мне смешной…
  — Я не шучу, — коротко осёк её Артуриас. Девушка вздохнула:
  — Да, мне что-то тоже как-то не до смеха, если честно… Не знаю, как много Вы видели и слышали, но поверьте, если бы они пошли с нами, то либо всё равно бы умерли, либо подставили бы нас.
  — С чего ты так решила?
  — Просто мне удалось застать момент их разборки. Ну вот посудите сами. Как там её звали, Жрицу эту… Ой, не важно. В общем, она закатила истерику в месте, где можно умереть буквально за углом. Рейнджер был готов бросить её. А бросить человека здесь даже хуже, чем убить на месте, Вы сами должны это понимать. Ну а третий – Волшебник – бросил своего товарища, на которого напали. Если бы он не натолкнулся на Вас, натолкнулся бы на моба, ловушку, а при других обстоятельствах и на другого игрока мог бы, чем привлёк бы внимание к тому направлению, откуда выбежал. Не знаю как Вы, а я таких союзников точно себе не хочу. Могу заверить, долго им страдать не пришлось, а смерть от моего клинка не такая уж и страшная… Хотя помучаются денёк точно. И в этом мире это наименьшая из расплат за то, что сунулись туда, куда не стоило. Поверьте, Вам в своё время досталось гораздо сильнее…
  — Грм… — Артуриаса передёрнуло. — И было бы здорово, если бы ты об этом мне не напоминала.
  — Извините… — отвела девушка взгляд. Паладин вздохнул:
  — Хорошо. Я понял твою позицию. Но давай всё-таки не будем рубить с плеча, а? В следующий раз, если на нас сразу не нападут, дай мне возможность поговорить.
  Девушке явно не нравилось это предложение Артуриаса. Она недовольно чесала себе лоб.
  — Чувствую, Вы сами станете ненадёжным союзником, если не познаете ситуацию и если я продолжу Вам отказывать лишь по собственным причинам. Ладно, — сдалась она. — Но только если Вы пообещаете мне соблюдать два условия.
  — Каких?
  — Первое: мы не будем пытаться заведомо идти на перемирие и не будем пытаться установить связь с заведомо более сильной группой. По умолчанию мы все здесь враги, и совершенно точно, что одинокого Паладина будут пытаться обмануть, чтобы с лёгкостью убить. Я не смогу защитить Вас от всех сразу. Второе: если Вы всё-таки сможете завести с кем-то разговор, но я сочту, что кто-то представляет угрозу, я тут же на этого человека нападаю, вне зависимости от прогресса и результата Вашего разговора. И Вы в тот момент присоединяетесь к сражению. Даже если будете чувствовать себя так, словно подстроили для других ловушку… что, по сути, будет правдой. Вы согласны на таких условиях?
  Артуриас задумался. Слишком уж эти условия узкие. Наверняка все группы тут большие или по меньшей мере включают больше двух человек. А даже если уповать на то, что большие группы… сократятся в ходе их деятельности, вряд ли они пожелают присоединиться к убийце товарищей… С другой стороны, именно таковых и предлагал присоединить Артуриас. Паладин снова вздохнул: как бы ему не нравились эти условия, он вынужден был признать, что разумное зерно в них есть.
  — Хорошо, я согласен. Но в случае чего помощи от меня много не жди. Я уйду в глухую оборону или перекрою один из проходов, как в прошлый раз.
  — Этого достаточно, — выразила девушка своё согласие.
  Дальше ждали молча. Вот послушался заветный щелчок, двое снова распустили пати и вышли зачищать следующий этаж.

  А игроки на следующем этаже им не попались почему-то. Это нешуточно беспокоило обоих, но они всё перепроверили: нету. Девушка даже активировала некоторые ловушки, чтобы звук от их срабатывания привлёк тех, кто мог оказаться поблизости… или заставил бы их покинуть Скрытность: огромный катящийся валун кого угодно вынудит превысить лимит скорости незаметного перемещения. Но никого попросту не было. Так что, собрав нужное количество ключей, они прошли к двери, где Артуриас стал её открывать. Разумеется, девушка перестраховывала, но прежде чем открывать дверь, ей пришлось покинуть Скрытность для того, чтобы принять группу, а это в свою очередь могло дать понять окружающим, сколько их в действительности, ведь Артуриас порядочно ключей нёс, и половина светяще-гудящего эффекта передавалась девушке, пока она снова не ушла в инвиз. Но тем не менее, даже когда дверь оказалась открыта, никто так и не напал на них.
  — Странно… — проговорила девушка, появившись. — Даже если предположить, что люди, с которыми мы должны были сойтись, погибли на первом этаже так же, как и их соперники, почему нам не дало такую же группу, которая тоже оказалась без соперников…? Образовалось нечётное количество групп, и мы случайно оказались группой без пары? Я не верю в такую случайность.
  Артуриас был полностью согласен. Что-то тут не так. Они стали спускаться.
  В очередной раз они оказались заперты между решёткой и дверью. И во второй раз Паладин наблюдал странный пустой прилавок.
  — Ты не знаешь, что это такое? — спросил Артуриас. Он надеялся за разговором убить время: кто знает, сколько времени ждать придётся.
  — А Вам так интересно? — склонила девушка голову. — У Вас других дел нету?
  — Каких, интересно…?
  — Поесть, например.
  Артуриас опешил. Сразу по двум причинам. Во-первых, девушка была в кои-то веки серьёзной, не пыталась шутить или нести глупости, как она обычно делает. Ему нечасто приходилось такой её наблюдать. Не то чтобы она не предупреждала, что в подземелье будет не до шуток, но как раз таки она шутить упорно продолжала… Во-вторых, дела сейчас действительно можно найти. И это даже не поесть. А поваляться, а то и поспать. Артуриас очень устал чистить два этажа подземелья практически в одиночку. Но всё-таки решил не вдаваться в такие крайности, а просто перекусить, как и предложила девушка. Он призвал еду.
  — Чаю? Кофе? Соку? — предлагала девушка.
  — А настой тот свой предлагать не будешь?
  — Его перед сном лучше, — девушка призвала большой графин с коричневой жидкостью, судя по всему, чаем, и кружку, куда налила немного, и отозвала графин. — И сока, если что, мало. В нём не было острой необходимости, но мне показалось, что имеет смысл взять на случаи, когда другое упрётся.
  — Понятно… Учту. Чаю тогда. Только не сейчас, а попозже.
  — Если дверка откроется, то в спешке будете пить, — девушка отпила немного.
  — Ничего страшного. Привык на работе. Тут в другом проблема. У меня это… — Артуриас замялся. — В общем, кружки нет.
  — У меня есть кружка для Вас. И даже запасная.
  — Запасная? Так ты всё-таки предполагала, что мы присоединим себе кого-нибудь?
  — Нет, это на случай, если Вы разобьёте свою. Я не могу Вам дать мою, ведь Вы сразу начнёте воспринимать это как непрямой поцелуй. Вдруг о пошлостях думать начнёте…
  — Значит, вот ты какого обо мне мнения, да? — сухо прокомментировал Паладин. Нет, всё-таки глупости она продолжает нести.
  — Да не самого плохого. Во всяком случае, я верю в Вас и доверяю Вам достаточно, чтобы позволить участвовать в этой авантюре вместе со мной, да ещё и предоставив ведущую роль. Вы, должно быть, думаете, что я просто спихиваю грязную работу на Вас. Пусть будет так, мне нет смысла Вас переубеждать. Но в действительности отведённая Вам задача тяжёлая именно потому, что важная. И такое можно доверить лишь надёжному человеку.
  Артуриас задумался. Он не думал об этом в таком ключе. Он вернулся к еде.
  — Что касается Вашего вопроса, — продолжила девушка. — Честно говоря, я не знаю, что это такое, — Паладин понял, что речь уже пошла о прилавке. — Но смею предположить, что на этом ивенте между этажами должны быть магазины.
  — Мааыны? — с занятым ртом спросил Артуриас. Разговаривать за едой неприлично, но он не удержался от этого вопроса.
  — Да… Думаю, что да, — девушка сделала глоток чая. — Чтобы игроки имели возможность не только перевести дух после битвы с другими игроками, но и закупить расходники и прочую мелочь. Обрывки некоторых текстов намекают на то, что в этих магазинах должно было даже появляться нечто редкое, что не продаётся в других местах, и шанс этого редкого товара тем выше, чем дальше пати продвинется в подземелье. Таким образом, чем лучше справляется группа, тем больше редких ништяков она могла бы залутать… Если бы тут всё это было.
  — Яно, — снова не совсем чётко ответил Артуриас и, прежде чем снова что-то говорить, сначала проглотил то, что жевал, после чего только спросил: — А ты не знаешь, почему этих магазинов нет?
  — Могу только делать предположения, — девушка допила свой чай и развеяла кружку. — Но основная их часть сводится к тому, что наш этот данж попросту недоделан. И был скормлен игрокам, что называется, как есть.
  — Понятно… — протянул Артуриас и новых вопросов не задавал. Он неспешно закончил свою трапезу и попросил у девушки чаю, который тоже пил не спеша. Но даже когда он закончил, дверь так и не соизволила открыться. Паладин уже всерьёз начал думать, что идея вздремнуть не была плохой, и часик поваляться он точно смог бы…

  Ждать пришлось долго, но дверь всё-таки открылась. Действовали всё по той же схеме: Артуриас осторожно продвигался, сражаясь с нежитью, а девушка, будучи невидимой, его прикрывала и осматривалась. Неожиданно в какой-то момент стал слышен мужской голос. Словно кто-то кого-то звал. Паладин стал осторожно продвигаться в сторону этого голоса.
  — Слышите меня! Эй! — он уже мог разобрать слова. — Я не буду с вами драться. Если вы не нападёте…
  — Ох, да ладно! — девушка появилась рядом с Артуриасом. — Серьёзно?!
  — Видишь, — обратился к ней Паладин. — Я так и думал, что кто-нибудь такой будет…
  — Так, стоять! — осекла она его. — Мы не знаем всех обстоятельств, это раз, это может быть ловушка, это два.
  — И что ты предлагаешь? — спросил Артуриас: парень-то, наверно, устал уже зазывать. Девушка нервно выдохнула:
  — Сейчас… Соображу… В общем, — посмотрела на Паладина. — Ничего не меняется. Вы идёте к нему, завязываете разговор. Я прикрываю. И… наверное… Да, сначала я осмотрюсь там, потом Вы пойдёте к нему, а я продолжу осматриваться, и только когда я сочту, что всё безопасно, приду к вам и уже будем договариваться.
  — Как-то слишком сложно…
  — Извините меня, на кону наши жизни! — бурно отреагировала девушка. — Даже если они у нас бесконечные…
  — Ладно, как скажешь, — согласился Артуриас. — Ну и когда мне выходить?
  — Подождите. Для начала я Вам скажу, о чём Вы должны будете его предостеречь.

  — Эй, слышите меня! — всё надрывался Мечник. Он понимал, что рисковал, но выбора у него не оставалось: он был единственным выжившим из своей группы. Если нападёт один – справится. Если двое – тоже. Если трое… тут уже сложнее, но, скорее всего, сможет их одолеть если не всех и сразу, то, по крайней мере, одного-двух, чем даст понять, что легко без боя он не дастся. Вот если нападёт больше трёх, то тут он уже отхватит. Ему, конечно, не привыкать, всякое случалось, но он предпочёл бы обойтись без этого.
  Свершилось! Навстречу ему шёл Паладин. И хотя он был во всеоружии, непохоже было, что собирается нападать. Мечник начал идти ему навстречу…
  — Стой, где стоишь, — сказал Паладин.
  — Да стою, стою, — ответил Мечник, разведя руки, показывая, что не вооружён. Он был готов принять бой в любой момент, но давать об этом понять не стоит. Всё-таки его не драка интересует:
  — Ты тут один? — спросил Мечник. — Где твоя группа?
  — Я тут не один, — честно ответил Паладин. — А ты?
  — А я… — протянул Мечник, — а я один, — решил не лукавить.
  — Ты один пошёл в данж?
  — Нет, не один. Но эти придурки передохли от валунов. Так что сейчас я тут застрял без пати. Возьмёте меня?
  Паладин помолчал.
  — Извини, мы не можем принять тебя в группу прямо сейчас, — ответил в итоге он.
  — А что мне нужно сделать, чтобы вы меня взяли?
  — Подождать.
  — А как долго?
  — Это мне и самому интересно было бы узнать…
  — Ну так узнай. В чём проблема-то?
  — Проблема в том, что я не могу узнать.
  — В смысле?
  Паладин вздохнул:
  — Пожалуйста, наберись терпения. Мы примем тебя в группу. Но только в том случае, если ты тут один и не подстраиваешь ловушку.
  — Ну, я один. И какую ловушку я могу подстраивать?
  — Такую, что в действительности ты тут не один. И прямо сейчас мы это проверяем. Так что, пожалуйста, стой, где стоишь, и подожди немного.
  — Долбануться, вы параноики! Нет, чтобы взять и пойти всех нагибать…
  — Ты очень несерьёзно к этому относишься… — нахмурился Паладин. — Тебе умирать доводилось?
  — Так канешн, — ответил Мечник, чем удивил собеседника. — И чё теперь, не драться, что ль?
  — Серьёзно? И ты не боишься? Люди по два-три дня мучаются после своих смертей…
  — Ну… да. Так и есть. Бывает реально паршиво. Ну, в принципе, после этого можно бухнуть, так полегче будет. Заодно передохнуть от всего, с пацанами посидеть, все дела… Не, ну понятное дело, что лучше без этого. Потому и ищу щас пати.
  Паладин ещё больше помрачнел.
  — Скажи… А зачем ты… зачем вы сюда пришли? — осторожно спросил он.
  — Затем, зачем и все, — развёл руками Мечник. — Бабло и шмот урвать получше.
  — И зачем тебе деньги и снаряжение?
  — Тупые какие-то вопросы задаёшь… Как бы махаться-то чем-то же надо, не? Люди качаются, уровни поднимаются. Потому нужны пухи новые, расходники, я там не знаю, грейды всякие… Чё непонятного-то?
  — Непонятно мне лишь одно, — прищурился Паладин. — Зачем тебе надо сражаться?
  Наступила тишина. И не потому, что Мечник что-то скрывал или что-то в этом роде. Он просто никогда об этом особо не задумывался.
  — Ну, типа… — начал Мечник. — Ну то есть тут все же машутся, не? И как бы это норма, и я и не против… То есть как бы кто не боится, те фигарятся, а кому и так норм, тот не лезет, так ведь? И всё ОК… Но, — стал чуть серьёзнее, — бывает так, что не драться я не могу. Если на моих глазах какие-то уроды тащат девушку непонятно куда, да ещё и угрожают, я влезу. Я могу быть неправ, это может быть не моё дело, но я всё равно влезу. Потому что даже такой подонок, как я, не стал бы поступать так, как они.
  Паладин чуть сжался.
  — И что ты с ними сделал? — спросил он.
  — Отхерачил.
  По лицу Паладина было видно, что он не шибко доволен.
  — Ты осознаёшь, что можешь влезть туда, куда не следует, или сделать ещё хуже?
  — Может быть, может быть, — ответил Мечник. — Но я тебе уже сказал: не вмешиваться в таких случаях я не могу.
  Паладин ещё немного помолчал.
  — Ты не плохой человек, — сказал он. — Но обрёл силу, которую используешь не совсем правильно. Тебе бы… быть сдержаннее.
  — Ой, да кому это надо? Мне? Точно нет.
  — Я не буду тут с тобой спорить. Но с моей знакомой вы словно две противоположности.
  — Знакомой?
  — Да… Девушка, что проверяет тут всё, пока мы с тобой говорим.
  — Девушка?
  — Ты идёшь на прорыв, лезешь вперёд, подаваясь эмоциональным порывам, в результате чего оказываешься в центре действия… А она… Она, наоборот, неспешна. Она не даёт о себе знать без необходимости, подолгу готовится, перебирая варианты, пока не подберёт нужный, и предпочитает действовать из тени, но наверняка, даже если кем-то придётся пожертвовать… Вам будет сложно найти общий язык.
  — А, то есть вся эта лажа с типа засадой – это всё её болезнь, да?
  — Ты всё понял правильно.
  — Оргх, отстой!… И я так понимаю, эта зануда у вас за главную?
  — Можно сказать и так.
  — И скольких вы потеряли, пока шли сюда? — Мечник попытался намекнуть на несостоятельность подобного подхода. Паладин прикрыл глаза. Сначала он усмехнулся, а потом и вовсе сдержанно посмеялся. Мечнику стало немного не по себе: он явно чего-то не знает. Вдруг совсем близко, но со стороны Паладина начал раздаваться знакомый шум катящегося валуна с последующим грохотом от его столкновения в стену, что вынудило Мечника напрячься.
  — Полагаю… — посмотрел на него Паладин. — Уже можно тебе сказать. Только, пожалуйста, не двигайся. Иначе можешь пострадать…
  — Ты мне угрожаешь? — напрягся Мечник.
  — Нет, что ты, — разуверил его Паладин. — Боюсь, я не в том положении, чтобы тебе угрожать. Понимаешь, я был одним из первых умерших в этом мире. И умер мучительно. С тех пор я боюсь смерти… Да… Мне страшно. Мне страшно было идти сюда, мне страшно даже сейчас, пока я говорю с тобой. Больше скажу, ты явно сильнее меня и как персонаж, и как человек… Но у меня тоже есть кое-что, за что я хочу сражаться. За что я буду сражаться. И как бы страшно мне не было, чьей бы поддержкой не пришлось бы заручиться, но я не откажусь от этой части себя. И именно поэтому… — снова начал нарастать шум от катящегося камня, — я поверю в неё!
  Сразу после этих слов с оглушительным грохотом валун врезался в стену сразу за спиной Паладина, от чего пошли целые облака пыли и поднявшейся в воздух грязи, в то время как тот даже не шелохнулся от всего этого. Даже Мечник не смог стоять ровно. В придачу само зрелище было завораживающим: Паладин, чьи доспехи, да и весь силуэт персонажа в целом, светились мягким светом, непоколебимо стоял в облаках пыли, что под этим самым светом принимали вид, навеивающий пейзаж тяжёлых облаков, на которые вскользь падал свет солнца. Мечник почувствовал, как капелька пота сходит по его щеке.
  — А ты неплох, — улыбнувшись, похвалил он Паладина несколько дрожащим голосом.
  — Нас всего двое, — продолжил тот. — И изначально было лишь двое. И у нас есть цель любой ценой добраться до конца. Потому-то мы и проявляем такую осторожность. Чтобы быть окончательно уверенными в том, что ты здесь действительно один, она активирует некоторые ловушки, но ни ты, ни я от этого не пострадаем. Потому, пожалуйста, прояви терпение, пока она всё не проверит.
  Мечник вздохнул:
  — Ладно, чё уж там, — улыбнулся он. — Но давай хоть поболтаем пока, а? Познакомимся там, всё такое.
  — Я не против, — ответил Паладин. — Меня зовут Артуриас. Можешь звать просто Артуром.
  — Артур, да? А я Пикия. Теперь мы знакомы.
  — О чём ты хотел поговорить? — спросил Артуриас.
  — Дай подумать… Ну, например, зачем вы сами сюда попёрлись?
  — М… В двух словах не объяснишь…
  — А мы куда-то торопимся?
  — Нет, нет… — усмехнулся Артуриас. — В общем, в конце этого данжа босс, и если его выпустить и вовремя не убить, то он вырвется наружу и разнесёт ближайшие поселения…
  — А вам какое до этого дело?
  — Много людей может погибнуть. В конце концов, неписи… или Коренные, как они тут зовутся, не воскресают. Потому мы хотим это остановить.
  — Ничё се, вы законопослушные какие. Святые, что ли? Хотя так-то это реально правильно. Я с вами.
  — Ну ты подожди сначала… — начал было напоминать ему Артуриас.
  — Да один я тут, один! — перебил его Пикия. — Если б это была засада, вряд ли бы мы тут протрепались так долго, не думаешь?
  — Он не врёт, — прервал их беседу девичий голос, обладательница которого не заставила себя долго ждать. — Во всяком случае, я тоже как-то сомневаюсь, что у людей хватило бы терпения и выдержки прятаться настолько долго, особенно если учесть, сколько ловушек тут было активировано поблизости. В подобной ситуации бы у кого-нибудь просто сдали нервы.
  Пикия осмотрел девушку: она была одета в белую мантию с вырезами для плеч и с капюшоном, который она зачем-то надела, поверх белой рубашки с юбкой. Классический маг, если не считать одного «но»: она держала одноручный меч, а за спиной у неё виднелся второй. В придачу к набалдашнику жезла. Судя по едва видному магическому отливу от её одежды, та была зачарована, но тем не менее: мало кто решается ходить в этом мире без доспехов. Тем более из тех, кто сражается оружием ближнего боя.
  — А ты и есть та зануда, которую мы так долго ждали? — обратился Пикия к ней.
  — Впрочем, это не означает, что я Вам доверяю, — продолжала девушка как ни в чём ни бывало. — Пикия…-кун.
  — «Кун»? Анимешница, шоле?
  — И вообще Вы мне как-то не нравитесь, — покосилась девушка в сторону.
  — И чё теперь, в пати не примешь?
  — Насчёт пати, — вмешался Артуриас. — Тут всё непросто. Просто мы ходим без пати, каждый раз пересобираем её, чтобы пройти на следующий этаж, после чего снова её покидаем.
  — ЗАЧЕМ?! — искренне удивился Пикия.
  — Дело в том, — стала объяснять девушка, — что нам не важны ни опыт, ни деньги, ни тому подобное, что мы можем получить в равном делении за группу. А вот дебафф от ключей на звук и свет, который передаётся и сопартийцам тоже, может меня выдать, пока я проверяю округу, пытаясь прикрывать Артуриаса. Да и потом: Артуриас получает опыт и лут за мобов, а я опыт и деньги за игроков. Всё честно.
  — Ну как сказать, — почесал Пикия голову. — Не так уж эти мобы и много экспы дают… Впрочем, мне пофигу. Я просто буду килять вперёд вас. Не нойте потом, что вам ничего не достанется.
  — Если Вы поможете нам добраться до босса и убить его, можете хоть весь данж себе забрать, — сказала девушка.
  — ЗАМЁТАНО! — воскликнул Пикия. — Но смотри: ты сама это предложила.
  — Да, я знаю, — спокойно продолжала говорить девушка. — И спорить по этому поводу не собираюсь. Но здесь стоит сделать оговорку, что Вы будете нас слушаться и не будете рисковать больше необходимого. Не страшно, если Вы полезете и Вам свернут за это шею. Страшно, если из-за Вас свернут её нам.
  — Да не боись, нормально всё будет, — заверил Пикия.
  — После таких слов герои обычно влипают в какое-нибудь – кхм, кхм – в какую-нибудь непотребщину, — девушка вздохнула. — Ладно. Для начала мне хочется узнать, на что Вы способны… как вообще дерётесь, какой билд и тому подобное…
  — Да я и так могу сказать. У меня…
  — Давайте Вы покажете на практике, а?! Так быстрее будет.
  — Пф… Ну давай на практике… А чё, кого отпрактиковать-то надо?
  — Ну, кого – это мы найдём. Например, мне во время осмотра комнатка любопытная попалась. Через окошечко в двери был виден сундучок с характерным свечением и гулом. Вот только с ним ещё и скелетики тусуются. Минимум двое. Одного пусть займёт Артуриас, а Вы, Пикия-кун, покажите мне, чему обучены, на втором. Я же перестрахую на случай сюрпризов. Она в той стороне, — девушка указала направление, куда рефлекторно посмотрел Пикия. — Вряд ли пропустите.
  — То есть ты драться не будешь? — перевёл он взгляд на девушку, но её уже не было. — …Э?
  — Привыкай, — сказал Артуриас. — Она часто вроде этого.
  — Вот заноза… — пробурчал Мечник и направился в указанное направление. Паладин вместе с ним.
  Упомянутую дверь нашли быстро. За ней действительно были скелеты, и странно, как они до сих пор не ушли в какое-нибудь другое место. Разве что они были чем-то вроде стражей для сундука с ключом. Пикия открыл дверь:
  — Бери левого, я возьму правого, — небрежно бросил он, призвал своё оружие – катану и направился к правому скелету. Оба противника направились к Артуриасу, который привлёк их своим зачарованием, так что Пикие пришлось переагривать своего оппонента. Он нанёс быстрый удар умением и небрежно подался назад, чтобы уклониться. Кулдаун: 3, 2, 1, снова удар умением, снова уклонение с отступлением, пока откатывается умение. Пикия терпеть не мог первые секунды боя из-за этого, но уже после третьего раза он начисто забывал про все неудобства своего билда. Вот он третий удар, после которого он уже не отступал, а начал быстро бить базовыми атаками, в процессе чего заблокировав контратаку скелета. Четвёртый удар умением, и Мечник рубит уже с огромной скоростью и силой. Едва скелет попытался ударить в ответ, как Пикия наносит пятый удар умением, после чего уже другим резко подбрасывает его в воздух и молниеносным рывком с ударом клинка рассекает мертвяка на мелкие костяшки.
  — И-зи! — протянул он. Пикия посмотрел как там дела у Артуриаса, чтобы в случае чего отжать у него моба, но тот вскорости справился и сам, чему Мечник был удивлён. Впрочем, он слышал, что Паладины хорошо справляются с нежитью.
  — Вот оно что, — появилась девушка. — Ветка двуручного меча, Удар героя, Подбрасывающий взмах и Рассечение. Судя по заблокированной атаке, имеется ещё и Блок двуручными мечами.
  — Всё так, — подтвердил Пикия.
  — О чём разговор? — подключился уже забравший из сундука ключ Артуриас.
  — Его билд, — ответила девушка. — Рассечение – это атака с рывком для двуручных мечей, наносящая огромный урон. Однако применять её при обычных обстоятельствах слишком неудобно: она имеет время зарядки и малый радиус поражения. Большинству оппонентов не составит труда уклониться. И даже если держать врага в контроле, нет гарантии, что оно сразу убьёт. Потому-то умение и не нашло популярности у Мечников. Однако есть условие, при котором Рассечение можно использовать без подготовки: если противник в радиусе умения находится под статусом подброшенного в воздух. Кроме того, и урона в этом случае скилл нанесёт больше. Вот только и Подбрасывающим взмахом, а это единственное умение у Мечников, способное подбрасывать, тоже легко промахнуться, так как это умение не на цель, а маленькое АоЕ перед собой. Суть в том, что скорость Подбрасывающего взмаха зависит от скорости атаки. И у Пикия-куна она высокая.
  — Удар героя, — догадался Паладин.
  — Да. Умение, которое позволяет на несколько секунд получить баф на урон и скорость атаки и складывается до пяти раз. Мечники, играющие через защитные билды, часто берут это умение, так как оно позволяет выровнять сустейн-демейдж, когда полностью заряжено. Но у Пикия-куна, не располагающего должной защитой, заряды Ударов героя служат больше для того, чтобы точно нанести Подбрасывающий взмах и нанести больше урона с Рассечения. Проблему тут составляет тот факт, что Подбрасывающий взмах поглощает один заряд Ударов героя, а Рассечение – все имеющиеся сразу. Так и получается: каждый раз начиная бой с новым врагом, Пикия-кун ударяет редкими Ударами героя поначалу, потом при наличии стаков начинает засыпать уже и базовыми атаками, а потом просто ваншотает… Честно говоря, меня это впечатляет. Такая сборка требует определённого мастерства, так требует позиционирования во время настакивания и попадания умениями. Но что более важно, Рассечение не даёт противнику страдать: в момент, когда Пикия-кун разгонится, он умрёт быстро и мучиться не будет. Действительно впечатляет. Рискну предположить, что статы взяты так: Сила, Скорость и Живучесть.
  — Нет, Сила, Скорость и Удача, — поправил Мечник. — Последнее для критов.
  — Ты без Живучести? Совсем больной, что ли?! У тебя билд и так ненадёжный! Один раз промахнёшься и всё!
  — Пф! Любого порешаю! Живучесть мне не нужна.
  Девушка вздохнула:
  — Пугаешь ты меня. Ладно. Теперь оружие. Катана, да?
  — Ага! — с гордостью представил Пикия своё оружие. — Хороша, не правда ли?
  — Катаны относятся к полуторному оружию, но в условиях этой игры, получается, они двуручные…
  — У Мечников есть пассивка, позволяющая двуручные мечи носить в одной руке.
  — Как у Варваров, что ли?
  — Да, но только на мечи.
  — Понятно. Но это к делу не относится. Насколько я знаю, катана как оружие имеет сравнительно низкий базовый урон, но зато высокую скорость атаки и высокий шанс крита. Полагаю, это также помогает тебе в твоей сборке. В конце концов, урона с Рассечения с зарядами Ударов героя по подброшенным противникам у тебя и так получается слишком много…
  — Ну и это, конечно, тоже, но на самом деле она просто выглядит клёво. Я всё хочу достать такую же, только ещё круче.
  — Что ж, удачи тебе в этом, — вздохнула девушка. — Теперь давайте дочистим уже этот этаж. А то и так времени потеряли слишком много…
  — Даже интересно, почему, — съехидничал Пикия.

  Они были уже у заветной двери с нужным количеством ключей.
  — Теперь пати, я так понимаю? — спросил Пикия.
  — Да… — ответила девушка. — Но не будете ли Вы против, если я кое о чём Вас попрошу?
  — О чём?
  — Видите ли, я скрываю свой никнейм. Можете ли Вы мне пообещать не открывать окно пати?
  — А… Да ваще похер, — отмахнулся Мечник. — Кстати, ты мне напомнила. Как тебя звать-то? — перед Пикией всплыло окно с приглашением в группу, которое он принял и закрыл все связанные с группой меню.
  — Как пожелаете, — ответила девушка и приняла приглашение в пати вслед за Пикией.
  — «Зануда»? — предложил он.
  — Нет, пожалуйста, что-нибудь менее оскорбительное, — сухо проговорила девушка.
  — Ну ё-моё… Ты только что отмела почти все мои варианты…
  — Даже знать не хочу, каких! Оскорбления – это всё, чем ты можешь охарактеризовать меня?!
  — О! Наконец-то на «ты», — обратил внимание Пикия.
  — Ты… — девушка сдержалась, но к вежливому обращению возвращаться не стала: — Провались, — с нервной улыбкой пожелала она. Пикия немного подумал:
  — Сойдёт, если я буду тебя звать просто «Белой».
  — …Сойдёт, — буркнула девушка.
  — «Белая» тебя устраивает?
  — Устраивает.
  — А может всё-таки «Зануда» лучше?
  — Тебе сказать, куда ты можешь пойти?
  — Вы долго ещё так будете? — недовольно спросил Артуриас, стоявший у давно уже открытой двери. Пикия и девушка обменялись едкими взглядами и последовали к Паладину. Втроём они спустились в очередную закрытую комнатку ожидания. После того, как решётка их закрыла, дверь, ведущая в очередной лабиринт, не открылась, а значит, что у них есть немного времени на отдых.
  — Я вздремну всё-таки, — сказал Артуриас, и начал раскладывать свой спальный мешок.
  — Артуриас-сан, — позвала девушка.
  — М? — отозвался он, едва успел поймать то, что она кинула в него. Это был пузырёк с жидкостью.
  — Что это? — спросил Пикия.
  — Спаться от этого легче будет, — коротко ответила девушка.
  — А мне дашь потом?
  — Если будешь хорошо себя вести.
  — Ок. А питьё это тоже дашь?
  Ненадолго повисла тишина. Потом девушка поняла, что имел в виду Пикия.
  — Убей себя! — выкрикнула она, покраснев.
  — Да я шучу, успокойся, — посмеялся Мечник. Артуриас тем временем уже выпил напиток и лёг в свой мешок.
  — Не шумите, пожалуйста, — попросил он.
  — Уж будь любезен! — посмотрела девушка на Пикию.
  — Между прочим, это ты тут шумишь… — ответил он.
  — Если возможно, — тонко намекнул Паладин. Пара умолкла.
  Артуриас уснул быстро. На то стало указывать размеренное сопение, не характерное для неспящего. Пикия обратился к девушке:
  — Эй…
  — Тоже можешь отдохнуть, если хочешь, — негромко сказала она. — На улице сейчас если не ночь, то глубокий вечер точно.
  — А ты?
  — Караулить буду на случай, если дверь откроется.
  — То есть спать не будешь?
  — Пока нет.
  — М… Ну, может, вздремну… Попозжа. Я тут спросить хотел, ты не знаешь, что это такое? — спросил Пикия, указав на прилавок. Девушка вздохнула:
  — Только на прошлом этаже пришлось объяснять это Артуриас-сану… — проворчала она. — В общем, я думаю, что это должны были быть магазины, в которых можно было бы закупать расходники и редкости…
  — Офигеть!
  — Потише, пожалуйста, — сухо напомнила девушка.
  — Прости… А почему их нет?
  — Не знаю, — честно ответила девушка. — Но думаю, что тот, кто за всё это в ответе, в том числе и за то, что мы оказались тут, просто не стал заморачиваться тем, чтобы облегчать жизнь игрокам. Более того, я считаю, что магазины бы шли в разрез с его целью…
  — Какой?
  — Стравить игроков между собой.
  Ненадолго повисла тишина.
  — Знаешь, — нарушил её Пикия, — ты реально не в меру параноишь.
  Девушка наделила Мечника холодным взглядом.
  — Но… — продолжил он, — я тя немного понимаю. Если всё так, как ты и говоришь, то я не прощу урода, который отобрал у меня мои ништяки за этот данж.
  Девушка некоторое время просидела с удивлённым лицом.
  — Ясно, — сказала она в итоге и отвернулась. Дальше уже не разговаривали.

  Пикия всё-таки прикорнул. Правда, спального мешка у него не было, пришлось импровизировать мягким лутом. И ему даже не было от этого неудобно. Его недовольство заключалось в другом: отдохнуть как следует он не смог – вскорости девушка его разбудила.
  — Сколько времени прошло? — спросил пытавшийся продрать глаза Артуриас.
  Девушка посмотрела время на часах на цепочке.
  — Три часа. Чуть меньше. Кофейку?
  — Да, будь любезна, — не отказался Артуриас.
  — И мне тоже, если можно, — попросил Пикия. Девушка была не шибко довольна этой просьбой, но отказывать всё же не стала. Она призвала графин и кружку для Пикии и налила кофе в неё, и в кружку, которую держал Артуриас, после чего протянула кофе Мечнику.
  — Спасибо, — поблагодарил он.
  — Кружку сохрани, — сказала она. — Теперь она твоя. Будешь из неё всё пить.
  — А мыть как?
  — Воду свою в расход пусти.
  — Была бы она ещё у меня…
  — Ты вообще подготавливался к данжу?
  — Кто ж знал, что он такой долгий…
  — Мы знали.
  — Вы особенные.
  — В каком месте?
  Артуриас усмехнулся, чем вынудил обоих отвлечься. Ведь действительно: со стороны их диалог мог показаться забавным, и это осознание заставило улыбнуться и Пикию, и девушку. Правда, долго наслаждаться позитивной атмосферой они себе позволить не могли.
  — Советую поторопиться, — проговорила девушка. — Дверь открыта, и возможно, что другие игроки уже ищут нас. Так что допивайте своё кофе, и выдвигаемся.
  — Свой кофе, — поправил Пикия.
  — Да хоть свою, — съязвила девушка.
  — Свою кофе?
  — Тебе его за шиворот налить?
  — Чё злобная какая? Эти дни настали?
  Девушка покраснела. И даже непонятно, от злости или… от чего-то другого.
  — Да иди ты, — бросила она. — Делайте, что хотите, — после чего открыла дверь и за ней исчезла.
  — Определённо эти, — допил Пикия свой кофе.
  — Ты бы с ней помягче, — проговорил Артуриас. — Мы хоть сколько-то поспали. Она вообще нет.
  — Да такой себе сон это был, если честно, — проговорил Мечник и отозвал свою кружку. — И? Мы идём?
  — Да… Идём… Слушай, ты не против, если я тебя кое о чём попрошу?
  — Валяй.
  — Давай я буду драться с мобами, а ты будешь прикрывать меня.
  — А стилять можно?
  Артуриас промолчал с холодным выражением лица.
  — Ой, ну жалко, что ли? — негодовал Пикия. — А как же весь данж себе, всё такое?
  — Слушай, я прошу тебя об этом из предосторожности. Если мы не будем прикрывать друг другу спины, то на нас могут напасть сзади. Я не против отдавать тебе мобов, но понимаешь, я плох в сражениях с другими игроками. Так что прошу тебя…
  Пикия цыкнул:
  — Кажется, занудство заразно, — он недовольно вздохнул. — Ладно, хер с тобой. Но если игроков не останется, мобы мои.
  — Не имею ничего против, — пришли они наконец к соглашению и вышли из комнаты.
  Артуриас шёл впереди, Пикия – сразу за ним, время от времени оглядываясь и помахивая катаной. Послышался знакомый звук костей, а через некоторое время появилось и то, что его издавало. Существо, уже заметно меньше напоминающее скелета, хотя по-прежнему состоявшее из костей, было явно опаснее врагов прошлых этажей.
  — Точно помощь не нужна? — спросил Пикия.
  — Просто прикрой меня, — ответил Артуриас и направился в сторону моба. Мечник пожал плечами и стал оглядываться, чтобы их не застали врасплох.
  Бой Артуриасу давался тяжко, это было по нему видно. Пикия постоянно оглядывался, чтобы быть готовым помочь в любой момент, но тут он подорвался в его сторону по другой причине.
  — Стена ветра! — взмахнул он катаной, на секунду создав вертикальный воздушный поток, который откинул моба.
  — Что ты…? — начал Артуриас, но Пикия перебил его:
  — К нам пришли.
  Как оказалось, в коридоре далеко позади моба стоял лучник, и Пикия не только откинул тварь, но и отразил выстрел, который, скорее всего, был контролящим.
  — Я добью, — появилась девушка. — И займусь рейнджом, — унеслась, оставляя за собой фиолетовый след от своего оружия.
  — Будет кстати, — отозвался Пикия.
  — Отходим, — распорядился Артуриас.
  — Куда? Нас зажали.
  Это было действительно так: из ближайших проходов к ним быстро направлялись другие игроки, а сзади шёл Страж, зажимая.
  — Идём уже! — подтолкнул Артуриас в сторону Стража.
  — Зачем…?
  — Святая преграда! — создал Паладин полупрозрачную стену. — Таким образом, перекрёсток, на котором их пытались зажать, был отрезан, а они остались в коридоре со Стражем, который возможно и был не один, но, по крайней мере, так начало боя становилось менее безнадёжным.
  — Я задержу их. Разберись тут, — сказал Артуриас через плечо, поддерживая свою стену.
  — А что так можно, что ли, было…? — удивился Пикия.
  — БЫСТРЕЕ! — по стене начали долбить.
  — Ладно-ладно, — сказал Мечник, направившись к Стражу. Едва Пикия смог нанести Удар героя, как Страж начал всеми силами отмахиваться и пытаться задеть его щитом. Несмотря на это, Мечник всё равно снова и снова ударял умением, получая новые заряды. Пару раз Страж почти было зацепил его, и наверняка отправил бы в контроль, потому даже с тремя-четырьмя зарядами Пикия решил не рисковать наносить базовые атаки, хотя это и противоречит его стилю. Главное – убить, остальное неважно. И вот пятый заряд, Подбрасывающий взмах, который едва не был сорван ударом Стража, и Рассечение. Пикия выругался: Страж ещё остался жив, хотя и кривился от боли. В этот момент он пожалел, что не стал бить базовыми атаками… и что до сих пор не нашёл оружие лучше. С пробиванием какое-нибудь, чтобы даже Стражи не выживали.
  В ходе боя Пикия обратил внимание на крики боли вдали, следовательно, Белая справилась с упомянутым рейнджом… или по крайней мере справляется. Вот только стена Артуриаса была давно уже пробита, и тот отступал:
  — Лечение! — едва успевая залечивать раны. Противников было трое, не считая корчившегося Стража, но возможно, что где-то скрывались ещё. Этими троими были Разбойник с ножом и баклером, Мечник с двумя мечами и Инквизитор с посохом.
  — Многовато вас… — пробубнил Пикия, но всё же направился к Инквизитору, как к потенциально самому слабому.
  — Нет, подожди! — попытался его остановить Артуриас, но Пикия не слушал. Что характерно, Мечник сразу кинулся к тому, чтобы не допустить нападение на своего товарища.
  — Иди на хер, — уклонился Пикия от удара меча и атаковал Мечника Ударом героя. По большому счёту, ему не было особой разницы, на ком заряды умения получать. Главное, добраться до того, кого нужно убить, когда он будет при всех пяти зарядах. Впрочем, практика показала, что без предварительного раздамаживания добивает он далеко не всегда…
  Мечник продолжал напирать, не позволяя Пикие протиснуться к Инквизитору. И за этим оттеснением катанщик напрочь забыл об одной детали: противников трое, а не двое…
  — Бляха! — выругался Пикия, когда появился Разбойник. Более того, Инкивизитор явно заряжал какое-то заклинание. Его зажимали, и хотя он смог уклониться от очередного удара Мечника, уклониться от удара Разбойника он уже не успевал…
  — БФгхаа! — но этот удар принял на себя Артуриас.
  — Эй, ты как?! — забеспокоился Пикия.
  — Дерись… — вымолвил Артуриас и стал залечивать рану. Тем временем с тянувшимся голубым свечением от своего оружия со стороны на Мечника влетела девушка, фактически перелетев через него, но ударами в процессе всего этого вынудив того отступить, освободив Пикие немного места для позиционирования.
  — Инка займи! — дала она короткую команду, после чего из своего положения сидя, резко рванула к Мечнику, остановив того, скрестив с ним все четыре клинка и не позволив ему снова напасть на Пикию. И Пикия время терять не стал: резко подорвался к Инквизитору, едва по приближении создав Стену ветра, которая слегка откинула того, чем сорвала каст, и стал набивать оставшиеся заряды Ударов героя, между которыми наносил базовые атаки, после чего как обычно подбросил и Рассечением добил несчастного, чем оставил кровавые всплески на ближайшей стене и полу.
  Девушка сражалась с Мечником. Точнее пыталась: ни он, ни она не могли друг в друга попасть. Но у Мечника оружие всё-таки было длиннее, и, осознав это преимущество, он стал напирать. Девушка выпадом попыталась нанести колющий, но он уклонился в сторону, так та с разворота попыталась ударить со второй руки, но уткнулась в жёсткий блок, что не позволило ей продолжить движение, поставив её в невыгодное положение: фактически спиной к противнику. Она сделала кувырок, чтобы увеличить дистанцию, но Мечник продолжал настигать, махая оружием, в какой-то момент снова загнав девушку. Вот удар, от которого она едва успела податься назад, но следующий, нацеленный на ноги, ей пришлось жёстко заблокировать обоими клинками, но даже так удар прошёл, и ей пришлось сделать что-то вроде сальто через меч, после чего она хоть и смогла кое-как приземлиться на ноги, но снова была вынуждена откатиться, лишь бы разорвать дистанцию. Однако на сей раз девушка оказалась вплотную к Артуриасу, и на двоих сразу Мечник нападать уже не торопился.
  — Слишком резвый, — зло сказала она. — Не пробиться.
  — Дай я, — направился Пикия к Мечнику, оставив Разбойника, с которым он дрался до того момента, набрав все пять зарядов.
  — Нет, подожди… — начала было девушка, но Пикия следовал слишком быстро, всё равно времени обсуждать план не было, вместо этого она обратилась к Артуриасу: — Займите Разбойника.
  — Понял, — коротко отозвался Паладин, а девушка снова направилась к Мечнику. Но не напрямую. Сколько позволял не очень-то широкий коридор, она попробовала атаковать с другой стороны от Пикии, тем самым вынуждая противника драться на два фронта. Тот разгадал этот манёвр и стал отступать, но, судя по всему, недооценил Пикию: девушка сделала выпад со взмахом, но то была скорее обманка, уклоняясь от которой, Мечник оказался аккурат в радиусе действия Подбрасывающего взмаха.
  — Чт…? — едва успел вымолвить несчастный, находясь в воздухе, но уже в следующее мгновение ему был нанесён разрушительный урон, который фактически вырвал часть его тела, оставив того корчиться и задыхаться. Девушка добежала до лежащего врага, перехватив оба оружия на обратный хват, вонзила клинки в Мечника. Пикия же развернулся в сторону Разбойника, который уже не должен был быть большой проблемой. Тем более что Артуриас не должен был позволить ему уйти в Скрытность. Только набивать заряды ему пришлось заново, но это не было несложно: парень дрался не очень уверено. Тут и девушка освободилась, докромсав несчастного Мечника до конца, тоже налетела на Разбойника, быстро оббежав, атаковала сзади. Вот у Пикии последний стак, подброс и Рассечение, что оставило очередную кровавую кляксу на стене, полу и даже немного на потолке. Разбойник был мёртв. У троицы наконец-то появилось время перевести дух.
  — Что это было?! — крикнула девушка.
  — Что…? — не понял Артуриас, чего она так рассвирепела, но, как оказалось, обращалась она конкретно к Пикие:
  — Из-за тебя Артуриас-сан пострадал! Тебе было же сказано: не рискуй зря!
  Вопреки ожиданиям, каким-то пререканиям и вообще всему тому, что можно было ожидать от Пикии, учитывая его характер, тот потупился:
  — …Прости, — вымолвил он, и этот ответ удивил девушку, что она умолкла на какое-то время.
  — Ну, по крайней мере, ты осознаёшь, что сделал не так… — успокоившись, сказала она.
  — Слушай, подожди, — вмешался Артуриас. — Пикия не виноват. Я сам пожелал его прикрыть…
  — Не, — перебил Мечник. — Она правильно говорит. Я же к вам напросился. Потому должен помогать вам. А получилось, что я тебя подставил… — Пикия вздохнул. — Артур, прости. Буду стараться лучше.
  Тут внимание троицы привлекло движение со стороны. Стража-то они не убили.
  — Ё-моё… — проговорила девушка. — Нужно что-то с ним поделать. Есть чем быстро добить?
  Парни покачали головами.
  — Мне заряжаться надо, — пояснил Пикия, а с Артуриасом и так всё понятно: у него нет мощных атакующих умений.
  — У меня тоже маны почти не осталось, — проговорила девушка. — О, кажется, у меня есть идея, — стала она высматривать что-то на карте в своём меню. — Точно… Эй, Господин Страж, — обратилась к Стражу: — Идите в этот проход, где Вы сейчас, и до конца, пока не упрётесь в стену. Так Вы откроете выход отсюда.
  Страж какое-то время суетился, а потом быстро направился в указанное направление. Ещё бы, его отпускают!
  — Отсюда есть выход?! — обрадовался Артуриас, но его радость прервал резкий металлический звук с последующими вслед за этим хрипами. Паладин побежал к указанному проходу, чтобы узнать, что там случилось, а когда увидел – ужаснулся: несчастный Страж висел, истекая кровью, проткнутый длинными тонкими металлическими шипами прямо вместе с доспехами. Он был мёртв. Артуриас зло посмотрел на девушку.
  — Ну… — протянула она. — Технически это выход, — развела она руками. Паладин недовольно выдохнул.
  — А что теперь? — спросил Пикия.
  — А что «теперь»? — переспросила девушка. — Дочищаем этаж, идём на следующий. Ничего не изменилось.
  — А можно я теперь один пойду?
  — У тебя на лице написано, что тебе не терпится всё вперёд нас обчистить, — сухо проговорила девушка. — Но думаю, что вряд ли нам попадутся игроки. Да даже если попадутся, должны справиться и так. Так что да, можно. Только с ловушками будь осторожнее. Не ходи в закрытые коридоры, если не уверен, что сможешь быстро нырнуть в ближайший проход…
  — Да знаю, знаю. Чтоб камнем не переехало.
  — Тут даже дело не столько в этом, сколько в том, что ловушку может активировать кто-то из оставшихся игроков… Ладно, неважно. Теперь, Пикия-кун, подойди сюда со своей катаной.
  — Зачем? — спросил Пикия, но подошёл. Вместо ответа девушка просто наложила на него какое-то умение, из-за чего его катана стала светиться фиолетовым. Так же, как какое-то время светилось её оружие.
  — Теперь ты будешь наносить больше урона по нежити, но меньше – по людям и всему тому, что имеет нейтральный элемент. Если потребуется сбросить эффект, просто убери и экипируй оружие.
  — Вообще-то бафы можно сбрасывать через полоску эффектов, — пояснил Пикия. — Вот так, — он тыкнул на значок в своём меню, и свечение от катаны действительно пропало.
  — Да ладно?! — ошалела девушка. — Вы знали?! — посмотрела на Артуриаса, тот кивнул. — Офигеть! А я фигнёй страдаю, чередуя зачарования.
  — Зачарования…? — озадачился Пикия. — А можешь дать ещё раз, пожалуйста?
  Без лишних слов девушка наложила эффект. Пикия прочитал название:
  — «Зачарование электричеством»? Ты Чародей, да?
  — Не понимаю, о чём ты, — скрестив руки, она отвела взгляд.
  — То есть ты имела возможность умножить мне урон на прошлом этаже, но оставила чистить как есть.
  — Но справился же? Значит, всё нормально.
  — Ненавижу тебя!
  — Иди уже! А то зачарование слетит, сам же потом за новым прибежишь.
  — Гори в аду! — пожелал Пикия и пошёл в один из коридоров.

  Девушка смотрела вслед уходящему Мечнику. Артуриас, который наблюдал за этим, обратил внимание на одну деталь – девушка улыбалась.
  — Видишь, — обратился он. — Не зря же его взяли.
  Улыбка моментально сошла с лица девушки, она мельком глянула на Артуриаса, после чего продолжила смотреть, куда смотрела:
  — Ну, да… Наверное…
  — Он не плохой человек. Просто импульсивный. Сначала делает, потом думает… А иногда вообще не думает… — сухо добавил Артуриас.
  Девушка усмехнулась, но продолжила серьёзно:
  — Именно последняя часть меня и беспокоит, если честно. Невозможно жить так, чтобы не наносить вред окружающим, но до тех пор, пока человек осознаёт свои ошибки, этот вред, по крайней мере, можно сводить к минимуму. Стоит человеку перестать это делать, и он становится типичным моральным уродом, эгоистичным подонком, из которых, по сути, и состоит общество, где каждый думает, что достоин большего, каждый считает, что окружающие мешают ему этого достичь, но сам же при этом составляет часть этих окружающих для кого-то другого, кто думает так же…
  — Я тебе уже говорил, ты слишком плохого мнения о людях. Как видишь, Пикия не такой…
  — …Возможно. Но нельзя отрицать изменение в будущем. И я буду не я, если не буду принимать это во внимание, — девушка вздохнула, немного помолчала, после чего обратилась к Паладину: — Скажите, Артуриас-сан, а Вы, случаем, не на психолога учились?
  — Нет-нет, — посмеялся он. — Я вообще-то продавец-консультант в магазине автозапчастей.
  — Ну да, Вы говорили, что работаете… Полагаю, клиенты часто вам жаловались о своих проблемах.
  — Да не, не часто, — снова посмеялся он.
  — А в игре в таком случае Вы каким боком?
  — А что ещё делать по вечерам и выходным? Пиво, что ли, пить?
  — Некоторые заводят семью. Говорят, так надо.
  — Не, — снова посмеялся Артуриас. — Мне ещё рано.
  Девушка немного помолчала, после чего продолжила несколько мрачно:
  — Надо признать, что в этот раз Вы смогли увидеть больше, нежели я. Несмотря на то, как он себя вёл, несмотря на все его выкрутасы, Вы смогли увидеть в нём что-то хорошее, полезное… Я терпеть не могу тех, кто встречает по внешнему виду, разговорам и поведению. Вы же, Артуриас-сан, смотрите на поступки и их результаты. Кроме того, неплохо разбираетесь в людях. Полагаю, именно поэтому Вы не ненавидите меня так же, как другие, и с моей стороны было непростительно после оказанного мне доверия не поверить в Вашу веру в Пикию… То чувство, когда поступаешь так же, как и люди, которых презираешь… Отвратительно.
  — Ну, полагаю, у тебя тоже были на то причины, — попытался сгладить Артуриас.
  — Отвратительным поступкам так называемые «причины» – не оправдание. Какой бы не была ситуация…
  — Я бы не сказал, что ты поступаешь отвратительно. Ты просто не очень доверяешь людям.
  — …Это верно.
  — Просто тебе нужно что-то сделать с этим… Точнее, с причиной этого. А причина, полагаю, в том, что тебя слишком часто предавали…
  — Нет, Артуриас-сан, причина не в этом, — своим неожиданным ответом девушка вынудила Паладина посмотреть на неё, а та в очередной раз наградила его ледяным взглядом: — А в том, что слишком часто предаю я.
  После этих слов девушка отошла на расстояние от Паладина и исчезла, оставив того в растерянности.
  — Ты не представляешь, насколько с тобой тяжело… — скривив губы, повторил Артуриас свою недавнюю мысль о ней.

  Дальнейшая зачистка этажа прошла без каких-либо значимых событий. Если не считать тот момент, когда прямо рядом с Пикией из пола высунулись шипы, после чего тот долго ругался, вспоминая этот случай снова и снова. Сейчас они уже были в комнате с прилавком, запертые между решёткой и дверью.
  — Артуриас-сан, — обратилась девушка. — Можно я посплю? А то движения уже притупляются…
  — Я сам хотел тебе это предложить, — улыбнулся он.
  — Ребят, а спального мешка не найдётся для меня? — спросил Пикия. Девушка посмотрела на Артуриаса.
  — У меня всего два, — ответил он.
  — В таком случае не могли бы Вы дать ему свой, а мы с Вами будем делить один на двоих. Всё равно спим по очереди.
  — Ты уверена? — озадачился Артуриас. Девушка же. Спать после мужчины…
  — Ну… Лучше так, чем если он будет спать в том, что после меня. Вдруг ещё обнюхивать начнёт…
  — Чёрт, и как ты догадалась…? — пробормотал Пикия. — То есть нет! Я бы не стал!
  Девушка с Артуриасом усмехнулись.
  — Ладно, как скажешь, — Паладин раздал спальные мешки, и двое расположились в них.
  — Можно мне тот напиток? — спросил Пикия. — Или что там…? — закончить вопрос он не успел, уже вынужден был ловить бутылочку. Открыв, он сначала понюхал, потом попробовал. По ощущениям это было что-то вроде холодного травяного чая. Но на вкус было неплохо, так что он полностью выпил. Девушка же сидела, обхватив колени, так и не залезши в свой мешок.
  — Ты чего? — спросил Пикия. Она глянула на него, но ещё какое-то время продолжала молчать.
  — Покоя мне не даёт то, что сегодня было… — проговорила девушка.
  — А… Это… Ну извини правда…
  — Нет, я не об этом… — покачала она головой. — Мечник…
  — Мечник? Какой Мечник?
  — Один из тех, кого мы убили. Просто он… был умелым. Мне не удалось каким-либо образом зацепить его, в то время как он выбил из меня два блока и вынуждал постоянно отступать… Вероятность третьего блока подряд ничтожно мала, а потому если бы он настигнул, то совершенно точно попал бы. Не говоря уже о том, что будь у него нормальная связка оружия, а не типичные два полена, с которыми любят местные «нагебатели» ходить, у меня бы и вовсе не было ни шанса…
  — Ой, да не парься, — легкомысленно поддержал Пикия. — Ты нормально машешься, просто боишься много. Уж точно гораздо лучше тех, с кем я обычно дерусь. Я вообще сначала думал, что ты мечница такая особенная.
  Девушка усмехнулась:
  — Если что во мне и есть особенного, так это моя трусость. И только благодаря ей мне удалось забраться так далеко и столького достичь, избегая настоящих трудностей, с которыми сталкиваются другие… Но однажды я встречусь с превосходящим по силе противником, и она мне больше не поможет. Ибо уже встречаются люди вроде тебя… или того Мечника, — девушка вздохнула, выпила свой «чай» и стала залезать в свой спальный мешок. — Дальше будет сложнее. Имей в виду. А пока доброй ночи, — до конца расположилась она в мешке и отвернулась.
  — Доброй-доброй, — пожелал Пикия в ответ и расположился сам.

  К оглавлению

  Сеттинг


Оставить комментарий